Спроси у потерпевшего

3

Конституционный суд рассмотрел дело об условно-досрочном освобождении

Конституционный суд в открытом заседании рассмотрел интересное дело, которое касается прав осужденных, которые выходят на свободу условно-досрочно. Заседание было посвящено делу о проверке конституционности части 2.1 статьи 399 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ. Председателем в процессе был глава Конституционного суда Валерий Зорькин, а судьей-докладчиком — Александр Бойцов.

Собственно вся проблема в том, что в нашей стране вступили в силу крайне важные поправки в Уголовно-процессуальный кодекс. По ним, когда гражданина отпускают на волю условно-досрочно, то в обязательном порядке спрашивают мнение пострадавшего от его преступления человека. Он, как гласит закон, должен либо приехать в суд на рассмотрение ходатайства заключенного, либо в режиме видеоконференции поприсутствовать на процессе и сказать свое слово. Это принципиальный момент. Ведь до недавнего времени заключенные выходили просто без ведома и согласия жертв. Позже законодатель пришел к выводу, что это серьезно нарушает права потерпевшего и поправил УПК.

Но судя по запросу районного суда в Конституционный суд, такая защита прав потерпевших требует и от судей, и от заключенных неких дополнительных усилий. Так судам вменено найти жертву, а это не всегда легко сделать. С другой же стороны, далеко не все заключенные согласны, чтобы пострадавшие от них граждане давали согласие или отказывали им в освобождении, которое, кстати, так же гарантирует закон.
В результате сложилась правовая коллизия, при которой надо найти то главное, что не нарушит права отсидевших и учтет мнение жертв. Это решение главного суда страны важно еще и тем, что ежегодно условно покидают зону десятки тысяч заключенных.

Поводом для рассмотрения дела стал запрос Кетовского районного суда Курганской области. Решение по этому заседанию еще не вынесено, оно будет оглашено в ближайшее время. Суть вот в чем. В августе 2013 года в Кетовский районный суд поступило ходатайство об условно-досрочном освобождении от некого осужденного, отбывающего наказание за убийство (ч. 2 ст. 105 УК) и разбой (ч. 3 ст. 162 УК).

Он уже отбыл часть срока и хотел условно освободиться. Но в это же время вступила в силу норма УПК, согласно которой суд, рассматривающий подобное ходатайство, обязан уведомить об этом потерпевшую сторону.

Напомним, по этой норме законодатель предоставил потерпевшим право участвовать в решении вопроса об освобождении осужденного лично или с помощью видеоконференцсвязи. Однако здание Кетовского районного суда не было оборудовано подобной системой. Отсутствовала и возможность уведомить потерпевшего, поскольку суд не обладал какими-либо сведениями о его местонахождении. Рассмотрение ходатайства осужденного остановили. Рассматривавший дело судья обратился за разъяснением в Конституционный суд РФ.

По мнению автора запроса, оспариваемыми нормами ограничивается право осужденного просить о помиловании или смягчении наказания. В то же время потерпевший, на его взгляд, не обладает собственными правами и интересами в решении вопросов, связанных с исполнением наказания, в том числе о досрочном освобождении. Исходя из этого, по его мнению, оспариваемые положения не соответствуют статьям 50 (часть 3) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Что решит в итоге Конституционный суд, покажет ближайшее время. Вопрос, поднятый на заседании КС, весьма важен. На его рассмотрении в зале заседания были представитель президента Михаил Кротов, представители Генеральной прокуратуры, минюста и других важных ведомств. И даже районный судья, который и остановил рассмотрение об освобождении заключенного.
Проблема, которая возникла неожиданно, судя по всему, привлечет к себе внимание многих районных судов, которые фактически ежедневно рассматривают заявление от заключенных. Особенно это касается тех судов, на территории которых находятся места лишения свободы.

Ведь только суд может решить судьбу осужденного, когда встает вопрос о его условно-досрочном освобождении.

Российская Газета

Спроси у потерпевшего: 1 комментарий

  1. Резеда

    Эта поправка, если примут, только ухудшит положение потерпевшей. Если у осужденного появляются мысли о мести, услышав мнение потерпевшей, которая руководствуется только чувством обиды, об отказе в УДО, лишний раз убеждается в правильности своих мыслей. Отсидев 6 лет из 9, оставшие 3 года для осужденного ничего не стоит, т.к. он уже привыкает к такой жизни. Этот закон только продлевает жизнь потерпевшей на несколько лет и увеличивает опасность. Возможно мысли мести и улетучились бы от радости обретения свободы и криминала было бы меньше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *