Адвокат из кармана

68666

На Ставрополье объявили войну «прикормленным» защитникам

Ольга Руденко, президент Адвокатской палаты Ставропольского края, вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ

Проблема вступления адвокатов в так называемые неформальные отношения, а по сути — в сговор с представителем стороны обвинения, не нова. О том, что некоторые адвокаты могут не защищать клиента, а договориться со следователем и давить на своего подзащитного в интересах нечистоплотных правоохранителей, сказано было немало. Прежде всего эта проблема актуальна для дел, в которых защитники участвуют в уголовном судопроизводстве по назначению. Иными словами, когда участие адвоката в деле обеспечивает государство, а затем компенсирует его работу из бюджета по фиксированным расценкам.
В прошлом году было возбуждено 62 дисциплинарных производства в отношении ставропольских адвокатов, исполняющих обязанности по назначению. Нередко представители органов следствия и дознания настаивают на участии в делах не тех, кто «дежурит», а вполне определенных защитников. Тех, кто им больше удобен, а затем всячески их «покрывают».

Взамен за соглашательскую позицию недобросовестные представители адвокатского сообщества «поощряются» частым привлечением к работе, которая порой проводится формально, но исправно оплачивается из бюджета. Например, почти миллион рублей по действующим расценкам получил за год один из адвокатов Пятигорска. Анализ показал, что в некоторые месяцы у него выходило в среднем по 3-4 дела по назначению в день, а в отдельные дни адвокат успевал «отрабатывать» по 10-13 делам у разных дознавателей и следователей.

В помещении Пятигорского городского суда путем случайного отбора представителями Адвокатской палаты края были изучены 30 уголовных дел с его участием. И выяснилось, что рядом с нами работал просто «волшебник». Он мог одновременно находиться в нескольких местах сразу, участвовать в допросах своих подзащитных и других следственных действиях, знакомиться с постановлениями следователей и заключениями экспертов, посещать доверителей в изоляторах. И все это в разных местах и с разными людьми одновременно — с точностью до минуты. Нарушения Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката были настолько очевидны, что наш, теперь уже бывший, коллега даже не стал отпираться. Заключение квалификационной комиссии было однозначным. Совет Палаты принял решение лишить его статуса адвоката.

Еще один показательный случай произошел в Предгорном районе. По словам заявительницы, ее вместе с супругом вызвал по повестке следователь. И когда уже женщина заканчивала подписывать протоколы, появилась «вызванный следователем» адвокат. Не стесняясь присутствующих, она поинтересовалась, каким числом выписывать ордер. Следователь назвал дату месячной давности. Адвокат мигом подписала все протоколы, даже не вникая в их суть, да и впоследствии делом особо не интересовалась. Зато перед отправкой дела в суд сказала следователю, чтобы он указал в документах якобы выбранный ее подзащитной «особый порядок». На вопрос доверителя о том, что такое «особый порядок», адвокат ответила, что объяснит потом.

Подобные вопиющие случаи, к сожалению, не так уж и редки и без внимания совета палаты не остаются. В жалобах, направляемых в адвокатскую палату, подзащитные и их родственники пишут про безразличное отношение таких адвокатов к нарушению их прав. Конечно, все это подрывает доверие к институту адвокатуры. Но главное: действия «карманных» адвокатов нарушают право граждан на получение квалифицированной юридической помощи, гарантированное Конституцией. Пассивная позиция или, что еще хуже, заинтересованность адвоката подыгрывать стороне обвинения часто приводит к ошибочно вынесенным приговорам. Поэтому адвокатское сообщество крайне заинтересовано в полной победе над таким злом, как «карманные адвокаты». Очевидно, что одними только карательными методами эту проблему не искоренить. Мы ведь все-таки не следователи и не полицейские, у нас нет службы собственной безопасности, и содержание аппарата палаты не финансируется из бюджета. В Адвокатской палате Ставропольского края пришли к выводу: нужно бороться не с уже свершившимися фактами, а выстраивать систему, не допускающую само участие адвоката в деле по назначению в обход существующих правил. Для этого принято решение о создании Центра субсидируемой юридической помощи. Он будет действовать в статусе отдела аппарата Адвокатской палаты Ставропольского края. Работать Центр будет круглосуточно и иметь федеральные бесплатные номера. Будет полная прозрачность распределения защитников в делах по назначению. Вводимая автоматизированная система не позволит следствию «выбирать» удобных адвокатов. Мы опирались на опыт аналогичной структуры, действующей в Самарской области уже несколько лет. Там нововведение положительно оценили в региональных органах судебной, исполнительной и законодательной власти, минюста, полиции и Следственного комитета РФ.

Правда, мы пошли еще дальше. Наш центр должен решать и другие задачи. В том числе, обеспечить участие адвокатов в качестве представителя несовершеннолетнего, признанного потерпевшим в уголовном судопроизводстве. Ставропольский край принял в 2010 году региональный закон «О дополнительных гарантиях защиты прав несовершеннолетних, признанных потерпевшими в рамках уголовного судопроизводства». По нему работа по юридической помощи несовершеннолетним потерпевшим оплачивается из краевого бюджета. И наконец, центр определит порядок участия адвокатов в таком стратегическом направлении работы, как государственная система бесплатной юридической помощи.

Российская Газета

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *