Милосердие по-чекистски

02_01

Зоя Светова

К 12 декабря — 20-летию Конституции РФ — Государственная дума, как ожидается, примет постановление об амнистии. 4 декабря на встрече в Кремле президент Путин сказал, что амнистия «может распространяться только на тех лиц, которые не совершили тяжкие преступления и преступления, которые связаны с насильственными действиями в отношении представителей власти»

Чем ближе день, к которому обещана амнистия, тем все меньше шансов, что она оправдает надежды тысяч людей, ожидающих ее в тюрьмах и лагерях. Вроде бы дата значительная, и амнистия должна быть значительной, как ее задумали и написали лучшие юристы России. Только вот незадача: когда текст дошел до президента, оказалось, что тот видит эту амнистию иначе, чем правозащитники. Они полагали, что на свободу должны выйти фигуранты резонансных дел, а также обвиняемые и осужденные по экономическим статьям, которых не удалось освободить в ходе куцей июльской амнистии. Тогда, напомним, вместо десятков тысяч были отпущены на свободу всего несколько сотен человек. Путин же дал понять, что амнистии не подлежат виновные в тяжких преступлениях и в преступлениях против сотрудников правоохранительных органов. Этим он сразу отсек и «экономических», и «политических»: ведь и статья «хулиганство», по которой сидят Маша Алехина и Надя Толоконникова, и статьи, по которым отбывают срок Ходорковский и Лебедев, — тяжкие.

О чем думает Путин, когда стоит со свечкой во время пасхальной и рождественской литургий и певчие ангельскими голосами поют «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут» или «Щедр и милостив Господь долготерпив и многомилостив»? Понимает ли он, называющий себя православным верующим, что все христианство пронизано милосердием? Или он считает, что все это просто красивые слова и никакого Бога нет и Страшного суда тоже нет? Что ему стоит отпустить на свободу тех, кто и так наказан сверх меры?

Путин остался верен себе: в понимании чекистов милосердие — проявление слабости

За последний год о «помиловании» и «амнистии» мы от гаранта Конституции слышали много: от «пусть попросят о помиловании» (это о Ходорковском и Навальном) до «всех, кто заслужил помилование, помилуем» (на встрече с литераторами). Путин не понял главного: милость не заслуживают, сильные мира сего даруют ее падшим, тем, кто провинился. И в этом их сила — прощать и миловать.

Поэтому, когда пришло время выбирать, Путин остался верен себе: ведь в понимании чекистов милосердие — проявление слабости.

И вот уже Генпрокуратура заявляет, что против Ходорковского расследуется несколько уголовных дел, которые имеют «хорошие судебные перспективы». Неровен час, появятся новые обвинения и в отношении участниц группы Pussy Riot. А «болотники» поедут в лагеря. Ведь совсем не зря вслед за Путиным и Медведев затянул мантру о том, что «в России нет политзаключенных».

Как же далеко «православному» Путину до атеиста Горбачева, который в 1987 году помиловал политзэков, и это навечно останется в учебниках истории!

А Путин так и будет стоять со свечкой в церкви и думать, что и Бог и вера — это понарошку.

The New Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *