Что делать, когда нас не слышат? ОНК. Распространяйте. Так нельзя. СИЗО-1, доктор Ибатуллина.

Ну вот, я тут размещаю наш сегодняшний отчет о посещении СИЗО-1. Прошу обратить на него внимание, это официальный отчет, мы его направляем в управление. Я устала просить и уговаривать. Нельзя переходить границы. :( Если можно, распространяйте эту информацию.

Акт проверки.
9 января 2014 года.
Проверка ФКУ СИЗО-1 ОНК г.Москвы: А.Г.Каретникова и А.Я.Покрас.
Посетили камеры 701, 735, 736, 743, 739, 705, 130, карцер (камера 5).

Отмечено, что в больничном корпусе приняты во внимание замечания членов ОНК, сделанные по результатам предыдущих проверок, и имеет место хорошее ведение Журнала учета жалоб и заявлений, жалобы и заявления принимаются и фиксируются в соответствии с требованиями законодательства.

В карцерном помещении обновлена наглядная агитация, размещены выдержки из ПВР, однако там отсутствует раздел о пребывании в карцере, что кажется нелогичным членам ОНК. Карцерное помещение 5 хорошо отремонтировано, светлые стены, чисто как в камере, так и в коридоре.

Отмечено хорошее качество пищи.

По результатам данной и предыдущих проверок у членов ОНК  сложилось мнение о том, что начальник медицинской части учреждения майор внутренней службы А.Е. Ибатуллина ведет себя недолжным образом, часто игнорируя жалобы заключенных на состояние здоровья вопреки ст. 24 103-ФЗ и разговаривая с ними в недопустимом тоне в нарушение п. 17 ст.17 названного закона.

Ибатуллина А.Е. не выслушивает и не принимает во внимание просьбы заключенных, связанные с их здоровьем, обращает внимание на проблемы лишь после неоднократного их озвучивания членами ОНК.

Кроме того, у членов ОНК Москвы сложилось мнение, что в ответ на многочисленные жалобы спецконтингента на плохую работу медчасти и грубость Ибатуллиной,  она использует служебное положение для ущемления прав заключенных. В частности, непосредственно после, либо в связи с обращениями заключенных К. и В. к ОНК с подобными заявлениями, они были лишены возможности посещения спортзала (заранее оплаченного), так как А.Е.Ибатуллина не стала осматривать К. и В. и не подписала им разрешение на посещение спортзала. После аналогичного обращения к членам ОНК заключенного З., у него были отобраны препараты, жизненно необходимые ему для терапии от СПИД (4-В стадия). Сейчас препараты выдаются заключенному З. нерегулярно, в то время как прерывание приема терапии представляет угрозу для его жизни и здоровья.

У членов ОНК возникло опасение, что действия А.Е. Ибатуллиной являются местью за обращение к ОНК, в то время как статья 21 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» содержит положение: «не допускается преследование в любой форме подозреваемых и обвиняемых за обращение с предложениями, заявлениями или жалобами в связи с нарушением их прав и законных интересов. Должностные лица мест содержания под стражей, виновные в таком преследовании, несут ответственность в соответствии с законом». Право на получение медицинской помощи является законным правом подозреваемых, обвиняемых и осужденных, находящихся в следственном изоляторе.

В связи с указанными обстоятельствами, просим ответственных лиц обратить внимание на действия А.Е. Ибатуллиной, представляющие, на взгляд членов ОНК, угрозу для заключенных, обращающихся к ОНК с просьбами и заявлениями о содействии в получении медицинской помощи, и принять меры для того чтобы обращение  к членам ОНК с жалобами, заявлениям и предложениями не влекло ухудшения положения заключенных, обратившихся к членам ОНК с просьбами о содействии в получении медицинской помощи.

А.Г. Каретникова
А.Я. Покрас

Честно говоря, какая-то дикая ситуация, я привыкла, что при всех временных расхождениях и горячих спорах сотрудники СИЗО — адекватные люди, с которыми практически всегда удается найти взаимопонимание по вопросам соблюдения прав лиц, лишенных свободы. Если кто из членов ОНК сталкивался с госпожой Ибатуллиной, то они понимают, о чем я говорю.

Мне вообще очень неприятно от этого, но если люди обращаются к ОНК за помощью в конкретных ситуациях, то их положение вместо улучшения не должно ухудшаться. А то к нам никто обращаться и не будет. Ну, это как в «Брате-2», по-моему, было — «русские своих на войне не бросают…» Мне неинтересно, что за люди обратились за помощью, что там у них за статьи и сколько судимостей: они попросили ОНК о помощи в защите своих законных прав. И что получилось? Давайте этих людей защищать, пожалуйста. Ой, мне очень неприятно. Я реально чувствую свою вину перед людьми, которые нам поверили. Я надеюсь, у них всё будет в порядке. Тут СИЗО вообще ни при чем, там хорошие нормальные люди работают, но вот как нам быть с конкретным человеком? Мы вели беседы, мы лично просили вести себя адекватно, мы оставляли записи в журнале проверяющих. Как нам сделать, чтоб нас услышали? Мы пытаемся сделать, чтоб нас услышали.

ЖЖ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *