Спам господень. Окончательное решение.

В течении 4-х лет с момента вынесения приговора в мой адрес и взятия меня под стражу в зале незабвенного Хамовнического суда, я пытаюсь, сколь тщательно, столь и безуспешно обжаловать приговор в свой адрес — шедевральное творение теперь уже всемирно известной судьи Сыровой Марины Львовны. Пытаюсь я сделать это всеми предусмотренными Законом способами — начиная с кассационного и надзорного обжалования и до обращений в Прокуратуру Москвы, Генеральную Прокуратуру РФ, СК РФ и даже такая экзотика, как попытка получить хотя бы разъяснения относительно некоторых уж явно незаконных и просто откровенно бредовых выводов и умозаключений приговора в мой адрес. Прошу заметить — в последнем случае я даже не пытаюсь добиться отмены или пересмотра своего приговора, а хочу лишь услышать сколь-нибудь внятные разъяснения российской Фемиды относительно некоторых задокументированных процессуальных действий судьи Сыровой. То есть, как всё это соотносится с Законом и Здравым Смыслом. Нормы п. 15 ст. 397 УПК РФ (кому интересно — может заглянуть) позволяют это. Заодно (п.13 ст.397 УПК) я попытался добиться смягчения самого приговора в связи со смягчением санкций ч.4 ст.159 УК РФ в ходе «медведевской оттепели». Последнее, к слову, формально «удалось» — приговор был смягчен на целый месяц- с 6 лет до 5 лет 11 месяцев.

Напомню, помимо того я продолжаю помогать окружающим меня людям пытаться обжаловать их приговора и иные судебные решения, зачастую не менее бредовые, чем в моем случае. За редчайшим исключением, наша «Фемида» отвечает невнятным бурчанием (мол, отстань) и несистематизированным потоком сознания. При этом «правовой спам» в ответах судебных и иных надзорных органов по мере обжалования нарастает в геометрической прогрессии. Последнее наблюдение я в полной мере и с детальнейшим документальным подтверждением могу засвидетельствовать, конечно же, на примере своего приговора и его последующего обжалования.

А ведь с уголовно-правовой точки зрения происходящее имеет вполне конкретную квалификацию. В первую очередь- вынесение заведомо неправосудных приговора или иного решения, связанного с лишением свободы или повлекшее иные тяжкие последствия. Ч.2 ст.305 УК РФ — карается лишением свободы от 3 до 10 лет.

То есть, все действия судей, начиная с вынесения неправосудного приговора, а продолжая (и заканчивая) всеми ступенями его грамотного, аргументированного, но безуспешного обжалования, образуют состав вышеозначенного преступления. При этом что замечательно: это тот, в общем то, редчайший в криминалистике случай, когда наличие или отсутствие состава преступления абсолютно очевидно. Достаточно ознакомится с приговором или иным решением суда и сопоставить его с нормами Закона — Европейской Конвенции, Конституции, УК и УПК РФ.

Однако, статья эта в наших реалиях абсолютно экзотическая. Случаи её применения, ежели таковые и есть, можно пересчитать по пальцам одной руки. И почти уверен, что применены они как раз против такого редчайшего в путинской России типа людей, как (хотя бы относительно) честные, а главное — профессиональные судьи.

Дело прошлое, я сам еще пару-тройку лет назад попытался обратиться с заявлением по ч.2 ст.305 УК РФ то ли в прокуратуру, то ли в СК- уже не помню, да и не суть. Ответ был прост, как мычание и гениален, как всё простое: «Из указанных Вами фактов и обстоятельств не усматривается достаточных оснований для реагирования». Во как! Между тем, к слову, если указанные мной факты не соответствуют действительности- то это является обстоятельством для привлечения меня к ответственности по ч.2 ст. 306 УК РФ — заведомо ложное обвинение лица в совершении тяжкого преступления. О своей осведомленности о такой ответственности я всякий раз указывал в подобного рода обращениях. Ну хорошо, адресаты посчитали, что я «добросовестно заблуждаюсь». Но в таком случае следовало (как того требует Закон) разъяснить мне основания вывода об ошибочности моих предположений. Обычно разъяснений не следует вообще никаких – судьи и прокуроры отвечают фразой-штампом: « Выводы обжалуемого Вами приговора (иного решения) законны, обоснованы и правильны».  Ну то есть, «Учение Ленина всесильно, потому что оно верно». ( или «верно, потому что всесильно»). Кто-то, может, еще помнит этот шедевр марксизма-ленинизма из школьной программы «совдепа». Однако один из ответов содержал оговорку, которую хочу процитировать: «Решение Перовского р/с Москвы о признании за Вами права собственности на квартиру принято считать продолжением Вашей преступной деятельности». Кем принято?! Когда?! Дата и номер решения вышестоящего суда об отмене решения суда Перовского?! Увы, ничего этого нет. А есть грубейшее и неприкрытое нарушение ст.35 Конституции РФ (гарантии права собственности) и ст.90 УПК РФ (преюдиция). То есть, я обвинен в покушении на завладение мошенническим путём квартирой (ч.3 ст.30 ст.159 УК РФ) и осужден судьей Сыровой к лишению свободы. Между тем, мои права собственности на эту квартиру установлены решением Перовского р/с Москвы, которое, как того требует Закон, при наличии на то правовых оснований должно было быть отменено вышестоящим судом перед рассмотрением обвинения против меня в уголовном процессе. И никак иначе.

Мало того, изначально дело было передано по подсудности в Таганский р/с Москвы. В предварительном слушании судья этого суда Боженок вернула дело Прокурору Москвы для устранения препятствий к его рассмотрению по существу. Более дело в Таганский р/с не поступало и о его судьбе ни судье Боженок, ни председателю Таганского р/с не было ничего известно до моего запроса в их адрес уже из Тулы. Ответ, как и все прочие документы, у меня имеется. Так вот: это решение судьи Боженок стало, строго говоря, единственным (!) правосудным судебным решением по моему делу с момента его передачи в суд. Как оно (дело) «перекочевало» из Таганского р/с в Хамовнический- абсолютная загадка с точки зрения норм УПК, т.е. еще одно грубейшее нарушение Закона. И в довершение — еще один «штрих». А именно, уголовное дело против меня (конец 2007 года) было возбуждено фактически одновременно с появлением «указивки» Префекта ЦАО Москвы № 6865-рзп. Этой феодальной по сути «дарительной грамотой» сей чиновник передал уже принадлежащую мне квартиру (решение Перовского р/с давно вступило в силу) другому лицу. Об этом изумительном факте я узнал, к слову, от следователя, так же включившего сей документ в материалы дела. За что ему- искренний респект! А вот  Сырову сия информация, озвученная мною в суде, на какой-то момент повергла в ступор. Впрочем, Марина Львовна быстро от него оправилась и далее невозмутимо игнорировала это обстоятельство, как и десятки (!) других нарушений Закона и Здравого Смысла.

Мое дело, по сути, абсолютно ординарно по уровню «зашкаливающего» уровня некомпетентности, правового нигилизма и просто откровенной глупости. Как и все последующие решения по нему надзорных органов. Что в итоге сотворено судьей Сыровой и последующими инстанциями? Ответ абсолютно очевиден: необратимое уничтожение правовой и фактической возможности установления истины по делу. Практически очевидно, что сделано это в коррупционно-кастовых интересах московского чиновника. А по форме все эти (к тому же, неуклюжие и непрофессиональные) действия образуют ни что иное, как ч.2 ст.305 УК РФ.

Что я хочу и предлагаю через уважаемую «Новую Газету» всем заинтересованным? Очень просто: запустить механизм ст.305 УК РФ, заставить её работать. На примере моего приговора и ряда последующих решений. К слову, по одному из таких решений (п.п.13, 15 ст.397 УПК РФ) принята моя жалоба Уважаемым Европейским Судом (ЕСПЧ), который я так же прошу приобщить данный материал к моей жалобе. Но главное вот в чем. Путинский режим и российскую «Фемиду» крайне раздражает принятый в США «Акт Магнитского». В этом Законе в окончательной его редакции содержится пункт №4G, универсализирующий предусмотренные «Актом» санкции и распространяющий их не только на фигурантов дела Сергея Магнитского, но и на любых российских чиновников (судей, прокуроров и т.п.) виновных в нарушении прав человека. За этот пункт — огромное спасибо сыну Михаила Борисовича Ходорковского и его Институту Прав Человека. Так вот, мы предлагаем американским законодателям и общественным активистам мониторить ситуацию с подачей в РФ заявлений по ст.305 УК РФ, изучать по каждому такому случаю документальную базу (т.е. вещдоки) и в случае обоснованности такого заявления уведомлять об этом российскую сторону. И дополнить при этом «Акт Магнитского» правовым механизмом, который позволял бы приостанавливать процедуру внесения в  «Список Магнитского»  того или иного лица, в отношении которого подано в РФ (в соответствии со всей предусмотренной УПК РФ процедурой) обоснованное заявление о привлечении к уголовной ответственности по ст.305 УК РФ. И в случае принятия такого заявления, возбуждения дела и осуждения виновного к реальному лишению свободы процедура внесения фигуранта в «Список Магнитского» прекращается, а уже включенные в этот документ лица могут быть из него исключены на тех же основаниях. А после отбытия наказания, если приспичит — могут въехать (или не въехать) в США на общих основаниях. Кое-кому в сегодняшней РФ не нравится «вмешательство во внутренние дела России» (как эти некоторые именуют «АКТ Магнитского)? Что ж! Покажите, что способны сами решить проблему. Да и самим кандидатам в «список» перспектива реальной «отсидки» покажется, почему-то думаю, куда страшнее санкций американцев. Попробуем, а?!

С уважением,  Дмитрий С. Кипиани

Новая Газета

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *