«Суд избежал бремени ответственности»

12060

Полукриминальный экспорт одежды и других товаров из Китая в 2008 году привел к возбуждению уголовного дела, в материалах которого фигурировала внушительная цифра поставок — 7 млрд руб. Но в качестве вещдоков изъятые товары прожили недолго — спустя несколько месяцев они исчезли. Основание, которое позволило это сделать, удивляет экспертов: Светлана Ухналева отказала в удовлетворении ходатайства о ликвидации грузов на основании судебного решения, но одновременно истолковала, по сути, правовую позицию Конституционного суда и написала, что следователь может поступить с вещдоками по своему усмотрению. А он решил их уничтожить, причем еще до вступления в силу постановления Ухналевой. Теперь пострадавшие бизнесмены пытаются взыскать убытки со следственных органов, но безуспешно: арбитражные суды делают выводы о том, что следователь-ликвидатор действовал во исполнение судебного акта.

5 мая 2008 года московские следователи из МВД возбудили против главы столичной компании «Камелла» Владимира Караяни и его китайского партнера из логистического центра «Синь И» Ван Юнфэя, а также таможенных брокеров Игоря Крутько, Р. Лудова и С. Журавлевой уголовное дело о контрабанде (ч.4 ст.188 УК) китайских товаров в Россию. По версии следствия, бизнесмены поставляли их по схеме, позволяющей занижать таможенные пошлины, либо вовсе не платить их, следует из материалов дела [копии есть у «Право.Ru»]. В мае Юнфэй приехал в Москву, где и был задержан вместе с Караяни. Одновременно на складах в Хабаровском крае и Приморья прошли обыски. Правоохранители изъяли товар из 28 большегрузных фур и более 200 вагонов стоимостью порядка 7 млрд руб., сообщала пресса со ссылкой на замглавы СК при МВД Олега Логунова.

Впоследствии от «материнского» уголовного дела «отпочковались» несколько других — помельче. В частности, 30 сентября 2008 года замначальника отдела по расследованию преступлений против здоровья населения и в сфере наркобизнеса СК при МВД Александр Мастеренко возбудил дело о контрабанде в отношении организованной группы неустановленных лиц. По его версии, они 19 мая 2008 года перевезли из Китая в Россию товары на 116 млн руб. для трех компаний — «Авилон», «Стимул-ДВ» и «Север». А представители этих фирм, чтобы снизить затраты, якобы недостоверно товар задекларировали — указали ложные сведения относительно его номенклатуры и количества. Позднее в ходе допросов [копии протоколов есть у редакции] гендиректора этих компаний открещивались от поступившего из Поднебесной груза: он им принадлежал только на бумаге, а реально — бизнесменам, закупающим его в Китае. Такая схема позволяла упростить «таможенную очистку».

Тем временем груз был доставлен на хранение на склад фирмы «Милан и Лайс» в подмосковный Красногорск и признан вещдоком. 20 октября 2008 года следователь Мастеренко поручил экспертам из ООО «Агентство независимых экспертиз» Галине Якимовой и Ларисе Сащиковой провести комиссионную судебную товароведческую экспертизу. Он хотел узнать, соответствуют ли изъятые товары санитарно-эпидемиологическим правилам и нормам РФ, а также не представляют они ли опасности для людей и окружающей среды. Позже адвокатам предпринимателей, заказывавшим товар из Китая, из Российского Федерального центра судебной экспертизы при Минюсте ответят, что «проведение исследований по определению потенциальной опасности для жизни и здоровья людей непродовольственных товаров и негативном влиянии на окружающую среду не относится к предмету судебно-товароведческой экспертизы» — такое исследование на может установить их потенциальную опасность [копия есть у «Право.Ru»].

Но Якимова и Сащикова с помощью органолептической проверки и инструментальным методом (манекен, текстильная лупа, линейка) установили, что китайские товары на соответствуют требованиям российских госстандартов по качеству материала, пошива, швов, загрязнения и деформации, кроме того, на некоторых нет данных о производителе [копия заключения есть у «Право.Ru»].

Эксперты также отметили, что «продукция имеет специфический запах и превышает нормы по выделениям фенола и формальдегида». Подтвердили это и в лаборатории испытательного центра «Питон», где по заказу «Агентства независимых экспертиз» исследовали несколько образцов товара. В итоге Якимова и Сащикова сделали вывод о повышенной токсичности вещей и усилении миграции вредных веществ в окружающую среду при длительном хранении, что исключает возможность реализации и использования товаров по назначению. Они даже жаловались на аллергические реакции во время осмотра товаров: ринит, головокружение, расстройство дыхания, кожные реакции.

10 февраля 2009 года следователь Мастеренко, которому несколькими днями ранее из «Милан и Лайс» сообщили, что за хранение груза нужно заплатить 11,94 млн руб., попросил Тверской райсуд Москвы разрешить ему уничтожить опасный товар. Он ссылался на п.2 ч.3 ст.82 УПК РФ (хранение вещественных доказательств) и постановление Конституционного суда РФ от 16 июля 2008 года №9. Этот документ КС устанавливает, что отчуждение имущества, изъятого в качестве вещдоков, без решения суда невозможно.

Судья Светлана Ухналева, фигурантка «списка Магнитского», теперь работающая зампредом Кунцевского райсуда Москвы, ответила Мастеренко двусмысленно. В резолютивной части ее постановления [есть у «Право.Ru»] в удовлетворении ходатайства следователя отказано. Но вовсе не потому, что судья сочла его доводы необоснованными. «[Суд] не видит правовых оснований для принятия собственного решения об уничтожении вещдоков, ввиду отсутствия в тексте и по смыслу закона запрета для осуществления этого действия по волеизъявления следователя», — говорится в мотивировочной части. Дело в том, объясняла она, что выводы КС касались толкования норм «применительно к соблюдению прав собственников и законных владельцев имущества, а по настоящему уголовному делу собственника установить не удалось».

Эксперты недоумевают по поводу этого документа. Партнер адвокатского бюро «Коблев и партнеры» Руслан Коблев обращает внимание на то, что формально в резолютивной части сказано «отказать в разрешении уничтожения вещественных доказательств по уголовному делу» и не разъяснено право следователя на вынесение самостоятельного решения. «Такое постановление [суда] неисполнимо, — считает адвокат. — Следователь должен был добиваться от суда разъяснения либо исполнять решение безусловно: запрещено уничтожать вещдоки». По словам Коблева, КС уже высказывался по сходному вопросу (определение от 10 марта 2005 года № 97-О) по поводу п.3 ч.2 ст.82 УПК. «Ни он сам, ни другие положения этой статьи не содержат указаний на то, что подобные решения принимаются дознавателем, следователем или прокурором, — цитирует адвокат определение, — следовательно, [пункт] не может рассматриваться как допускающий возможность передачи для технологической переработки или уничтожения вещдоков без судебного решения».

Аргумент судьи Ухналевой, что собственник не установлен, Коблев также считает сомнительным. В уголовном деле есть показания гендиректоров фирм «Авилон», «Стимул-ДВ» и «Север» о том, что компании являлись покупателями уничтоженного товара, хотя и «только по документам». «В соответствии с ч. 2 ст. 218 ГК РФ, право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества, — рассуждает Коблев. — Таким образом, есть основания полагать, что на данном этапе сделки собственником имущества являлись [эти три компании]».

В этом же постановлении КС отмечается, что изъятие имущества у собственника или законного владельца допустимо без судебного решения только в тех случаях, когда эта процессуальная мера обеспечительного характера является временной, не приводит к лишению лица права собственности и предполагает последующий судебный контроль. «Введенные позже поправки в ст. 82 УПК РФ о том, что предметы, длительное хранение которых опасно для жизни и здоровья, перерабатываются или уничтожаются по решению суда, — говорит адвокат, — подтверждают то, что законодатель по смыслу этой статьи именно на суд возлагал полномочие по решению вопроса о переработке или уничтожению имущества». С ним полностью согласен адвокат Вячеслав Феоктистов из бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры». «Закон не допускает возможности делегирования судом права принятия решения по данному вопросу в адрес следствия, — уверен он. — Необходимость уничтожения вещдоков зависит исключительно от факта их общественной опасности и никак не связана с фактом установления собственника данного имущества или его отсутствием». Он считает подход Тверского суда ошибкой. «Следствие же, в отсутствие судебного решения, однозначно не имело права самостоятельно разрешать вопрос о судьбе вещдоков», — говорит Феоктистов.

Позиция Ухналевой, по его мнению, была определена тем, что следствие, как видно из постановления суда, не представило бесспорных доказательств необходимости уничтожения товара. «Суд избежал бремени ответственности, фактически переложив ответственность за принятое решение на следователя», — говорит адвокат. А Александр Боломатов, партнер, адвокат юридической фирмы «ЮСТ» думает, что правильным выходом для судьи было бы оставить ходатайство следователя без рассмотрения. «Отказать, наверное, — подход неправильный. Я считаю, что если суд устанавливает отсутствие своей компетенции, он должен процессуально не выносить никакого финального решения по делу. Тверской суд, с моей точки зрения, допустил нарушение норм процессуального права», — считает адвокат.

Быстрый следователь

18 февраля 2009 года, не дожидаясь вступления постановления Ухналевой в силу, Мастеренко подписывает уже свое постановление об ликвидации груза. Партия вещдоков из Красногорска отправляется в Калужскую область, там ее уничтожают 24 февраля, следует из протокола [копия есть у «Право.Ru»]. Адвокат Коблев считает, что здесь следователь вынес постановление с явным нарушением УПК — не истек срок для обжалования, нарушено право на защиту (ч.2 ст.16 УПК РФ), а именно на апелляционное обжалование судебных решений.

Некоторые предприниматели, закупавшие уничтоженный товар в Китае, сейчас пытаются добиться компенсации, используя декриминализацию статьи «контрабанда» в 2011 году. Уссурийский городской судПриморского края (рассматривал дело по месту совершения преступления) 26 декабря 2011 года прекратил основное уголовное дело и распорядился вернуть собственникам, доказавшим свои права, изъятое, рассказала «Право.Ru» адвокат трех китайских предпринимателей, закупавший товар для последующей продажи в России, Любовь Благушина. Бизнесмены при этом, по ее словам, подозревают, что товар был похищен и распродан, так как видели его на прилавках. «Зачем нужно было везти груз в Калужскую область, когда рядом с Красногорском есть полигон для уничтожения?» — недоумевает Благушина.

После того как выяснилось, что возвращать нечего, бизнесмены пошли в суды за компенсацией. Одним из первых сделал это индивидуальный предприниматель Николай Хохлов, закупивший в 2008 году детскую одежду в Китае и отправивший их в Россию через «Синь И» на имя своей жены Ирины Кирилловой. Все 17 тюков вещей до него не дошли, а были уничтожены.

Весной 2012 года Хохлов подал в Арбитражный суд города Москвы иск о взыскании 2,9 млн руб. со Следственного департамента МВД РФ (дело А40-55727/2012). Он доказывал, что товар уничтожен незаконно — без решения суда, а потому ущерб налицо. Но судья Виталий Зубарев его доводам не внял. «Действия Мастеренко по уничтожению спорного имущества не могут быть признаны незаконными, так как фактически были направлены на исполнение [вступившего в силу] постановления [Тверского районного] суда, в котором указывалось на возможность принятия следователем самостоятельного решения об уничтожении, что им и было сделано», — говорится в судебном акте от 12 декабря 2012 года. Защита прав Хохлова в этом случае возможна только в случае оспаривания постановления Ухналевой, следует из решения суда первой инстанции.

Девятый арбитражный апелляционный суд и Федеральный арбитражный суд Московского округа это решение утвердили, но с несколько другой мотивировкой. Хохлов к тому же и не доказал, что является собственником уничтоженного имущества, решили коллегии судей. Из представленной Хохловым номенклатуры не усматривается, что товар является его собственностью, написали судьи, к тому же грузополучателем обозначена Ирина Кирилова, ее имя фигурирует и в накладных на груз.

Представитель Хохлова адвокат Константин Бабушкин сказал «Право.Ru», что бизнесмен намерен отстаивать свои права и дальше — добиваться рассмотрения дела в Высшем арбитражном суде РФ. Эксперты расходятся в оценке перспектив этого разбирательства. Адвокат Вячеслав Феоктистов из бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры» считает, что шансы предпринимателей на возврат денег высоки. С этим категорически не согласен Александр Боломатов, партнер, адвокат юридической фирмы «ЮСТ». Он считает невероятным передачу такого дела в президиум ВАС и удовлетворение требований, обращая внимание на два обстоятельства. Во-первых, в судебных актах (и это, по словам Боломатова, очень важно), указывается на ненадлежащего ответчика по делу. Во-вторых, истец не оспаривал судебный акт Тверского суда и постановление следователя. «Из-за этого арбитражному суду затруднительно признать их незаконным и нарушающими права истца», — резюмирует партнер «ЮСТ».

Право.Ру

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *