Еще раз об избирательном правосудии

300999_247062118678816_246947888690239_767866_547222805_n

Зоя Светова

5 ноября стало известно, что экс-министр обороны Анатолий Сердюков назначен главой Федерального исследовательского испытательного центра машиностроения. В то же время одна из фигуранток дела «Оборонсервиса», которая отказалась давать показания против Сердюкова, больна раком. И суд отказался изменить ей меру пресечения.
Информацию о новом назначении Сердюкова многие восприняли как насмешку: громко заявленная борьба с коррупцией во властных верхах закончилась пшиком.
Спустя год после обыска в квартире экс-главы имущественного департамента Минобороны Евгении Васильевой, дверь в которую следователям открыл тогда еще министр Сердюков, можно подвести некоторые итоги.
Те обвиняемые, кто согласился сотрудничать со следствием, вышли под подписку о невыезде. Те же, кто дать показания на своих начальников отказался и вину свою не признал, остались в тюрьме.
Известно, что от всех обвиняемых требовали хоть каких-нибудь показаний на Сердюкова. Неужели собирались перевести бывшего министра из свидетелей в обвиняемые? Вряд ли. Скорее, просто искали новые «аргументы» для переговоров. Во всяком случае, неизвестно, чтобы кто-то дал на него показания.
Зато известно, что следователи уговаривали бухгалтера ОАО «Славянка» Юлию Ротанову рассказать, как она якобы передавала Сердюкову миллионы рублей. Ничего такого бухгалтерша не сказала, хотя если бы согласилась, то подобно Васильевой могла бы изучать материалы своего дела дома, а не в «Лефортово».
В прошлую среду Мосгорсуд продлил Ротановой срок содержания под стражей еще на три месяца — до 15 февраля 2014 года. В тюрьме она провела уже год. Под стражей Ротанова заболела — на днях врачи поставили ей диагноз: рак 2-й степени. Ей необходимо медицинское обследование для выявления метастаз. Возможно, потребуется срочная операция. Адвокат просил изменить Ротановой меру пресечения, чтобы она могла лечиться.
Суд, как всегда, был неумолим: «Наличие вышеуказанных заболеваний само по себе не является безусловным основанием для изменения обвиняемой меры пресечения на более мягкую, чем заключение под стражу». Сразу вспомнилась Евгения Васильева, которая по условиям домашнего ареста имеет право выходить из квартиры и совершать покупки в бутиках.
The New Times

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *