КОМИ: колония-поселение — поощрение или наказание?

1387958085_large

«Русь сидящая» следит за ситуацией в КП -45 п.Ёдва Республики Коми. Мы уже не раз публиковали материалы о положении в этой колонии-поселении (http://zekov.net/?p=4462  и . http://zekov.net/?p=5023) Там в настоящее время находится Ольга Романенкова, мать троих несовершеннолетних детей. Вот еще несколько подтверждений творящегося там беззакония. Это обращение члена ОНК РК Ирины Виноградовой.

Колония-поселение — поощрение или наказание?

Как члену ОНК второго созыва с марта 2012 года увеличился поток жалоб с некоторых колоний-поселений, и до сих пор поток не иссякает, а наоборот становится более бурным. Были неоднократные письма и звонки в ГУФСИН России по РК, однако ворох отписок проблему решить не может, поэтому выставляю материал для всеобщего ознакомления, может что-то сдвинется с мёртвой точки.

 Это из обращения в апреле 2012 года в ГУФСИН России по РК: « Соотношение сотрудников (по национальному признаку) на колонии не отвечает соотношению национальностей той местности, в которой находится колония, что вызывает крайне негативную обстановку в отношении осужденных славянского происхождения. Жалобы поступали и ранее, но с апреля месяца количество жалоб резко возросло. Основная проблема, идентичная во всех жалобах, что нет никакого уважительного вежливого обращения к осужденным, общение только на матерном языке. Заставляют работать и в выходные, и в праздничные дни. Не дают шансов и возможностей выхода на УДО. Члены ОНК РК уже получали жалобы от осужденных, что колонии поселения в Республике Коми  строже колоний строгого режима, и мы имели возможность в этом убедиться. Теперь вместо водворения в ШИЗО можно припугнуть удовлетворением ходатайства об УДО, но в Республике Коми – наказание пострашнее будет.

 Привожу  выдержки из нескольких обращений:

 1.      «…Сотрудник А.  не адекватен совсем, по крайней мере, в общении с осужденными. Любимое  занятие на работе — кричать на осужденных, оскорблять их и ходить в  штрафной изолятор бить провинившихся.  Постоянно кричит без повода на проверках на осужденных, пытаясь их запугать и унизить, употребляя матерные слова и выражения и разжигая межнациональную рознь. Любимое выражение :«Русские — животные». Начальник колонии на  проверках, как мантру твердит фразу-«Животные, вы сюда приехали  работать, а не досрочно освобождаться!». И верить ему есть основания, кто в последний месяц подал на досрочное -оказались тут же с надуманными  нарушениями режима содержания.»

 2.      Здравствуйте, меня зовут  Алексей, осужден по статье за мошенничество в особо крупных размерах. Я отбываю наказание в Республике Коми, Удорский район, п. Ёдва, колония-поселение № 45.

 Я могу сказать следующие вещи, что в последний год после того, как начальником колонии  стал Шахбанкадиев  здесь происходят следующие вещи, а именно: всем осужденным, попавшим  на исправление в это учреждение с  поступления  объясняется, что все должны быть покорными,  нельзя жаловаться, т.к. условия соответствуют, все права соблюдаются. Однако,  на самом деле все не совсем соответствует нормам закона и как только человек пишет жалобу в вышестоящие надзорные органы: в прокуратуру или в Управление, что нарушаются его права, то последствия происходят сразу же – под любым мнимым предлогом человеку сразу же дается взыскание – 15 суток изолятора, признание злостным нарушителем и отправление обратно туда, откуда приехал, почему так происходит? Я разговаривал с начальником колонии, он ответил: не надо привлекать внимание к нашей колонии. Малейший сигнал (жалоба)  карается 15 сутками, дальше подкидывают запрещенные предметы.

 Как пример могу привести: осужденная Ольга , за жалобы, которые она писала  ей  сотрудники администрации через завербованного осужденного  подбросили ей запрещенный предмет в виде сотового телефона, но произошла оплошность – это увидели другие осужденные, как мужчины, так и женщины, они даже писали в Удорский районный суд, что они были очевидцами событий, когда подкидывали запрещенный предмет, выступали, давали показания, но ни прокуратура, ни Удорский суд не воспринял это, оснований верить свидетелям потерпевшей суд не нашел, Ольга  являясь матерью троих несовершеннолетних детей, в возрасте 4, 6, и 9 лет получила 15 суток штрафного изолятора, а это потеря надежды на условно-досрочное  освобождение, и еще при одной жалобе вероятность уехать в исправительное учреждение Чувашии.  Администрация ей прямо заявляет – т.к. ты жаловалась, то будешь сидеть до конца, ни УДО, ни замены не отбытой части наказания.

 3.      Здравствуйте! Вот решила написать о том, что происходило  с моим супругом на колонии поселении № 45 ГУФСИН России по Республике Коми (далее КП-45). Мой супруг прибыл на  КП-45  27 апреля 2013 года.   Муж как Вы уже поняли,  осужденный,  и по решению суда как положительно характеризующийся был переведён на колонию поселение . Пока он ехал в Республику Коми я начала интересоваться, какие колонии поселения есть, можно ли проживать  совместно и многое другое. Но с кем я не общалась по интернету,  все говорили только одно, лишь бы не колония поселение  45. Я не могла понять  почему. Муж прибыл  в Республику Коми и  попал именно на КП 45.

 По прибытию супруг подал заявление на трудоустройство. Сначала начальник КП 45 сказал, что работа будет, но потом  по неизвестным причинам  порвал  заявление на глазах у мужа. Я когда об этом узнала  09.05 2013 года  позвонила сама лично  Начальнику Колонии поселения №45 и имела с ним разговор. В котором мне сказали, что у супруга отсутствует  диплом, и ему  не могут предоставить работу. Я сказала, что  постараюсь  в короткое время   диплом  выслать. На что получила ответ о том,  что супруг будет трудоустроен. Я ещё не знала, что пока я вела разговор  мой супруг уже объявил голодовку по причине отказа в  трудоустройстве.  Девятого мая  супруга поместили в карантинные помещения,  где не ведётся видеозапись и майор внутренней службы майор А. А.Н и лейтенант внутренней службы А, а также помощник оперативного дежурного по ФКУ КП-45 неоднократно применяли физическую силу, били резиновыми дубинками по ночам, отключив видеорегистраторы.  А.  неоднократно угрожал,  если супруг не снимет голодовку,  то мужа убьют и спишут на то,  что в лесу на него напал медведь.  Я стала звонить в ГУФСИН Республики Коми, и спрашивать что делается для того чтобы прекратить голодовку? Выехал ли кто туда? Но никто ничего не знал. Меня попросили перезвонить через 10 минут . Я конечно перезвонила , но мне сказали, что никакой голодовки нет и с мужем всё хорошо. 15.05 2013 года после выездного суда Удорского района  помощник прокурора  Р. вызвал супруга к себе и в ходе беседы сказал, что всё будет хорошо и всё будет по закону. После уезда  прокурора Р., сотрудник А. опять вызвал к себе мужа и стал угрожать расправой. Супруг обратился к дежурному по ФКУ КП-45 о предоставлении ему  безопасного места, но опять отказ  и муж вскрывает себе вены,  и  после этого его закрывают в Штрафной изолятор .  16.05 в 10 утра мужу Начальник  КП-45  объявляет 15 суток  ШИЗО и опять избиения… Администрация КП-45 подаёт документы на смену режима содержания (за два правонарушения ). 17.06.2013 года Косланской прокуратурой признано, что в отношении моего супруга нарушены статьи 4,13,82 УИК РФ , но наказания так никто не понёс. Я писала письма, чтобы мне ответили какое наказание понесла администрация КП-45 за нарушения, но ответ так и не получила. Единственное, чего мы добились   так это, что супруг остался на КП-45. Я в течение месяца добивалась, чтобы мужу заплатили  зарплату, т.к. ШИЗО было признано не законным.

 Но это было только начало. 22.07 2013 года мужу подкидывают мобильный телефон вместе с сим картой на которой есть мой номер. 25.07 2013 года был прямой эфир с администрацией ГУФСИН России по Республике Коми.  Я  позвонила на этот эфир и задала вопрос: «Как это на режимном объекте есть запрещённые предметы?» На что получила интересный ответ, что это я хочу,  чтобы мой супруг звонил мне. Я сначала не поняла ответ, мне ответ повторили снова и только потом я поняла к чему клонят и тогда я ответила,  что за время которое супруг находиться на КП-45 я ни на длительное,  ни на короткое свидания ни разу не приезжала и  связь сразу прекратилась.

 Через 1.5 месяца к супругу приезжала майор Следственного комитета И. с мед экспертом, чтобы засвидетельствовать побои на его теле. Разговор происходил в присутствии сотрудника КП-45 и муж  отказался давать показания принципиально, следователь не должна была брать показания при сотруднике, который угрожал жизни и здоровью, а также беспокоясь за свою жизнь. Мне было интересно, какие побои майор И. хотела снять с тела мужа через столько времени? Она так же опрашивала осужденных видели ли они побои?  Но никто ничего не сказал,  потому что все хотят жить и все реально понимали  —  скажи хоть что-то,  будут последствия.

 Я как узнала про второе водворение в  ШИЗО,  запросила документы по наложению взыскания и осмотра врачом перед водворением —  но получила отказ. Муж неоднократно писал жалобы,  но они не отправлялись — на что есть акт от 06.08.2013 года подписаный  М. и  специалистом 1 разряда прокуратуры РК .  Интересно куда делись жалобы —  на это тоже нет ответа. После второго ШИЗО я уговорила мужа не опротестовывать его водворение  и уезжать, потому что я реально понимала: если он останется, я его живым не увижу. И муж согласился. Но тут третье водворение в ШИЗО не заставило себя ждать —  находился в неположенном месте.  Всё было уже не важно,  я реально понимала что всё делается специально. Мне надо было только чтобы он уехал оттуда ЖИВЫМ.

 После трёх нарушений было принято решение  о переводе на старый режим содержания, при отправлении по этапу начали вести досмотр личных вещей и у мужа силой старший  прапорщик Б.  изъял  объяснения, которые написали другие осужденные об избиениях моего мужа. Эти объяснения написали осужденные для представления этих доказательств в ЕСПЧ. Изъятия велись под запись видеорегистратора и с применением физической силы, что может подтвердить осужденный С. ,  который всё это видел, так как в это время находился вместе с мужем.

 На всех сайтах ГУФСИН пишут о реабилитации, о помощи осужденным, чтобы они вышли полноценными членами нашего общества. Мне хочется спросить — это реабилитация? Знаете мне сегодня страшно за тех ребят, которые находятся там. Потому что колония поселения находиться очень далеко и ехать проверять жалобы никто не хочет. На дворе 21 век, а в бараках вместо плафонов висят банки, крысы чувствуют себя как дома. Женщины осужденные полы в помещении моют холодной водой даже в мороз. И это реабилитация?

Сейчас муж находится в исправительной колонии в которой чувствует себя как на колонии-поселении,  а на КП-45 мы были в концлагере. Почему мы? Потому что Я боялась каждого дня, каждого звонка. Мы когда писали заявление о переводе на колонию поселение надеялись что муж своим трудом заслужит чтобы мы жили в месте, но потом я только молила Бога чтобы он поскорей уехал оттуда и забыл весь этот ужас.

 Я уже была на длительном свидании у мужа после его возвращения в ИК. После избиений  у него упало зрение, в Волгоградском СИЗО он обратился к врачу, который зафиксировал снижение  остроты зрения и выписал ему очки, почки  плохо стали работать. Сейчас веду переговоры с врачами,  чтобы они  обследовали мужа.

 Муж уже 3 месяца как уехал с КП-45, но до сих пор не  придёт  в себя . В колонии, где на сегодняшний день отбывает наказание мой супруг, я запросила все документы и мне на основании закона  их выдали ( а на КП-45 были только отказы).  Просто хочется понять как это так люди, которые должны эти Законы знать,  не просто их не знают так ещё и нарушают. Почему мой супруг совершил преступления  и несёт своё наказание,  а люди, которые так жестоко нарушая все возможные законы до сих пор наказания не понесли. Или если он осужденный и я жена осужденного можно бить, унижать и оставаться безнаказанным? Или может ГУФСИН  России по  Республике Коми пора провести переаттестацию своих подчинённых? А Прокуратуре и следственному комитету может пора проверять на полиграфе всех сотрудников, на которых поступают жалобы об избиениях? И в конце концов покончить с произволом, который  там творится?

 Я специально попросила ксерокопию медицинской карточки  супруга,  чтобы убедиться, что врач не забыл  что он врач. Но и тут я ошиблась. Я увидела что у мужа было постоянно высокое давление,  и что в любой момент мог начаться гипертонический кризис, но врачом было признано, что отбывать наказания в ШИЗО супруг может. Нет записи о том что у супруга на ногах есть синяки, что они имеют страшную отёчность, и что супруг неоднократно обращался за помощью. Так что это за врач ? Или спасать жизнь человека не входит в обязанности врача на КП-45?  За 15 суток ШИЗО никто не пришёл и не поменял повязку на руках, это тоже не входит в обязанности врача? Почему никто из сотрудников ГУФСИН Республики Коми, пока я не подняла крик на всю страну не поехал и не проверил факты, сообщенные мною по телефону?  Мне просто говорили,  что если я ещё раз позвоню —  на меня подадут в суд? За что? за правду которую я говорила , за мои слёзы? За то что я умоляла, сделайте что то? Я просила вывезти мужа в безопасное место для дачи показаний о том, что творится на этом КП? Но меня никто не слышал или не хотел слышать? Единственное за что меня поблагодарил Начальник КП-45 , так это за то, что за 5 месяцев он хоть чуть-чуть выучил Конституцию РФ. Мне даже было стыдно это слышать от человека, который занимает  такую должность.

 Теперь мы готовимся к Европейскому Суду и очень много кто готов дать показания против того ужаса который творится на КП-45. И я очень надеюсь что может Европейский Суд заставит ГУФСИН Республики Коми, Следственный Комитет Республики Коми, Прокуратуру Удорского района обратить внимания на то, что происходит на КП-45, и почему никто должным образом не реагирует на те жалобы которые приходят в их адрес.

 Я очень хочу верить в то, что справедливость восторжествует  и законный порядок на КП-45  будет. А жёны, матери, и близкие люди осужденных ребят которые отбывают наказания будут спать  спокойно.

7х7, Республика Коми

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *