Анна Каретникова: Посещение СИЗО-1 (Матроска) от 04.12.2013

sizo
Парализованный парень в больнице Матроски. Это СИЗО-1, где надо уволить врачей.
Нам его пояснили как неясный диагноз. И обещали показать. Но в некий момент некоторые члены ОНК почему-то сказали, что торопятся, и времени у них нет. На неясный диагноз. Не хочу вас огорчить, но так нельзя. Если вы пришли на проверку — работайте. Или с какой целью вы пришли в СИЗО?

И огромная просьба к новым наблюдателям всё же относиться уважительно и к заключенным, и к сотрудникам. Зачем вызывать негативную реакцию? Это не приведет нас к успеху. Надеюсь, это временные ошибки.

Больного мы в результате увидели случайно. Заключенные больницы при раздаче гречки с куда-то вдруг сегодня девшимся мясом высунули свои головы в кормушку и говорили: зачем нам принесли этого человека, который не может даже сам поесть?
мы сказали: сейчас придем.

У этого парня 159 ч. 4, мошенничество. Он попал в автоаварию незадолго до посадки. ЧМТ, повреждение позвоночника, повреждения внутренних органов. На воле ему как-то помогали врачи, жил. Потом он попал в СИЗО-2, в Бутырку. Там ему парализовало нижнюю часть тела. Ноги отнялись. И немножко выше. Потом — рука. И он лежал там в лазарете, лежал. Может, умирал, я не знаю. Но похоже на то.

Но его возили в суд. Он сказал: я не могу идти — его схватили и понесли. По дороге уронили дважды или трижды, он падал на пол. Потом от расстройства его уронили с автозака то ли на носилки, то ли мимо. Он отбил себе легкие, там вода и кровь. Помощь не оказывалась. Заметьте, это всё — с его слов. Может, он врет. Но только двигаться он больше не может. Ходить. Сидеть. Одеться. Умыться. Сходить в туалет. Он просто больше не может двигаться. Он парализован.

А в суде судья сказал, по его словам: вот сейчас медсестры скажут за тебя слово — и я тебе меру пресечения изменю. Что скажете, медсестры Бутырки (условно), Мадина и Сабина? Посоветовался и через пять минут сказал: мера пресечения — без изменения. И отправил обратно в СИЗО. Что вы ему там сказали, Мадина и Сабина? Парень хорошо выглядел, на ваш взгляд?

Ему на Матроске помогли. Стало чуть легче. Пока он лежал в палате интенсивной терапии.
Его спросили: тебя били? мы сразу поняли… Он сказал: нет. Роняли. С высоты. Сегодня (уже вчера) его спустили в обычную камеру. Он лежит вообще голый, без ничего, под колючим одеялом. На нем нет трусиков и маечки. Туалет — шланг и катеттер. Он не мылся месяц. Он не может самостоятельно почистить зубы. Его обтирали мокрым полотенцем. Это вообще неподвижный человек. Хоть молодой.

И я говорю камере: ну помогите ему хоть поесть… умыться… А камера такая говорит: да, но это — второй вопрос. А как он, извините, будет тут ходить в туалет? Под себя? Но мы тут живем. У нас диабет, ишемия, инфаркт. Это наш дом, извините.

И тут приходит такой доктор Самсон Валерьевич Мадаян, заместитель начальника Матроски по медицинской части и профилактике. И с тех пор, как я попросила ряд инстанций его уволить, у него дрожат руки, а также почему-то он вместо говорить — кричит довольно истерично. А кричит он на тему, что все с этим парнем обалденно, в дерьме он не валялся, а кто за ним теперь будет ухаживать, — ну, это как-нибудь придумается. Непонятно, как. Но как-нибудь.

А также Самсон Валерьевич подтверждает, что диагноз тут неясный, причина пареза — фиг его знает. Алло, Самсон Валерьевич, проснитесь. Если вы не можете определить причины — отправляйте парня куда-нибудь, где могут. Давайте в вольную больницу. Признайте свою некомпетентность. Вы его заморить решили, как многих других до этого Матроска? Мне еще раз фамилии перечислить? Вы убиваете очередного человека. А мы на это смотрим и молчать мы больше не будем.

Что вы его перевели из интенсивной терапии? Там у него столик был подкатывающийся со жрачкой. И медсестры, которые перевернуться помогали. Кто ему сейчас будет помогать? Камера, которая в ярости? Что он голый лежит у вас? Где его простыня? Он был нормальный, когда его закрыли. Что вы с Бутыркой с ним делаете? Отправляйте его на обследование, немедленно отправляйте его на освидетельствование, освобождайте, я про вас не в прокуратуру и СК, я про вас в другие места напишу, где меня лучше слушают. Вам Европейского суда мало, которому вы глупо наврали? Вам Магнитский еще нужен? Сейчас будет Магнитский вам. Сейчас много всего будет. Мы вас точно в какой-нибудь неприятный список включим. Не можете определить диагноз — отдавайте человека на волю. Актируйте срочно. Что он у вас не двигается? Вы можете, решите вопрос!

Народ, давайте мы возьмем это дело под контроль, пока у нас нет на Матроске еще одного трупа? А риск есть. Это моя просьба, распространите информацию. Это жизнь человека. И, раз уж мы знаем, мы за нее ответственны. Помогайте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *