«Он получил огромный срок за интернет-заказ и проход двух кварталов до почты»

ave

«Русь сидящая» получила письмо от Серегиной Юлии Федоровны – убитой горем матери. В письме есть строки, смутившие нас: о справедливости наказания Ходорковскому. Постарались уточнить у Юлии Федоровны: обладает ли она всей информацией по делу Ходорковского и Лебедева (знает ли материалы дела, читала ли текст приговора, бывала ли на судебных заседаниях). К сожалению, мы не получили ответы на эти вопросы. Но все равно приняли решение о публикации этой истории. Уж больно участились подобного рода дела в последнее время: мнимая борьба с наркоторговлей.

Мой сын Серегин Максим Валерьевич 1984 г.р. был осужден решением Анапского горсуда за контрабанду наркотических средств в крупном размере 8 мая 2013 г. Приговор-10 лет 6 мес.

Излагаю факты. В январе 2013 г. он заказал по интернету курительную смесь. Также заказал по интернету свитер. К 1 марта он получил извещение о прибытии посылок. К тому моменту  по прошествии 1,5 месяцев он изменил свое решение о получении курительной смеси, о чем написал соответствующее заявление. Поскольку почтовое извещение обезличенное, он отправился на почту с таким намерением: если пришел свитер — забираю, а если смесь — узнаю механизм отказа, как пустить в ход заявление. Но на почте его задерживают. До посылки он не дотрагивался и вообще в глаза не видел. Силами 13 человек и 2-х собак дома был произведен обыск — наркотиков не было и быть не могло.

Как оказалось, посылка была заказана в Англии, поэтому возникло обвинение в контрабанде наркотических средств в крупном  размере. Речь идет о 1,2 граммов без цели сбыта. Но ведь это интернет, как можно быть уверенным, что отправитель реально находится за границей, а не в Урюпинске или соседнем помещении. Он никак не мог достоверно знать о местонахождении продавца.

То, что он оплатил в валюте сумму 1739 руб. ни о чем не говорит, ему могло быть предложена оплата в валюте из любого места России. При заказе он ориентировался только на цену. То, что перемещение по интернету из-за границы расценивается как преступление он не знал. Существуют преступления, которые прописаны еще в Библии-не убий ,не укради и т.п. Смешно бы звучало, что он бы не знал, что грабеж или разбой является преступлением. Но это новые поправки в законодательство, о которых в начале 2013 года не знали даже специалисты(юристы). Как может обычный человек, обыватель, целый день работающий, на руках у которого двое больных престарелых родителей-пенсионеров, живущий в домике довоенной постройки( 30-х годов), требующего постоянного ремонта,з нать о подобных поправках. Заказал — где дешевле.

Вот если бы он реально пересекал границу, прятал, приискивал, скрывал от пограничников и таможенников наркотики, заполнял таможенную декларацию, утаивая наркотик, попросту ДЕЙСТВУЯ. Он получил огромный срок за заказ и проход двух кварталов до почты, за нажатие кнопочек на компьютере, попросту за БЕЗДЕЙСТВИЕ.

У него не было злого умысла на совершение перемещения наркотических средств через границу, на совершение преступления, а ведь это является необходимым условием преступления как такового, без которого оно как таковым и не является. Да, он совершил ошибку, которую он сам же и пытался исправить, написав заявление и пытаясь пустить его в ход, но ему не дали это сделать. Но по результатам следствия, длившегося 11 дней, это — не убедительно. Он написал о желании получить посылку и перечислил деньги в ночь на 16.01.13г., но 1 марта он пришел на почту за ДРУГОЙ посылкой, за одеждой.

Почему вину отправителя перекладывают на заказчика ,как он может нести ответственность  за то, что ему отправлено, т.е заказывал — одно, прислали — другое, состав вложения- инициатива отправителя. Факта получения посылки нет не только потому, что ее конфисковали, но и потому, что он сам имел намерение, выраженное в письменной форме, от нее отказаться.

Кстати, свидетель Маевская Ю.В. на суде заявила, что он получил в посылке телефон «Нокия».

Серегин М.В. не судим, никогда не привлекался даже к административной ответственности, по месту жительства и работы характеризуется исключительно положительно. Соседи даже плакали, узнав о приговоре, зная его с рождения как трудолюбивого, доброжелательного и всегда готового помочь светлого человека.(У нас одноэтажна застройка, и всем друг о друге известно, как в деревне), вспоминали 37-й год. О нас, его родителях, и  говорить не приходится — мы, престарелые больные пенсионеры лишились опоры и помощи на старости лет. Сын постоянно занимался ремонтом нашего старого дома, возил нас, бегал в магазин, аптеку и т.п. Теперь дом рушится, да что дом, наша жизнь  разрушена, мы просто оглушены, раздавлены решением суда. Больше всего наказали нас, с нашим возрастом и болезнями. Разве мы дождемся возвращения сына?!

Неужели его преступление сопоставимо с деяниями ЮКОСа, Ходорковского, например? Судя по сроку — да? Или москвича Кабанова, убившего и расчленившего жену? Там-14 лет, здесь без  полгода 11. Находясь в ИК строгого режима, где многие сидят за насильственные преступления он убедился, что зачастую за убийство, грабеж, разбой и терроризм  дают в разы меньше.

Позволю себе еще одно сравнение. Из интернета узнаю, что 4 декабря  Краснодарским судом вынесен приговор по аналогичному делу. Мужчина(ФИО-нет) заказал ПАРТИЮ наркотиков из Китая на 600 долларов (против наших 50). Приговор-3  ГОДА  колонии ОБЩЕГО режима против наших  без 6 мес.11-ти ЛЕТ СТРОГОГО режима. Полагаю, он уже гуляет на свободе, выйдя по амнистии. Или житель Средней Азии, пересекая границу на самолете, желудок которого буквально нашпигован резинками с героином, также получает срок 10 лет за контрабанду наркотиков. Это преступление как соотносится с деянием моего сына, неужели между всеми этими преступлениями можно поставить знак равенства?

Из теории знаю, что надзорные суды должны учитывать единство, единообразие  судебной практики, как это стыкуется?

Неужели реальная контрабанда, когда человек реально пересекает границу, предпринимает массу действий по ее  организации и сокрытии, соизмерима и расценивается так же, как ошибка моего сына, которую он сам же пытался исправить?

Значит, попытка отказаться от посылки расценивается никак ,а попытка хранения наркотиков –плюс полгода лишения свободы к 10-ти?

 В полной ли мере учтена личность осужденного? Неужели он представляет опасность для общества, настолько социально опасен, что нуждается в изоляции от социума до конца — страшно сказат — 2023 года? Он не успел создать семью, родить ребенка, досмотреть родителей. Наше здоровье стремительно ухудшается ,не знаю, сколько существования в условиях полной безысходности с нашими диагнозами и преклонным возрастом нам отпущено.

По этому делу пострадавших-нет (кроме нас), ущерба-нет. Подавались апелляционная и кассационная жалобы, но приговор остался без изменений.

Неужели здесь имеет место соответствие тяжести содеянного и суровости наказания?

Очень прошу разобраться в данной ситуации, без преувеличения цена Вашего вмешательства –жизнь всей нашей семьи.

С уважением и надеждой  Ю.Ф.Серегина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *