В городе Сочи темные полицейские ночи

bastrykin600

По информации «НГ», глава Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте Михаил Федотов получил ответ от Следственного комитета (СК) на обращение по поводу избитого в Сочи рабочего Мардироса Демерчяна. Глава СПЧ также ждет ответа на свои запросы по этому инциденту от генерального прокурора Юрия Чайки и министра внутренних дел Владимира Колокольцева. Случай, ставший основой для обращения совета в высокие инстанции, повторяет трагическую ситуацию, произошедшую в отделении полиции «Дальний» города Казани. С той только разницей, что пострадавший остался жив, а бутылку из-под шампанского истязатели заменили ломом. В ведомстве Александра Бастрыкина назначена проверка обстоятельств дела.

В обращении Совета по правам человека сказано, что предметом жалобы Демерчяна «являются вопиющие по своей жестокости неправомерные действия сотрудников полиции» и что это сегодня особенно важно «с учетом того общественного интереса, который вызывают правовые и экономические аспекты строительства олимпийских объектов в Сочи».

Мардирос Демерчян живет недалеко от города с женой и четырьмя детьми, работал электриком на строительстве домов для олимпийских волонтеров. Работодатель выплатил ему менее половины обещанных денег. Демерчян потребовал полного расчета. После чего был обвинен в краже мотка проволоки и отвезен в отделение полиции поселка Блиново Адлерского района. Из медицинского заключения местной больницы, выданного на следующий день родственникам Демерчяна: «Сотрясение головного мозга, ушибы мягких тканей головы, ушибы грудной клетки, коронки зубов разрушены до основания, повреждение прямой кишки после введения инородного тела». Инородным телом, утверждает Демерчян, был обыкновенный лом. Произошло все это в ночь с 12 на 13 июня.

Как рассказала «НГ» жена Мардироса Людмила Демерчян, мастер попросил ее мужа и брата приехать 12 июня на стройку, где он якобы хотел с ними рассчитаться: «Там были сотрудники полиции. Мужу сказали, что он якобы провода воровал. Увезли в отделение. Отвели в комнату, хорошенько побили — прилюдно такие вещи они не делают. Били боксерскими перчатками, чтобы фингалов не было — что они, дураки, что ли…» «Мардирос чувствует себя лучше, но взять ребенка на руки не может: кружится голова,   — говорит Людмила. — Похудел на пять килограмм». На Демерчана открыто уголовное дело по статье «Клевета».

Из официального ответа на запрос СМИ дежурной УВД Сочи Евгении Хохлачевой: «12, 13 и 14 июня никаких сообщений о преступлении против жизни и здоровья Мардироса Демерчяна в УВД не поступало». Но вот местная полиция жалобу Демерчяна не зафиксировать не могла. Ей присвоили номер и отослали в местное Следственное управление СК. В тот же день, 13 июня, старший следователь Следственного отдела по Адлерскому району города Сочи Следственного управления СК России по Краснодарскому краю Артем Семенец принял решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении четырех полицейских «в связи с отсутствием в их деяниях состава преступления».

Как выяснила «НГ», из четверых полицейских, беседовавших с Демерчяном, двое – Сергей Скляров и Михаил Евченко – местные жители. Они и сегодня работают в отделении полиции поселка Блиново. Еще двое были прикомандированными к отделению и уже отбыли по месту службы. Вчера дежурная по отделению, отказавшаяся представиться, сообщила «НГ», что случившееся «это еще неизвестно, правда или нет». И что «Демерчян – любитель приврать, поэтому здесь оболгать сотрудников (полиции. – «НГ») очень легко». «На мой взгляд, – заметила собеседница «НГ», – это хотят полить грязью сотрудников наших. А сейчас волю дали всем писать, жаловаться, вот они себя и…» Спохватившись, дежурная добавила: «Вы меня извините, но без указания начальника я не могу комментировать данные, давать какие-либо комментарии по данному вопросу». 

Следственный комитет России на запрос Михаила Федотова дал очень осторожный ответ, подразумевающий правоту своего адлерского сотрудника: мол, «в настоящий момент достаточных данных, указывающих на признаки преступления… не получено, поскольку в ходе проверки факт причинения обнаруженных у Демерчяна М.А. повреждений именно сотрудниками полиции не подтвержден, в связи с чем оснований для возбуждения уголовного дела по указанному факту не имеется». Есть в ответе следователя Бориса Карнаухова и обнадеживающая фраза (а может быть, просто бюрократическая): «Вместе с тем мной даны указания о производстве конкретных проверочных действий, направленных на установление истинных обстоятельств произошедшего, исполнение которых контролируется Главным следственным управлением СК России по Северо-Кавказскому федеральному округу». «После выполнения указанных проверочных действий, – обещает следователь, – будет принято соответствующее процессуальное решение». 

Глава СПЧ Михаил Федотов сказал корреспонденту «НГ», что совет послал запрос 16 августа и Следственный комитет ответил быстрее остальных: «Мы получили письмо от Мардироса Демерчяна и сразу стали его проверять. Обратились 16 августа в том числе и к прокурору Краснодарского края. Мы же должны реагировать, мы не можем оставаться безучастными к судьбе человека. Демерчян написал члену совета Николаю Сванидзе. Он разослал письма всем членам совета. И все сказали: как же так, мы не можем не вмешаться. Естественно, совет и вмешался. Все нужно проверить, мы не знаем, что там произошло на самом деле. Но мы должны помочь, чтобы истина восторжествовала. Если история подтвердится, то это возмутительно, и здесь должны быть приняты самые серьезные меры». 

Обычно президентский Совет по правам человека не рассматривает индивидуальные обращения, сообщил «НГ» член СПЧ, профессор кафедры конституционного и муниципального права Высшей школы экономики Илья Шаблинский, но для некоторых случаев, имеющих серьезное общественное значение, делается исключение. Члены совета были поражены, говорит Шаблинский, тем, что узнали от заявителя, а потом из местных сочинских СМИ. В очередной раз, считает Шаблинский, «мы убедились в том, что знали и раньше, – избивать и пытать в полиции любого из нас можно совершенно безнаказанно»: «Одно ограничение, впрочем, просматривается. Если вы в результате пыток умрете и про это напишет какой-нибудь журналист, и данная публикация пробьется в центральную прессу, то… Может быть, против тех, кто вас замучил до смерти, и возбудят… что-нибудь. Как произошло в случае с садистами из отделения «Дальний» в Казани. Сначала увечья, которые были нанесены несчастному Назарову, шокировали хирургов, затем эта информация просочилась в республиканскую прессу…»  

Независимая Газета

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *