Россия стимулирует экономику, открывая ворота ГУЛАГа

KMO_136140_00304_1_t210

В настоящее время в России за так называемые экономические преступления отбывают наказание более 110 тыс. человек из числа 3 млн индивидуальных предпринимателей и владельцев малого и среднего бизнеса. Еще 2,5 тыс. человек ожидают в тюрьмах суда…

Учитывая нынешнюю слабость российской экономики, Кремль разработал план исправления ситуации: освободить по амнистии некоторых бывших предпринимателей…

Российской экономике действительно нужна помощь. За первый квартал 2013 года экономический рост снизился до 1,6% в связи с тем, что цены на нефть перестали расти. В условиях такого экономического климата лишь очень немногие россияне готовы рискнуть и открыть собственный бизнес, который может стать источником новых рабочих мест и доходов для правительства…

По данным Генеральной прокуратуры РФ, в 2010 году полиция провела расследование 276 435 «экономических преступлений», и, согласно ее статистике, число дел по экономическим преступлениям превышает число дел об ограблениях и кражах…

Печально известные российские исправительные колонии, лагеря, опутанные колючей проволокой, сохранили поразительное сходство с теми лагерями, о которых писал Александр Солженицын в своей книге «Архипелаг ГУЛАГ». Но сегодня каждый десятый заключенный относится к категории белых воротничков…

Один из них Руслан Телков. Его путь от индивидуального предпринимателя до заключенного иллюстрирует, с одной стороны, предпринимательский дух, который до сих пор сохраняется в России, с другой — риск, связанный с предпринимательской деятельностью. Господин Телков, рослый 32-летний москвич, вложил почти все свои деньги в бизнес, который едва ли мог прогореть в России,— оптовую продажу ткани леопардовой расцветки для обивки мягкой мебели.

Без всякого предупреждения к нему на склады приехала полиция и вывезла всю ткань на шести грузовиках, передав ее конкуренту Телкова будто бы на хранение, хотя позже весь товар был распродан. Затем полиция арестовала господина Телкова, и он провел год в следственном изоляторе. В чем заключалось его преступление? Полиция сказала, что его подозревали в нарушении авторского права на расцветку обивочной ткани…

За первый месяц действия программы амнистии, которой уже полгода, суды освободили 13 заключенных…

Эндрю Крэмер

Nash Dziennik, Варшава, Польша

Россия знает, но не скажет

Российская прокуратура одним ответом отклонила сразу пять польских запросов правовой помощи. Речь об августовской облаве 1945 года (арест 2000 и вероятная внесудебная казнь около 600 граждан Польши советскими войсками.— «Власть»), а также о четырех других делах о коммунистических преступлениях, которые расследуются Институтом национальной памяти Польши…

Саак Карапетян, начальник Главного управления международно-правового сотрудничества Генпрокуратуры России, сообщил, что запросы рассмотрены и их реализация не представляется возможной…

Российская прокуратура сослалась на Европейскую конвенцию о взаимной правовой помощи по уголовным делам от 1959 года и двусторонний договор, регулирующий правовые отношения между Польшей и Россией, от 1996 года.

Документы дают право отклонить запрос о правовой помощи, если он касается преступления, которое запрашиваемая сторона считает политическим или связанным с политическим преступлением, а также «если запрашиваемая сторона считает, что выполнение просьбы может нанести ущерб суверенитету, безопасности, общественному порядку или другим… интересам ее страны».

Каким образом это относится к коммунистическим преступлениям 1941-1983 годов… неясно. Но такой ответ вписывается в общую политику Москвы в подобных ситуациях. Спорные исторические вопросы могут быть объектом научных исследований, и российские политики даже готовы признать вину Советского государства за отдельные преступления. Но в юридической плоскости Россия неуступчива.

Доступ к документам осложнен, архивы спустя полвека остаются закрытыми, ответ не могут получить даже родственники погибших. Так стало с 40 запросами документов о судьбах их близких в архивах ФСБ от родственников жертв августовской облавы. Запросы уже полгода остаются без ответа. Также на вопрос Европейского суда по правам человека по делу о жалобе родственников жертв Катыни российский министр ответил, что судьба польских военнопленных и узников, погибших в Катыни, остается неизвестной…

С доступом к российским источникам по делу августовской облавы связаны огромные надежды. Это крупнейшее преступление в отношении поляков после Второй мировой войны, называемое малой или второй Катынью, до сих пор остается неизвестным…

Петр Фальковский

Рубрику ведет Николай Зубов

КоммерсантЪ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *