СТАЖИРОВКА ДЛЯ ГИММЛЕРА

Сергей Мохнаткин бывший политзаключенный, эксперт движения «За права человека»

Ликвидация 06 мая 2012 г. акции на Болотной площади против ликвидации Конституции и основных прав и свобод граждан, переросшая в ликвидацию следствием и судом и без того пострадавших от массового наезда ментов и ОМОНа переходит в суде все границы. Евсюков в юбке (злобной стервой ее уже никто не называет) — судья Никишина — мочит пострадавших с удовольствием садиста, дорвавшегося до своего любимого дела, как законченный наркоман до любимого наркотика.


Получены соответствующие указания гэбни и шестеркам-конвойным, развернувшим новые пытки подсудимых к тем пыткам, которые устроены судом с самого начала перевода. Перед судом, или в перерыве, зк бьют и устраивают им пытки похуже, надеясь подавить их волю и способность к защите, очевидно выполняя задание суда.

Бьют в наглую, не боятся, что об этом узнают адвокаты или правозащитники.

01.10.2013 г. во время перерыва для кипятка с Дошираком (который выдается исключительно по требованию) неизвестный конвойный (впрочем, номер он снял после того, как понял, что его могут сфоткать в зале) ударил по голове полуслепого Акименкова. Акименкову явно ускоряют участь полностью слепого. Он сейчас уже практически ничего не видит (а на один глаз не видит полностью), и парочка хороших ударов по голове вполне может ускорить эффект от тюремной «терапии» с давлением охранников, старыми зэками-рецидивистами, пытками в темных стаканах и не только в СИЗО и в герметичных полутемных клетках в Мосгорсуде, невозможностью увидеть что-либо в зале, чего охранники очевидно и добиваются. А евсюков в юбке (пардон, в мантии) довершает это дело, с улыбочкой игнорируя этот бепредел и попытки ему помешать.

То, что пытки осуществляются, де-факто, на глазах зрителей и защиты, никого из них не смущает. Хорошо прикрывшись властью, и, очевидно, тем же гб, они не стесняются тащиться от своего беспредела.

02.10.2013г. пришла очередь и за Кривовым, объявивишим голодовку две недели назад. Его заявления о преступлениях ментов 06.05.2012г прокуратур и не пыталась расследовать, то же — на преступления следователей, на глазах фабриковавших дело, мешавших в дальней ему и адвокату знакомиться нормально с этой фабрикацией, и т.д., Суд как пресекал, так и пресекает ему право на защиту, затыкает любые заявления, не дает заявлять и адвокатам в суде, поощряя и генерируя бепредел конвойных и приставов, пресекающих любые попытки не только конфиденциальных контактов с защитниками, но и рвущих бумаги по своему усмотрению, всегда готовых применить (и применяющих) физическую силу для пресечения контактов с подзащитным, и т.д.

Закон, согласно которому Суд, который обязан выдавать протоколы в 5 дней и не позднее хотя бы обвиняемому давно отправил этот закон куда подальше. Кривов объявил голодовку, чтобы добиться хотя бы исполнения этого закона, но и на это суду наплевать, игнорируя уже не только право на защиту, но и саму голодовку. А так как Кривов не ломается, уже конвойные начали мочить. Видимо, и габэ дало соответствующий приказ, и после 6 часов доставки в суд из камеры его полностью раздели в конвойной комнате и заставили приседать и приседать, а когда он наконец отказался, схлопотал и оскорбления, и побои.

К побоям ему не привыкать, он и на Болотной получил немало, но это не в конвойной комнате, где шестеро и с ними одна женщина.. Естественно, голодающего пытать легче и приятнее, этт тонтон-макуты хорошо понимают.

Давление по нарастающей идет и на Барабанова. Нынешним внукам и внучкам старики — не нужная обуза, забрать квартиру в Москве и выкинуть на улицу своих предков — рядовое дело, но для кого-то — бабушка — это все, и его бабушка, вложившая в своего внука всю душу, долго после ареста не протянула, скончалась, хотя была крепка вполне до. Это убийство тоже на совести суда (я не хотел сказать, что у него есть совесть, я другое хотел сказать). Но суду, чем крепче замочит, тем больше лычек и благодарностей начальства. А скорбное лицо, при случае, и Путин всегда делает умело, как на Беслане или Норд-Осте, не представилось только поплакать на могилах Лугового или Березовского, или свободных журналистов. Это просто все впереди. Будут.

Судья не просто отлично знает, что заключенных бьют, заявлять ей об этом не надо. И еще лучше пресекает любые попытки заявить об этом. Она их полностью подавила еще на первых заседаниях, и тщательно, вперед, подавляет любые попытки сделать это вновь. Жестко. Тем знает физическое мочилово, которое началось после начала голодовки Кривова и перевода заседаний из Мосгорсуда в Никулинских суд. К чему переезд, конечно, никто не объяснил, но то, что пыток и для зэка, и для приходящих на суд добилось секретом явно не является, по крайней мере чисто физически голодающих или слепых в Мосгорсуде не мочили и не заставляли абсолютно голыми приседать бесконечное число раз.

Барабанов, другой обвиняемый, после гибели бабушки и от содержания очевидно «поплыл», возникла дистония и потеря зрения одним глазом, сидеть ему стало трудно даже в суде. Даже в боксе рефери дает время немного очухаться от таких ударов. Но в боксе есть правило, в суде бои без правил, никто этого перерыва Барабанову давать не собирается. И трамбовка продолжается. Тем более продолжается прессовка Кривова, как ослабевшего в результате голодовки, и тоже уже далеко не бодренько стоящего на ногах, надо до конца ослепить и Акименкова, слепых легче доканывать, прессуются и другие обвиняемые. Следствие не сломило, суд уже четыре месяца сломать не может, включают ментов, которым попытать обвиняемых — одно удовольствие, премия к зарплате, и сломать защитников Конституции, побитых, но не сломленных на Болотной, суду, конечно, не просто, но подорвать здоровье, хотя бы части из них, ему конечно удастся и уже серьезно удалось. Интересно, что на все заявления о преступлениях, если судья не сумела их пресечь в корне, она отсылает в другие министерства и ведомства, давно знающие, что зк по судом и прав на вмешательство в суд никто по закону не имеет. Круг замкнулся — на преступления не в суд, а прочие всегда отошлют обратно, так как вмешатся в него никак не могут. А у суда все в порядке, пресс обвиняемых идет полным ходом.

Глобальное мочило продолжается.

А чтоб помех не было — всех, и пострадавших, и публику, что приходит поддержать их в суд, несмотря на то, что его двинули к черту на кулички, не пропускают для начала по несколько часов с тщательным обыском и одними рамками на эту толпу народа, а потом выдерживают в отстое еще пару -тройку, о чем суд не предупреждает, без объяснения причин, и после появления в конце то концов к концу рабочего дня с довольным видом. Даже зрители начинают валиться с ног, тем более, что сидеть им негде, не только заключенные, которые в шесть утра без завтрака и воды выкидывают из камер, которых мытарят в СИЗО каждый день, а потом в переполненных неприспособленных автозаках с больными из тубблока Матросски мытарят до 2-х-3-х часов дня через- 5 судов в других районах Москвы. Стажировка Гиммлера в этом веке не помешала бы его работе 70 лет назад. Явно отстал парень.

Эхо Москвы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *