Восьмилетний неизбирательный цикл

pravosudie-85_1350634708.jpg.288x216_q85

Массовые аресты активистов-экологов в Мурманске и перенос «болотного» судилища в Никулинский суд напоминают о некоторых полузабытых мрачных событиях восьмилетней давности.

Не надо петь песен о меняющемся государстве. Про то, что есть Володин, который умнее Суркова, или, наоборот, был Сурков — утонченный алхимик, не то что Володин. Не надо делить историю путинского правления на искусственное «до» и искусственное «после». Инстинкты государства ничуть не изменились с 2004 года. Строение зубов этого государства ничуть не изменилось. Происходящее сегодня это подтверждает.

Две новости в один день. Первая — в Мурманске хотят арестовать 30 человек, захваченных сотрудниками ФСБ на гринписовском судне Arctic Sunrise. Вторая — суд по «болотному делу» переносится из Мосгорсуда в Никулинский районный суд.

И обе эти новости для меня — словно привет из прошлого, из 2004–2005 годов. Из времен, когда не было ни Болотной, ни проспекта Сахарова, а были лишь разрозненные горстки идеалистов, противостоявшие «зрелому», безмятежному, самоуверенному, поднимающемуся к зениту Путину.

Северная мрачная одиссея Arctic Sunrise — это же повторение истории нацболов, устроивших в декабре 2004 года мирную акцию протеста в приемной Администрации президента. Вот сейчас, в эти минуты, в Мурманске отправляют в СИЗО кучу народа: россиян и иностранцев, мужчин и женщин, реальных активистов Гринпис и судового кока с журналистом. Бог знает сколько времени теперь людям предстоит провести в тюрьмах за полярным кругом.

В России не было ничего подобного с 2004 года. Вот чтобы так, в один день, за несколько часов на конвейере проштамповать аресты нескольких десятков человек. В декабре 2004 года было именно так. 40 нацболов арестовали темным декабрьским днем в экстренном порядке, одного за другим. Сорок человек: парней, девушек, несовершеннолетних — за несколько часов оформили и развезли по московским СИЗО.

Предъявленные обвинения и в 2004-м, и в 2013-м не просто абсурдные, неадекватные реально произошедшему. В русском языке, даже в матерном, нет слов, которые могут описать весь зверский ад этих обвинений.

Тогда, в 2004-м, за акцию протеста в приемной АП, за вывешивание в окно плаката про Путина обвинение было предъявлено по статье 278 УК РФ «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти». От 12 до 20 лет лишения свободы. Нижняя планка — 12 лет, ниже не дадут. Мирная акция. Плакат с надписью «Путин, уйди сам» в окошке.

Сейчас, в 2013-м, за попытку мирной акции протеста на «Приразломной», за нахождение судна возле «Приразломной» обвинение предъявлено по статье 227 УК РФ «Пиратство», то есть «нападение на морское или речное судно в целях завладения чужим имуществом, совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения». От пяти до десяти лет.

От пяти, меньше не дадут.

Впрочем, «то же деяние, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия», а также «организованной группой» — это уже от 10 до 15 лет. «Предметами, использовавшимися в качестве оружия» признают все что угодно, хоть страховочный трос на поясе.

И тогда, в 2004-м, и сейчас в суды, на конвейер людей доставила Федеральная служба безопасности. В 2004-м, пока наши ребята сидели в ОВД, оперативники ФСБ шастали вокруг них, отодвинув вялых ментов, скалились. Сейчас в Мурманске ФСБ является главной движущей силой расправы над людьми с Arctic Sunrise.

Возможно, мурманским политзэкам статью потом перебьют с «Пиратства» на что-нибудь менее скандальное, например, на «Хулиганство», статья 213 УК РФ. Это не очень удобно в плане дальнейшего судебного доказывания, так как именно обвинение в «пиратстве» позволяло ФСБ захватывать судно в нейтральных водах. Но ничего, гособвинение как-нибудь справится. И тюрьма будет если не для всех гринписовцев, то уж для большинства точно. И опять же, активистам НБП тоже через два месяца ареста перебили «захват власти» на менее тяжкие «массовые беспорядки». Но и тюрьма осталась, и суд был, и обвинительный приговор тоже был.

Есть, правда, и отличие. Восемь лет назад журналиста «Коммерсанта» Олега Кашина, освещавшего акцию НБП, хоть и повинтили вместе со всеми, но не обвинили в насильственном захвате власти. Журналист Денис Синяков сегодня является пиратом, наряду с активистами Гринпис.

И про вторую новость, про перенос заседания по «болотному делу» в Никулинский районный суд. Именно в Никулинском суде слушалось дело тех самых «нацболов-декабристов» в 2005 году. Это чуть ли не единственный из московских районных судов, имеющий большой зал для заседаний, способный вместить десятки подсудимых. Я как свидетель защиты давал там, в этом зале, показания. 39 человек сидели в трех больших клетках. В одной — парни, в другой — девушки, в третьей — тоже парни, только несовершеннолетние.

Дюжина узников Болотной вместится в этот зал легко, еще и место останется для 20 человек.

В Никулинском суде, на крупнейшем в новейшей русской истории политическом процессе, когда зло кристаллизовалось в химически чистом виде, начало зарождаться чувство солидарности здравых и честных людей, ошалевших от происходящего ада. Анна Политковская писала репортажи с того суда, Гарри Каспаров вышел на митинг в поддержку подсудимых, и это были в то время очень революционные штуки, это сильно меняло политическую карту страны.

Теперь, спустя восемь лет, в Никулинском суде будет еще один процесс, тоже политический и тоже крупнейший.

Вот бы сказать тем активистам, которые ходили в Никулинский суд в 2005-м, что пройдет восемь лет, и многое еще изменится, и тысячи людей будут ходить на митинги, но все равно вы вновь окажетесь у стен этого суда. Снова, через восемь лет, будете ждать автозаки, курить с адвокатами, приставы будут выгонять вас из зала за короткое приветствие людям в клетке.

Между процессом над нацболами-декабристами и сегодняшними мерзкими историями, болотной и арктической, прошла целая эпоха, да. И кое-что действительно изменилось.

Нас, нормальных людей, стало больше, да. У нас начали появляться внятные, эффективные лидеры, мы учимся быть организованными, учимся бороться не только в рамках партизанских акций прямого действия, но и разворачивая волонтерские структуры, массовые гражданские компании.

Но не надо петь песен о меняющемся государстве. Про то, что есть Володин, который умнее Суркова, или, наоборот, был Сурков — утонченный алхимик, не то что Володин. Не надо делить историю путинского правления на искусственное «до» и искусственное «после». Инстинкты государства ничуть не изменились с 2004 года. Строение зубов этого государства ничуть не изменилось. Происходящее сегодня это подтверждает. На Валдае их не уболтаешь.

Вот вам Мурманск, вот толпа людей, которых закрывают в один день, потому что ФСБ так решила. И вот опять вам Никулинский суд.

Особая Буква

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *