ОБЯЗАННОСТЬ, А НЕ ПРАВО

Свою позицию по поводу отказа защитника от участия в судебных прениях и того, к каким последствиям это может привести, ВС РФ выразил в кассационном определении от 31 мая 2010 г. № 41-О10-47сп.

Г. Попов и В. Туров приговором Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей были признаны виновными в совершении преступления и приговорены к 14 годам и 7 месяцам и 13 годам лишения свободы соответственно.

Туров и его адвокат Е. Тюрина в кассационной жалобе просили отменить приговор по ряду причин, связанных преимущественно с вопросами качества и допустимости доказательств, по которым был осужден Туров. Попов же просил отменить приговор в связи с тем, что его адвокат И. Лозовой недобросовестно исполнял свои обязанности защитника, не подготовился должным образом к судебному разбирательству, не проинструктировал его относительно позиции защиты, а в прениях участвовать вообще отказался. Не имея юридического образования, Попов вынужден был один участвовать в прениях и защищать себя самостоятельно. На провозглашение приговора адвокат не явился и в кассационном порядке приговор не обжаловал. Попов указал, что фактически был лишен права на защиту.

ВС РФ отменил приговор и отправил дело на новое рассмотрение: «Исходя из принципа состязательности и равенства процессуальных прав сторон при рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей отказ адвоката от участия в прениях судебная коллегия расценивает как ограничение права подсудимого Попова Г.Н. на защиту, то есть нарушение уголовно-процессуального закона, влекущее отмену приговора».

Квалификационная комиссия АП г. Москвы в июле 2013 г. рассмотрела частное постановление судьи Мосгорсуда А. Замашнюка, в котором сообщалось, что адвокат Ш. Цакаев, осуществляя защиту подсудимого В. Ситника, допустил «грубейшие нарушения норм уголовно-процессуального законодательства РФ, КПЭА и конституционных прав подсудимого Ситника на защиту».

Помимо прочего судья указал следующее: «После обсуждения всех процессуальных вопросов и подтверждения сторонами своей готовности к выступлениям в прениях, а также приглашения в зал судебного заседания присяжных заседателей адвокат Цакаев в их присутствии демонстративно и самовольно покинул зал судебного заседания, фактически самоустранившись от исполнения взятых на себя полномочий по защите прав и интересов подсудимого Ситника. На неоднократные предложения председательствующего по делу остановиться и вернуться в зал, чтобы реализовать право подсудимого Ситника на защиту, адвокат Цакаев не реагировал, а, напротив, в присутствии присяжных заседателей прокомментировал свои действия, что таким образом он выражает протест на процессуальные решения председательствующего».

Именно в этом действии, единственном из всех указанных в определении, Квалификационная комиссия АП г. Москвы усмотрела нарушение КПЭА: «Заявив возражения на действия председательствующего судьи Московского городского суда Замашнюка А.Н. путем покидания в знак протеста против действий председательствующего на протяжении всего судебного следствия по уголовному делу № 2-07/11 зала судебного заседания до объявления перерыва и без разрешения председательствующего, то есть в форме, не предусмотренной нормами уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, адвокат Цакаев Ш.Ш. проявил неуважение к суду, нарушив тем самым предписания ч. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката».

Позиция Квалификационной комиссии АП г. Москвы по вопросу отказа защитников участвовать в судебных прениях также отражена в заключениях от 17 октября и 12 декабря 2012 г. по дисциплинарному производству в отношении адвоката Сергея Тепловодского.

Заключение Квалификационной комиссии АП г. Москвы по дисциплинарному производству в отношении адвоката Цакаева Ш.Ш. 

Заключение Квалификационной комиссии АП г. Москвы по дисциплинарному производству в отношении адвоката Тепловодского С.В. (суд 1) 

Заключение Квалификационной комиссии АП г. Москвы по дисциплинарному производству в отношении адвоката Тепловодского С.В. (суд 2) 

Кассационное определение ВС РФ от 31 мая 2010 г. № 41-О10-47сп

Новая Адвокатская Газета

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *