Мои вопросы к Антону Цветкову по поводу «контроля» над ситуацией с парализованным парнем

KMO_136140_00304_1_t210

АННА КАРЕТНИКОВА

А вот Владимир Осечкин пишет по поводу парализованного Топехина. И приводит цитату из Антона Цветкова. Я не нашла эту цитату, но как не верить Владимиру Осечкину? Антон, вы это действительно написали? Тогда у меня будет ряд вопросов. Если вы этого не писали, то у меня к Владимиру будут вопросы. Другие.

Только что председатель ОНК Мск Антон Цветков написал: «Для тех, кто не в курсе, ситуацию с тяжелобольным заключенным в СИЗО 77/1 (Матросская тишина), давно держу на контроле, к сожалению, Анна Каретникова не смогла в день публикации в блоге сказать фамилию его и подробности, т.к. не знала, но позвонив Тихомирову (нач УФСИН по Москве) удалось совместными усилиями выяснить, о ком идет речь. Договорился, что в ближайшие дни его отправят в 20 градскую для комиссионного обследования с целью выявления диагноза подпадающего 3 Постановлению и подлечить парня, его сейчас лечат врачи матросске и вывозили в городские медучреждения для обследования и консультаций. Надеюсь, Владимира вывезут в 20 уже в понедельник, держу на ежедневном контроле.» Следим за ситуацией.

Если вы это, Антон, всё же писали, то поясните, пожалуйста. Если вы держите ситуацию с Топехиным на контроле, — то почему и зачем вы звонили в УФСИН «совместными усилиями» узнавать его фамилию? Как можно держать ситуацию на контроле, не зная фамилию? Как вы ее держали? 

Как вы себе представляете, Антон, удивительную ситуацию, что я не знаю фамилию человека, которого опросила? Вы полагаете, что я ее забыла спросить? А также полагаете, что я, вместе с напарником, не сделала запись о происшедшем в журнале проверяющих с указанием фамилии, времени и проблемы? Напрасно. Это закон. Вы полагаете, что наше неоднократное общение с пациентом не шло под видеорегистратор?

Антон. Если вы знаете и контролируете эту ситуацию, — то с какого момента? Когда парень загибался на Бутырке — вы ее тоже знали и контролировали? Тогда почему вы довели дело до того состояния, что ему стало так плохо? Поясните, пожалуйста, с какого момента вы знаете и контролируете эту ситуацию.

О многих ли других непростых больных по СИЗО Москвы вы знаете еще? Сколько ситуаций вы контролируете? Пожалуйста, предайте эту информацию гласности. Она социально значима. Ее никак невозможно скрывать.

Вы помните, вы говорили на собрании не раз, что мы должны быть прозрачны, и информация о происходящем в проверяемых объектах должна быть открыта для журналистов? До каких журналистов вы довели информацию о парализованном Топехине? Пришлите сюда, пожалуйста, ссылки на публикации. Вы же понимаете, что огласка вопиющих фактов — залог успеха в помощи тяжело больным людям в СИЗО. Наверняка публикаций было много.

Я очень благодарна вам, что, благодаря исключительно вашему вмешательству, парня переведут в 20-ю больницу. А почему вы не попросили перевести его назад в ПИТ? Вы вправе не отвечать, но для полноты картины было бы очень интересно понять, какого числа и во сколько точно вы звонили Тихомирову. До запроса информации информационными агентствами и СМИ, включая газету.ру и Еву Меркачеву, или позже?

Антон. Почему, держа ситуацию, по вашим словам, на контроле, вы затруднились позвонить мне и спросить, что, собственно, происходит? Вы — председатель ОНК Москвы, у вас есть такое право. Что вам помешало?

Держа ситуацию на контроле, связались ли вы с родственниками тяжело больного? Как их зовут? О чем вы с ними договорились? Что им пообещали? Оказали ли содействие в сборе необходимых медицинских документов?

Благодаря моим крикам в Интернете у парализованного парня появился крайне компетентный адвокат, вытащивший из системы уже немало инвалидов. Что сделали вы для того, чтоб это произошло? Были ли вы в этом заинтересованы? Нашли ли вы адвоката? Или это вне зоны вашей добровольческой деятельности?

Еще раз: здОрово, что совместными усилиями нам удается решать непростые проблемы. Сенсации, интриги, расследования, — это не то, что нам нужно. По мне — не было бы их совсем. Я предпочитаю и люблю рутинную работу, без эксцессов и нештаток. Но я буду рада вашим ответам на мои вопросы, поскольку вы — наш новый председатель, и нам очень важно знать, что вы всей душой болеете за дело защиты прав заключенных.

Заранее спасибо за ответы.

Если вы это не писали — вопросы к Владимиру Осечкину.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *