«Прошение о помиловании не требует признания вины»

KMO_120340_00014_1_t218_103044

Михаила Ходорковского подтолкнул написать прошение о помиловании разговор с сотрудниками спецслужб, пишет газета «Коммерсантъ» со ссылкой на собственные источники. Член Совета по правам человека при президенте, бывшая судья Конституционного суда Тамара Морщакова ответила на вопросы ведущих Дарьи Полыгаевой и Алексея Корнеева.

Во время недавней беседы заключенному рассказали об ухудшении здоровья матери и о новом уголовном деле, которое будет возбуждено против него. Именно этот разговор, который проходил без адвокатов, и заставил Ходорковского обратиться к президенту с прошением о помиловании, считают эксперты издания.

Д.П.: Скажите, а какова процедура, как вы считаете, насколько она может затянуться, и когда Ходорковский может выйти?

Т.М.: Я не могу ответить на эти вопросы, потому что процедура установлена в самых общих чертах на основе указа президента, который утвердил положения о деятельности региональных комиссий по помилованию. Какие-то временные ограничения там не присутствуют.

Д.П.: То есть, как захотят, так и выпустят, по большому счету?

Т.М.: Вообще-то, акт помилования весь построен именно на этом, здесь реализуются два права: одно право каждого человека, который осужден, и это право предусмотрено Конституцией Российской Федерации, оно не знает никаких ограничений, это право просить о помиловании. Другое, не столько право, сколько правомочия, предоставленные главе государства, осуществлять акт помилования.

А.К.: Помилование предполагает, что человек, который подал прошение, виновен, но вышел?

Т.М.: Нет, это абсолютно не предполагается, и, к сожалению, продолжает звучать этот неправильный тезис, в том числе из уст пресс-секретаря главы государства. На самом деле ему нужно сначала было бы посмотреть законы и проконсультироваться с юристами. Дело в том, что любая такая интерпретация, которую он себе позволил, приводит к ужасным последствиям, потому что получается, что с ходатайством о помиловании могут обратиться только закоренелые преступники, признавшие свою вину, вина которых доказана, и не смогли бы обратиться никогда другие люди, ставшие нередко жертвами ошибок правоохранительной системы.

Д.П.: То есть прошение о помиловании не требует признания вины?

Т.М.: Прошение о помиловании по Конституции не знает никаких ограничений и не требует признания вины, в том числе и в том виде, в каком этот институт закреплен в каких-то нормах права. Эти нормы, повторяю, не уровень закона, а уровень указа президента, потому что это его правомочие, он его осуществляет.

Но осуществляя правомочие, он тоже не может никак ограничить конституционное право обратиться с ходатайством о помиловании какими-то предварительными условиями, потому что этого Конституция не предусматривает. Глава государства может либо помиловать, либо отказать в помиловании, но при этом не могут выдвигаться никакие условия нормативного характера: при таких-то преступлениях, допустим, мы милуем, при таких — нет. Это невозможно, это нарушало бы Конституцию.

Д.П.: Без прошения президент тоже может помиловать, без обращения?

Т.М.: Да, полномочия президента предполагают осуществлять помилования, которые законом не ограничены.

А.К.: Человек, который выйдет по помилованию, может затем добиваться признания себя невиновным через суд?

Т.М.: Признавать себя невиновным, требовать признать себя невиновным может каждый человек, и ему не могут быть никакие, так сказать, условия в отношении его будущего поведения предъявляться. Это же не сделка на самом деле, и есть в правовой системе любой страны какие-то правовые механизмы для того, чтобы добиваться такого признания.

А.К.: Тамара Георгиевна, помилование не отменяет возможности следующих приговоров? То есть они возможны в отношении этого человека, которого помиловали по этому делу?

Т.М.: Вы смешали два предмета в одном вопросе. По этому делу, по которому человек помилован, он уже был осужден, и вторично судить его по этому делу нельзя не в силу акта помилования, а в силу вполне определенных правовых принципов, которые называются, в частности, запретом повторного привлечения к ответственности и наказания за одно и то же. Это принцип нашей Конституции, нашего Уголовного кодекса, но это еще и международный правовой принцип, и это вполне определенная вещь.

Другой вопрос: возможно ли возбудить против человека, который помилован, новое дело? Конечно, органы, которые делают это, управомочены на возбуждение преследования, они могут возбудить новое дело, если это лицо совершит какие-то новые преступления, или, в крайнем случае, откроются какие-то новые обстоятельства, ранее никому неизвестные и требующие особой процедуры подтверждения. Процедура установлена в Уголовном процессуальном кодексе.

КоммерсантЪ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *