СУД ПРОДОЛЖАЕТСЯ. СКОРО — ВСЁ

985766

Пётр Фарбер сын Ильи Фарбера

По-прежнему, свидетели, записанные в папином обвинительном заключении как свидетели со стороны обвинения, дают показания в защиту подсудимого.

Сегодня, после десятидневного перерыва в судебных заседаниях, допрашивали ученика Мошенской школы, который рассказал, что Илья Фарбер давал ему возможность подзаработать, пригласив участвовать в ремонте Дома Культуры.

Алексей вместе с двумя товарищами убирал строительный мусор вокруг клуба и грузил в тракторную телегу. Товарищи, правда, быстро сдались, пришлось всё доделывать одному. Деньги за работу Алексей должен был получить непосредственно от Ильи Фарбера, своего школьного учителя, которого он характеризует как «вежливого… нормального человека». Пришёл к учителю домой. Но открыла дверь и выдала деньги Алексею глава администрации, так как Илья Фарбер на тот момент уже был со всех сторон защищён от какой-либо опасности высококвалифицированными сотрудниками УФСБ г. Твери.

Допрашивали и мошенского тракториста, который возил на своём тракторе строительный мусор. Его работа так же была оплачена главой администрации, а не Гороховым, стибрившим миллион за счёт скрытых нарушений технологии строительства.

Допрашивали депутата Мошенского сельского поселения Ивана Петровича, который в числе других приглашённых главой администрации в комиссию по приёмке отремонтированного клуба, поставил на акте визуального осмотра свою подпись. Ремонт Ивану Петровичу понравился. А ещё больше понравился проект реконструкции Мошенского Дома Культуры, который Илья Фарбер разработал по своей инициативе и продемонстрировал на запомнившемся совете депутатов.

Допрашивали молодого специалиста Мошенской администрации, который ничего не помнит, но помнит, что освещение в клубе уже было сделано (в опровержение показаниям Яги), и ремонт был сделан очень хорошо, качественно.

Неожиданностью явилась замена прокурора. Вместо «думающей», которая понравилась Ольге Романовой, теперь представляет сторону обвинения сам главный прокурор Осташкова.

Может быть, это потому, что вдоволь посмеявшись над лопнувшим, как мыльный пузырь, обвинением, предыдущий государственный обвинитель поняла, что запрашивать какой-либо срок невиновному подсудимому у неё язык не повернётся?

Оправдать-то нельзя. Что же делать?…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *