Басня с выводами для всех милиционеров доброй воли

Æóðíàëèñò Îëüãà Ðîìàíîâà

Вы когда-нибудь видели, чтобы простой начальник заштатной зоны посадил могучего начальника ОБЭПа крупного промышленного города?

Вот именно — так вроде не бывает. Ведь как у нас устроен силовой мир? Самые ушлые, с прищуром, идут в ФСБ. Отвязные и разворотливые — в МВД. А кого никуда не берут — те во ФСИН. Тюремщики — низшая каста силовиков, люди подневольные и зависимые, оттого и срывающие зло на подопечных. Они стараются угодить следователям и прокурорам, боятся судей, как второклассники завуча, а при виде синих фээсбэшных погон принимают позу кролика перед удавом.

Вот уж не знаю, ест ли кроликов сытый удав. В истории про милиционера удав взял шефство над кроликом, и они на пару схарчили нехилого милиционера. А дело было так.

Есть в Пермском крае город Березники. Там «Уралкалий», «Ависма» и «Березниковский азот», и не только они. Там много зон (в одной из них до недавнего времени сидела Маша Алехина), там есть УФСБ и ОБЭП — отдел по борьбе с экономическими преступлениями. С 2004 года Березниковский ОБЭП возглавлял некий Барышников Валерий. Сильно сомневаюсь, что на такие должности попадают ангелы с крыльями, однако ничего особо выдающегося про местный ОБЭП слышно не было, что объяснимо: город фактически принадлежит крупнейшим российским компаниям, и скромному начальнику ОБЭПа они не по чину. Равно как и не по чину они местному УФСБ.

А рядом с Березниками — леса и зоны. И вот начальник ОБЭПа Барышников докопался до руководства одной из них, ИК-38. Зона как зона, знаменитая разве что тем, что отбывал в ней свое недолгое наказание некто Григорий Грабовой (помните, был такой прорицатель и воскреcитель?), который без особых помех ушел домой по УДО. Зона валит лес, как ей и положено. Но что-то они там сильно с лесом накосячили, и скромнейший райотдел милиции возбудился вплоть до уголовного дела в отношении руководства ИК по ст. 260 УК «Незаконная рубка лесных насаждений». Ну а лес, как известно, просто так, из ненависти к лесным насаждениям, никто рубить не будет. То есть имеется заинтересованность, она же экономическая направленность. А потому дело передали в ОБЭП, где к ст. 260 добавилась еще одна, а именно ст. 286 УК «Превышение должностных полномочий», а все это в одном флаконе — уже тяжкое преступление.

И тут вдруг начальника ОБЭПа сажают, а дело в отношении руководства ИК закрывают. Причем начальника ОБЭПа Барышникова сажают ровно по тем же самым статьям: незаконная вырубка леса и превышение должностных полномочий. А кто сажает милиционера? Правильно — УФСБ.

Барышников просидел под стражей почти 16 месяцев в ожидании суда. Первое судебное разбирательство закончилось отправкой дела в прокуратуру. На втором процессе обнаружились страшно интересные подробности.

В августе 2011 года сотрудниками ФСБ была выявлена незаконная рубка леса. Провели «спецоперацию» — согнали работяг в актовый зал — и давай прессовать. Было все: и «явки с повинной», заранее заготовленные, такие же протоколы допроса, и заключение в ИВС. Всем заранее объявили, что они — организованная преступная группа и валить все надо на Барышникова В.В. как на организатора, тогда им будет счастье и условный срок. Запуганные «члены ОПГ» с заработком чуть выше 10 000 рублей все подписали, уборщиков и водителей впоследствии осудили, большинство в особом порядке, дали условные сроки. Только вот в суде над Барышниковым они стали говорить совершенно другое — про безобразия оперов УФСБ. А сам Барышников затребовал в суд свои должностные инструкции. Сначала суду ответили, что их уничтожили. Но при допросе кадровички в суде она вдруг вынула их из сумочки. Очень интересен ей вопрос Барышникова: «Вы можете представить сведения о том, было ли указание ГУВД о создании фирмы-ловушки в сфере лесопромышленного комплекса (литера 016)?» Кадровичка ответила утвердительно. А суд отказал в ходатайстве Барышникова об истребовании этих документов. Прикольно!

Фирма-ловушка, вот тут в чем дело. Фирма-ловушка — это аналог «контрольной закупки». Необходимо внедриться в бизнес, чтобы получить доказательную базу, что Барышников и сделал исходя из указаний. Незаконные вырубки, конечно, были. Вопрос в том, с какой целью они проводились и кто был их бенефициаром (конечным выгодоприобретателем). Если Барышников, то ему должны были передаваться денежные средства — не из любви же к искусству он это делал. В фабуле обвинения этого нет, как нет и платежных переводов или «черного нала». Стало быть, это очень похоже на оперативную работу — то есть на исполнение прямых служебных обязанностей. Барышников поймал в свою ловушку, созданную по указанию ГУВД, деятелей из ИК. Он кому-то перешел дорогу, и его решили убрать с пробега. И исходя из методов ведения следствия даже понятно, с кем был бизнес у коммерсов из ИК. Не мог же тюремщик свалить начальника ОБЭПа. А крыша его могла бы — и свалила.

Полицейский! Хочешь жить по должностным инструкциям — все равно сядешь. Суда-то у нас нет. Как, впрочем, и следствия. А самый эффективный бизнес — в ИК, если зона под правильной крышей. Сядешь — узнаешь подробно, кто и как торгует у нас лесом. Не Навальный же.

Новая Газета

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *