Депутаты хотят очистить интернет от мата

47395

Составить черный список сайтов мало, чтобы защитить детей от вредоносной информации, решили борцы за нравственность из Госдумы. Надо бы наказывать вообще любых пользователей сети за нецензурные высказывания, говорят Елена Мизулина и Ольга Баталина. Но в итоге статьи Уголовного кодекса, которые они предлагают использовать для борьбы со руганью — клевета и оскорбление, — могут стать политическими.

Депутаты Елена Мизулина (СР) и Ольга Баталина («Единая Россия»), по заявлениям которых СКР возбудил уголовное дело против ЛГБТ-активиста Николая Алексеева за оскорбительные для них высказывания в твиттере (ч.2 ст.128 — «Клевета», до 240 часов обязательных работ) и  319 УК («Оскорбление представителя власти», до года исправительных работ), решили прервать депутатские каникулы и провести круглый стол в Госдумы, посвященный борьбе с нецензурной лексикой в интернете для защиты детей. Заявленный вице-спикер ГД единоросс Сергей Железняк на обсуждение не пришел.

Глава комитета по вопросам семьи, женщин и детей Мизулина, выступившая модератором, посетовала, что в интернете правила общения в повседневной жизни «не соблюдаются», из-за чего у детей создается впечатление, «что это и есть русский язык. Навязывается, что мат — это норма, но это ложь», — сокрушалась депутат. А ее первый зам по комитету Баталина предложила распространить действие таких статей Уголовного кодекса, как клевета и оскорбление, на интернет-пользователей.

«Все, что мы говорим и делаем в интернете, не подпадает под правое регулирование, которое существует в реальной жизни, — уверена депутат. — Есть нормы, связанные с клеветой и оскорблением, которые не позволяют нам переступать [черту]. Все то, что является оскорблением в реальной жизни, является оскорблением в Интернете, если для этого необходимы какие-то дополнительные правовые нормы, давайте подумаем о них». Следующим этапом подготовки к выработке законопроекта (конкретных предложений, по словам Мизулиной, в комитете пока нет) станут парламентские слушания, которые пройдут в начале осенней сессии.

По словам замруководителя Роскомнадзора Максима Ксензова, его ведомство постоянно мониторит 6 000 СМИ и «в основных изданиях мата практически нет, в основном [мат встречается] в сетевых изданиях в комментариях читателей и блогеров». Докторант Всероссийского научно-исследовательского института МВД Александр Смирнов усомнился, что Роскомнадзор справится с мониторингом больших объемов интернет-контента. «Нецензурная брань, на мой взгляд, один из наименее опасных деструктивных контентов в интернете, [в отличие от] пропаганды суицида, детского порно. Жестокость [наказания за мат] не соответствует самой степени опасности», — уверен Смирнов, ратовавший за саморегулирование отрасти.

Совет федерации и околовластные структуры депутатское начинание уже одобрили. Член профильного комитета СФ Руслан Гаттаров заявил, что в законодательных инициативах депутатов о регулировании Сети виноваты сами интернет-компании. «И 139-й закон [«О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»], и черные списки государству не пришлось бы принимать, если бы была саморегуляция, если бы сами представители индустрии убирали порно с участием детей из интернета», — уверен сенатор.

«Необходимо вычищать нецензурную лексику из интернета, чтобы дети наши росли нравственным людьми, — горячо поддержал Мизулину исполнительный директор «Лиги безопасного Интернета» Денис Давыдов. – Сейчас внедряем фильтры в нескольких регионах. Саморегулирования как не было, так и нет, поэтому государство предпринимает такие шаги». Но самым откровенным был представитель Общественной палаты Дмитрий Бирюков: «Общественная палата не может не поддерживать то, что вы предлагаете, — сказал он. — Но мы забываем о судах. Эти понятия, такие, как провайдеры, юридически никак не изложены. Нет решения пленума Верховного суда как [судьям] решать эти вопросы».

Бирюков предупредил, что отдельные поправки могут усложнить правоприменение в регионах, и предложил разработать сначала базисный закон об интернете, чтобы в нем «все четко определить» для судей. «Есть блогеры, у которых аудитория больше, чем у многих ежедневных газет», — напомнил он. Тема блогеров задела Мизулину за живое: «Мне непонятно, какие могут вызывать вопросы оскорбления в твиттере, где миллионы пользователей. Это публичное оскорбление – какие могут быть вопросы у судей?»

Представители индустрии к депутатской инициативе отнеслись без энтузиазма и заявили, что отрасль, наоборот, всячески помогает власти и идет по пути саморегулирования. «У меня складывается впечатление, что дети либо беспризорники, либо без родителей, — прокомментировал выступления депутатов исполнительный директор «Фонда содействия развитию технологий и инфраструктуры интернета» Матвей Алексеев. — Сообщения через интернет, они не по России ходят. Интернет — он безграничен априори, каждое движение законодателей [кидает нас] в холодный пот. Мат в сети отфильтровать невозможно, нет такой системы, это рухнет вся инфраструктура Интернета».

— То, что нет системы, не означает, что ее не может быть, — возразила Мизулина.

«[То, о чем вы говорите, это] меры не ручного характера, а автоматизированные. Очень много терминов, нет единого критерия, который определяет, что же является запрещенным. Речь идет о каком-то нравственном контексте, — уверена вице-президент «Яндекса» Марина Янина. В пользовательских соглашениях крупных ресурсов [четко прописано] не использовать нецензурную лексику, [нарушение ведет к] снижению активности пользователя в сети». А Ирина Левова, аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК), напомнила, что в 2010 году РАЭК разработала Кодекс профессиональной этики, направленный на борьбу с негативным контентом, а в 2011 году приняла «манифест по безопасности детей».

Программист, гендиректор компании «Ашманов и партнеры» Игорь Ашманов под конец заявил, что к безопасности детей это обсуждение не имеет никакого отношения. «Индустрия, которая представлена вами, в реальности в своей тусовке считает, что Дума — это бешеный принтер, законодатели – идиоты и хотят ввести цензуру, — обратился он к коллегам по цеху. — Конечно, если фильтры будут введены, их можно использовать для фильтрирования других слов. Система контроля интернет-контента будет введена, те, кто борется [с этим] – борются в возможностью политической фильтрации – речь идет именно об этом», — заявил он под возмущенные возгласы как коллег по индустрии, так и депутатов. Небольшая перепалка, последовавшая после этого, под занавес дала Мизулиной возможность заключить, что разногласия в отрасли можно будет устранить на парламентских слушаниях этой осенью.

Право.Ру

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *