«Наступил момент, когда молчать еще опаснее, чем говорить»

IMG_0006

Это письмо Ольги Романенковой мы получили только сейчас. Каждая строчка Олиного письма говорит о том, каких невероятных усилий стоит этой молодой женщине сохранить себя, как личность, не потерять связь с волей, просто выйти живой и вернутся к своим детям не опустившейся зечкой, а нежной и любящей мамой.

Просим, прочитайте до конца, вдумайтесь, как и где такое возможно, что человек с высшим образованием (юрист!) не смог «пройти по конкурсу» в ПТУ, что можно запретить все то, в чем и состоит задача работников исправительных учреждений.

«Развитие нашего государства и общества невозможно без умной политики, обеспечивающей условия для всестороннего обновления жизни общества. Для этого необходимо высокое качество работы судебной и правоохранительной системы.

В соответствии со ст.38 ч.1 Конституции РФ – «материнство и детство, семья находится под защитой государства»

Наличие семьи воспитывает у детей здоровый образ жизни, обеспечивает надлежащий уровень заботы о здоровье, образовании, физическом, духовном и нравственном развитии детей, полное и гармоничное развитие их личности. Подает пример в укреплении института семьи.

Декларация прав ребенка, утвержденная Ассамблеей Организации Объединенных Наций провозгласила что «…человечество обязано давать ребенку лучшее, что оно имеет». А Конвенция о правах ребенка установила приоритетность интересов детей перед интересами общества и государства.»

Так начинается моя речь на судах по рассмотрению вопроса применения ст.82 УК РФ. Сегодня 28 ноября 2013 г.

Я в СИЗО-1 г. Сыктывкара жду назначения очередного слушания дела по моему ходатайству об отсрочке исполнения приговора до достижения детьми 14-летнего возраста. Параллельно в этом же суде будет рассматриваться вопрос УДО.

Я считаю дальнейшее мое нахождение в местах лишения свободы отрицательно скажется на процессе моей далльнейшей ресоциализации, дестимулирует стремление к исправлению и создает обстановку для усиления к прививанию мне криминальной субкультуры.

Все мои попытки освободиться по УДО с КП-45 не привели ни к чему. Всякая инициатива зарубается на корню. В апреле 2013 г. я стала инициатором избрания моего отца председателем Родительского комитета КП-45. Но работать воспитательный отдел не дал, попросив не лезть.Вся отчетность и протоколы, якобы свидетельствующие о работе родительского комитета составляются Алистановым А.И. и Габибовым М.С. Фиктивно. За проявление активности этими «воспитателями» я была отстранена от организации и проведения ежемесячных концертов, которыми я занималась весь предыдущий год.  Отстранена от:

— организации и проведения тематических вечеров;

— от ведения спортивной секции по степ-аэробики;

— от посещения спортивного зала и занятий спортом;

-от учебы в ПТУ (не прошла конкурсную комиссию);

— от работы (была незаконно сокращена);

— от посещения библиотеки;

-от просмотра телевизора (составлен график);

— запрещено публиковать в местных газетах статьи о жизни колонии;

-ходить в туалет на улицу тоже запрещено;

-общаться с другими осужденными также запрещено.

Всех желающих дружить со мной вызывал к себе начальник Шахбанкадиев и делал предупреждение. За непослушание – ШИЗО и перережим.

Дошло до того, что все стали бояться не только ко мне приближаться, но даже здороваться. 10 человек за это уже перережимили и отправили на зоны.

О вымогательстве и применение физической силы в отношении меня я заявила в соответствующие структуры. За эти жалобы мне сделали еще одно взыскание.

Сейчас жду решения ГУ ФСИН РК и ФСИН РФ о моем перевод в другое исправительное учреждение, опасаясь мести администрации КП-45. Прошу безопасного места, которого мне в Ёдве предоставить не могут, и поэтому отказывают, называя лгуньей и обманщицей, оговорившей администрацию. И продолжают настраивать против меня таких зэчек, как осужденная завхоз Суворова В., которая напала на меня прямо на улице просто из-за того, что ее раздражает моя одежда. А начальница отряда Шангина Евгения Викторовна смеется мне в лицо, поощряя таких осужденных благодарностями.

Прокуратура РК не реагирует и не обращает внимание на содержание в одной колонии-поселении осужденных, ранее отбывавших лишение свободы и впервые осужденных.

Сейчас я реально опасаюсь мести руководства КП-45, злобы и жестокости  зэчек, которых администрация постоянно настраивает против меня.

Наступил момент, когда молчать еще опаснее, чем говорить.

Хочется верить, что «ТАМ» — здравый смысл восторжествует.

Ольга Романенкова СИЗО-1 Сыктывкар, 28.11.2013»

«Наступил момент, когда молчать еще опаснее, чем говорить»: 2 комментария

  1. Орм

    Возмущен! Возмущен! Реформы судебной системы, системы фсин назрели и перезрели.Как не поддаться унынию,найти силы для веры и борьбы?!

  2. Владилен

    ИК,КП-режимные объекты,часто неудобно доступном месте. Их трудно инспектировать,проводить проверки. Да и те,проводимые вышестоящим органом УИС,либо местным прокурором по надзору за исполнением законов в ИУ,ничего не выявляют. Поскольку повсеместно ,,хозяин»ублажает проверяющих различными подарками. Например,что до сего дня сделал директор ФСИН Корниенко,чтобы исключить рабский бесплатный труд в заключении. И сейчас осуждённые работают целый месяц за пачку сигарет или чая,обогащая нач.колонии,тех,кто его крышует выше. При этом Путин ещё в конце 2013 г.заявил,что этот вопрос будет разрешён… Ничего не разрешится,пока в руководстве ФСИН и ГУФСИН регионов не будет возложена реальная ответственность за нарушения российского законодательства царьками в бутафорских погонах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *