МЫ ПРОДОЛЖАЕМ. СИЗО-6 И С ПРОШЕДШИМ ДНЕМ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Анна Каретникова зампред московской ОНК

Cегодня, в день прав человека, бродили по камерам 6-го СИЗО, с грядущей амнистией ни одного человека не вышло поздравить, ни одну женщину, а так хотелось… Видимо, к БСам надо было идти, там, может, получилось бы. Статья 286 подпадает. 159 четвертая отдыхает, 228-е — всеми своими разновидностями отдыхают тоже. Вообще не говорю о политических. Эх, амнистия…

Во первых строках хочу еще раз поблагодарить своего сегодняшнего напарника по ОНК Александра Куликовского. Очень компетентный и одновременно корректный наблюдатель, давно мне не было так комфортно работать.

Во вторых — довожу до сведения заинтересованных лиц пояснение администрации: в комнате приема передач много народу во вторник, среду и субботу. Немного — в понедельник и четверг. В эти дни передать легче. 

Опять слышу про ночную очередь. То есть ночью записываешься — днем передаешь. Парень был в очереди на 80 человек, на 43-м окошко закрыли. Это с его слов. Администрация говорит: ночью в списки записывают жулики, которые на всём привыкли деньги делать, из числа самих родственников. Все прекрасно успевают передать и без всякой записи. А жуликов они сами, ловко переодевшись и притворившись другими родственниками, видели ночью. Ну, можно и мне ночью на место выехать, благо недалеко. Только не в такую погоду… Посмотрим, кто там кого куда записывает.

Но вот человек говорит: к врачу надо на прием записываться в восемь. А принимает врач с двух. Записываешься и сидишь до двух. А руководство мне говорит: не надо записываться в восемь. Врач всех примет. Вот это надо теперь мне разобраться, кстати, если кто знает — буду признательна за комментарии.

Ужин сегодня был… ну, терпимый. Картошка, конечно, с морковкой… без мяса, — но оранжевой гадости, от которой у меня изжога, не было, и воду не лили. На вкус нормально вполне. И хвалят заключенные квашеную капусту к обеду. Есть такое дело, не могу не отметить.

Матрасы… давайте как-то решать эту проблему, ФСИН, правозащитники, Антон Цветков, кто там еще? Давайте поторопимся, это вообще не матрасы. Невозможно на них спать на кроватях такой конструкции. Газеты не спасают. Картонки тоже. В одной камере попросили поменять все. Но точечные замены — не выход.

Гуляют, вроде, все нормально, по очереди. Тут ПВР соблюдается. Спасибо.

Он не соблюдается, как и всюду, в части предоставления журнала для исходящей корреспонденции внутри изолятора. Я не знаю, насколько это осуществимо, но это крайне важно — соблюдать ПВР в этой части. И опять — на стенах выдержки из ПВР-2005. А должно быть — 2010. ОК, поменяют с нового года. Но три года уже незаметно прошло. А мы все живем по устаревшей нормативной базе. Все СИЗО, приведите в порядок раздел 9. И почитайте его заодно. Я пока просто уважительно прошу, давайте как-то решать, что с этим делать.

Проблемы с медициной. Только в одной камере СПИД с нулевым иммунитетом и рак с метастазами. Это давайте отправляем и делать надо актировку. Как-то это не очень спешно происходит. Я меддокументы не смотрела, я посмотрю. Всё со слов.

Стоматолог! Я не хочу сейчас огорчить никого, но если он принимает три раза в неделю, а в изоляторе — под тыщщу сто пятьдесят, — как нам быть? Реально болят и выпадают зубы. Девочки уходят на этап, там зубы не лечат в большинстве случаев, а только дерут. Что это значит — у нас одна ставка стоматолога? Пробейте вторую. Три раза в неделю один работает, три — другой. Что значит — пусть лечат зубы в колонии? Зубы надо лечить, когда они заболели.

Уважаемые члены ОНК, я с интересом ознакомилась с вашей записью в журнале проверяющих «жалоб нет». А также со следующим: «Так же порадовало,что после личного вмешательста начальника СИЗО,решились проблемы лечения зубов.»
http://gulagu.net/profile/36/blog/2801.html?fb_action_ids=658436377512248&fb_action_types=og.recommends&fb_source=other_multiline&action_object_map=%7B%22658436377512248%22%в

Как они решились? Как они могли вообще решиться в описанной выше ситуации? Начальник СИЗО сама пошла зубы сверлить? Одна камера — пять жалоб на более десятка заявлений к стоматологу — ноль эффект.

Уважаемые общественные наблюдатели, если вы не услышали жалоб, это не проблемы заключенных, и это не проблемы администрации, и это не значит, что всё отлично — это ваши проблемы как наблюдателей. В СИЗО не может не быть жалоб — не потому, что кто-то плохой и всех пытают. Потому, что это — СИЗО, людям там некомфортно. У них там много проблем. Почему они вам об этом не говорят — ищите подход. Если что-то непонятно — позвоните мне, я поясню. Кстати, уже писала: уходите от слова «жалобы». Русский язык богат, много синонимов.

Какая-то странная ситуация с этим, со слов Качаловой и Артамоновой, а также их сокамерницы, избиением Качаловой в сентябре Минаевым Романом Викторовичем, старшим лейтенантом, ДПНСИ. На свой запрос о производстве внутренней проверки Качалова Людмила так ответа от руководства СИЗО не получила. А руководство говорит, что заявления от Качаловой по этому поводу не получало. Странно. Я ей диктовала это заявление. Она потом решила его не отправлять? Я уточню. Не, ну отказное из СК, все вопросы закрыты. Закрыты?

А у меня очень плохие отзывы по поводу деятельности Романа Викторовича в своей должности. Много их. Говорят, он вполне даже может по лицу немолодую женщину ударить так, что она сознание потеряет. И еще много за ним интересного. Ну, это врут, наверное. Я никуда не тороплюсь. Я понимаю там, семейные связи, говорят, всё такое. Но вдруг он капитаном там станет, майором, вот это всё… Вдруг станет всех заключенных там по привычке лупить, а это надо? Генералом станет — всю ФСИН изобьет, страшно себе представить. Зачем это, чем он дорог? Надо обдумать этот вопрос. Я пока в процессе осмысления. Может, еще кто-то хочет дополнить? Буду рада привату. Еще раз: мы никуда не торопимся.

Кстати, 6-й отличается тем, что практически все за редким исключением камеры оборудованы телевизорами и холодильниками. Но один телевизор на камеру в сорок человек — это нормально? Подскажите. По мне — и камера на сорок человек — кошмар. Это самые по количеству людей громадные камеры в Москве, если я верно понимаю.

Бидэ дурацкое и никому не нужное поменяли на лишний унитаз. Молодцы, актуально. Для камеры-то на сорок человек…

Кстати, а чего не дать Артамоновой второе одеяло? Ей холодно. Зима. Почему вообще нельзя человеку второе одеяло? Я никогда это не пойму. Купила себе второе одеяло — зачем первое отбираете? Она, вроде, не занавешиватся. Я нигде не вижу, что у заключенного должно быть одно одеяло, а второго быть не должно. Где это в нормативах написано?

Ладно. Мы продолжим. С прошедшим днем прав человека… спасибо, конечно, за амнистию… вот песенка: http://megalyrics.ru/lyric/alieksandr-rozienbaum/amnistiia.htm
Не очень люблю, зато по теме.

Извиняюсь перед сотрудниками, которых задержали на работе. И, не удержусь от прикола, доезжаю от СИЗО до дома — мне звонят: а разве ты не на правозащитной вечеринке, где правозащитники в Сахаровском центре Ахеджаковой премию вручают? Все там.

Что? Нет. Я всегда где-нибудь не там. Плохой я правозащитник. Ну, еще раз, с днем прав человека. Всё изменится когда-нибудь, если мы все этого по-настоящему захотим. И тюрьма, и воля.

Эхо Москвы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *