Суд над Данилой Константиновым

Анна Каретникова

И вот когда я слышу, что прокурор запросил десяточку Даниле Константинову, я просто спрашиваю в твиттере: а что мы будем делать? Перекроем Тверскую, все сорок человек, присутствующих на процессе? Потому что я не понимаю, как правильно поступать, когда у тебя на глазах сажают невиновного человека с железобетонным алиби и выдающимися защитниками. Во-первых, этот человек невиновен, его надо отпустить. И наказать тех, кто его сажает. Во-вторых, я думаю — а что у нас происходит по другим уголовным делам? Где нет железобетонного алиби и выдающихся адвокатов? Где нет средств массовой информации и в зале никого нет? Там-то что происходит?

Не, я знаю, что там происходит. Я знаю, что происходит на следствии и что происходит в суде. Я знаю это много лет. Но именно это дело начинает мешать мне закрывать на это глаза и заниматься тем, чем я сейчас должна заниматься. Я поэтому перестала ходить на процесс, извините. Чувство ненависти неконструктивно, оно мешает эффективности работы. И какая альтернатива? Превратиться в городскую сумасшедшую и жить на улице, бегая от суда к суду, от отдела к отделу с собственноручно нарисованным плакатом? Уйти в адвокатуру — а что изменится? Чувство собственной бессмысленности не денется. Ненависть-то девать куда? Как быть?

И вот адвокат по этому делу на мой вопрос, что делать? — отвечает: кто может, уезжайте отсюда. Тут уже ничего не исправить.

Я безмерно благодарна и высоко ценю вклад адвокатов по делу Константинова. Да, именно они, не приведи Всевышний, убедятся в первую очередь, что тут ничего не изменить. Я — во вторую, хоть сделала существенно меньше. Но я старалась. Хоть пользы-то от меня… Посмотрим.

Не уеду я никуда. Я не могу без родины. Я на пять дней уезжаю — последние два мучаюсь. Мне говорят: уезжай на месяц полечиться — я говорю: нет. Я не выдержу. Это моя страна, это мой язык, это мой народ. А что его лажают какие-то уроды — это мои проблемы. Да, безопасность, да комфорт, — но чем меньше нас, тем больше их.

Помните «Пепел и алмаз»? Навроде как: ты эмигрируешь? Да. Но ты же умрешь там от тоски. Лучше я там умру от тоски, чем здесь от ненависти. (с)

Я — лучше от ненависти. Вот у меня там в комментах пишут — ну и ладно, посидим. Я думаю: вот бравада… Но думаю дальше — а действительно?.. Всюду есть жизнь. Я ее примерно представляю. Плюсы, минусы, подводные камни. Ну и посижу. Долго не выдержу, конечно, на анальгине-то, — но разве мы собираемся жить вечно? (с) Зато я останусь в моей стране. А Данила прав: можно продолжать борьбу и в тюремной камере. Пока бьется сердце — надо продолжать. И не предавать.

Это не совет никому. Это каждый решит для себя сам. Возможно, я вообще сейчас ошибаюсь, нахожусь под впечатлением ситуации и неверно оцениваю реальность. Но я долго уже об этом думаю. Пока что я склоняюсь к этой точке зрения. Жаль только, скоро книжки хорошие читать запретят. Хоть я давно не читала книжек. Заявлений и чужой нормативной базы хватает.

А вот песенка об этом, она лучше меня объясняет.
Я остаюсь: http://basemp3.ru/?page=show&id=45341

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *