«Я «прошел все муки ада» нашей Родины. С уважением, Лебедев В.М.»

sud3

«…Как хорошо я знаю этих теток, и я нежно их люблю. Они приходят к нам в «Русь Сидящую» со своими бедами десятками в неделю. Они простые, честные, но путаные. Они уверены, что мужа, сына или внука посадили незаконно (и часто это действительно так) и что ее случай эксклюзивный, и тут она впервые в жизни использует слово «беспредел», к которому потом привязывается всей душой. Она требует к себе стопроцентного внимания и не сразу понимает, что биться только за себя — неэффективно.

(из статьи Ольги Романовой «Главное обвинение учителю Илье Фарберу написано на заборе» http://zekov.net/?p=3137)

Не так давно Ольга Романова в своем очерке «Этих людей надо лечить» рассказала о том, что происходило в коридорах Осташковского суда, где проходил процесс над учителем Ильей Фарбером: «После того как в суде выступили односельчанки Фарбера, я в коридоре подошла к ним и сказала: «Тетки, что вы делаете? Вы заявляете в суде, что у Фарбера плохой характер, и поэтому его надо обвинить и посадить. Вы ведь потом ко мне же придете с рассказами про своих детей — как их незаконно осудили и посадили». И тут одна из них поворачивается ко мне и говорит: «Ольга Евгеньевна, я давно вас ищу! У меня незаконно посадили сына по статье о наркотиках. Помогите!»  (http://zekov.net/?p=3859)

Продолжение этой истории.

В «Русь сидящую» не так давно, уже после оглашения приговора Илье Фарберу, обратились родственники Лебедева Константина Викторовича: отец Лебедев Виктор Михайлович и мама, которая выступила на суде над Ильей Фарбером, в качестве свидетеля.

Мы тут, в «Руси сидящей», хорошо понимаем горе родителей, их отчаяние, когда надежда тает с каждым новым отказом на кассационные, надзорные жалобы. Когда начинаешь вдруг понимать, что законы в РФ не работают, впрочем, как и суд. И тогда произносятся слова «Я «прошел все муки ада» нашей Родины. С уважением, Лебедев В.М.»

Из обращения Лебедева Виктора Михайловича:

«Вкратце суть дела такова:

Оперативники Васильев и Никулин в сговоре с засекреченным свидетелем — наркоманом и продавцом наркотиков Михаилом Богодом сфабриковали закупку одной дозы. Через год (!!!) возбудили уголовное дело, т.к. «нашли» второго свидетеля, который был также засекречен (женщина имеющая двоих детей, которую запугали, что отнимут от нее детей и посадят ее) и, якобы, обратился в органы наркоконтроля для пресечения торговли.

Дело было возбуждено, но повестки сыну никто не присылал. Узнали о возбужденном деле через полтора года за один день до предъявления обвинения.

В ходе судебного заседания свидетель Богод рассекретился и рассказал правду, что не покупал у сына — Лебедева Константина Викторовича наркотики, а закупку сымитировал, т.к. оперативники за ним не наблюдали и выдал им свою дозу наркотиков, которая находилась под аккумулятором телефона, сказав, что купил этот наркотик у Лебедева.

Распечатка телефонных звонков (биллинг) Лебедева К.В. полностью подтверждает алиби сына: в момент закупки он находился за чертой города, т.к. отвозил клиента за 50 км от города, работая таксистом.

Перед дачей показаний (а именно за час) Богод предупредил оперативников Никулина и Васильева, что на суде рассекретится и скажет правду. Зная, что на него будет оказано давление, Богод записал данный разговор с оперативниками на диктофон. Из этой записи видно, что перед началом судебного заседания судья Кокарева незаконно встречалась два раза с оперативниками и обсуждала сложившуюся ситуацию. Также из этой записи видно, что на свидетеля Богода было оказано давление, угрозы, шантаж и т.д. В прослушивании указанной аудиозаписи было отказано судьей Кокаревой, (т.к. она уже знала от оперативников, о чем там шла речь), при этом судья сослалась на ее (записи) незаконность.

После суда свидетель Богод написал заявление в прокуратуру об оказанном на него давлении. В возбуждении уголовного дела СК было отказано, т.к., якобы, запись неразборчивая и угрозы не слышны.

Однако, мне удалось достать другие доказательства о том, что данное уголовное дело сфабриковано. Понятой Максимов Р. во время следственных действий (обыск, вручение денег, выдача денег) находился на работе в Сбербанке, где он работал охранником. И в момент, якобы, выдачи наркотиков свидетелем Богодом (15.03.2010 в 21ч.16 мин.) сдавал Сбербанк во вневедомственную охрану, где и было зафиксировано время, число и кто именно сдавал, т.е. это был именно Максимов Р.

На мое заявление в прокуратуру о данном факте была проведена проверка прокурором Кушнер, который был государственным обвинителем на суде над сыном. Опросив Максимова Р. и другого понятого, которые сослались на то, что Максимова мог в это время подменить его сменщик – Озеров. Не удосужившись даже опросить сменщика Озерова правда это или нет, Кушнер сочла , что они говорят правду , т.е. « внаглую» саботирует честное разбирательство, т.к. в Сбербанке г. Осташков ест все документы, подтверждающие нахождение Максимова в этот момент на рабочем месте, т.е журналы «Приема-сдачи дежурства», «Приема-сдачи кабинетов и ключей от них» , видеозапись с камер наблюдения.

Также интересен факт того, как попал Максимов Р. в понятые со своим непосредственным начальником:  они случайно, во время работы почему–то прогуливались возле наркоконтроля . Для того, чтобы прогуляться попросили сменщика его подменить, который до этого отработал трое суток (пятница, суббота . воскресенье) . Короче бросил свою непосредственную работу ни с того ни с сего, нарушив все существующие инструкции и договоры с банком, рискуя быть уволенным, для того, чтобы прогуляться возле наркоконтроля и «зависнуть» там на два часа. В общем говоря — бред, бред и еще раз бред. Прокурор, конечно, это понимает, но «своя шкура дороже», чем судьба невинно осужденного человека.

Прошу вас помочь нам в этом деле, т.к. прокуратура знает, что появились вновь открывшиеся обстоятельства дела и приговор может быть отменен, саботирует разбирательство. Все указанные мною документы, записи и т.д. имеются.

Добавлю еще, что мой сын Лебедев К.В. и свидетель Богод прошли проверку на полиграфе, при запросе об ознакомлении с результатами проверки Лебедеву К.В, было отказано, т.к. результаты данной проверки являются государственной тайной (ответ был получен с УФСКН по г.Тверь ). Также имеется около двадцати ответов и отписок из разных прокуратур, вплоть до генеральной, следственного комитета и депутатов ГосДумы РФ, а также три отписки из Аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ.

«Я «прошел все муки ада» нашей Родины. С уважением, Лебедев В.М.»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *