«Дело» майора Матвеева И.В.

Фото

Да-да, именно того майора, который открыл обществу, что срочников и контрактников на Дальнем Востоке кормят просроченными собачьими консервами. Его уголовное преследование с того времени не прекращается ни на минуту.  Майор оказался кремень и следственно-судебно—командная  вертикаль решила объявить его невменяемым и отправить навечно на принудительное лечение. В настоящее время майор Матвеев находится в институте Сербского. На одном из судебных заседаний он продиктовал свое обращение к членам ОНК и просил опубликовать его в СМИ.

Стенограмма обращения к членам ОНК по Москве.

 «Бабушкин Андрей Владимирович и Анна Каретникова. Это было 5 января 2014 года. В ходе беседы уточнялись вопросы нарушения моего содержания в ходе следственного изолятора и именно в больнице при ФКУ. В настоящее время я получил определенный доступ к … базе частично. Мне стало известно о том, что должностными лицами допущено существенные нарушения. Это прежде всего это одиночное содержание в течение 36 суток. У меня всё записано, и я хочу сообщить о том, что в период с 30 ноября 2013 года по 4 декабря 2013 года я содержался в камере 481, психиатрическая больница ФКУ СИЗО-2.

С 30 ноября по 4 декабря 2013 года я содержался совместно с обвиняемым Беляевым Евгением Сергеевичем в камере 481. 4 декабря 2013 г. он был этапирован. Я сутки содержался один. Затем с 5 по 9 декабря 2013 г. я содержался с осужденным Смирновым Сергеем Николаевичем. Зоя Феликсовна, член ОНК, видела это осужденного 6 числа. Она была в этой камере и видела этого осужденного. Я содержался с этим осужденным в нарушение ст.33 Федерального закона №103 «О содержании под стражей обвиняемых и подозреваемых в совершении преступлений». Я являюсь бывшим сотрудником МВД, и поэтому я не могу содержаться с лицом, которое является спецконтингентом общеуголовной направленности. 9 декабря его этапировали.

И с 9 декабря по 10 января 2014 года я содержался в одиночной камере. Это грубое нарушение.

10 января 2014 года ко мне поместили осужденного. Фамилия мне неизвестна. И он содержался сутки. 11 января 2014 г. его этапировали.

13 января 2014 г. меня этапировали в Центр им. Сербского несмотря на то, что были назначены судебные заседания с моим участием. И Вы, Елена Георгиевна, тому свидетель.

Исходя из вышеуказанного, общая продолжительность моего незаконного содержания в психиатрической больнице по постановлению судьи Бояркина до проведения экспертизы составила 44 дня. Из этих 44 дней я 36 дней содержался в одиночной камере. Это грубое нарушение ст.33 Федерального закона №103 «О содержании под стражей обвиняемых и подозреваемых в совершении преступлений.

Вот именно эти обстоятельства я прошу придать огласке и сообщить членам Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Бабушкину Андрею Владимировичу. При этом при его посещении следственного изолятора 5 января 2014 года мне не были известны правовые основы, регулирующие порядок содержания в психиатрической больнице. Но в период нахождения в психиатрической больнице в последующем, и также в ГНЦ ССП им. Сербского я получил информацию от правозащитников, которая содержит разъяснение, и пришел к обоснованному выводу.

Здесь присутствует прокурор Арцебтюк, он заинтересованное лицо, поэтому при нем оглашать эти сведения я не буду.

Более того, я не мог заявить в присутствии сотрудников следственного изолятора, присутствующих при моей беседе с Бабушкиным Андреем Владимировичем и Анной Каретниковой, об этих нарушениях, поскольку сложилась ранее выработанная позиция защиты, с моими адвокатами во Владивостоке. Я получил надлежащие консультации, смысл которых заключается в следующем. Различные заявления до окончания производства судебно-психиатрической экспертизы о нарушении моих прав могут быть неадекватно восприняты. Именно эти обстоятельства явились сдерживающим фактором. Поскольку содержась в одиночной камере, что мною прогнозировалось, Прогнозировалось стороной защиты по тем основаниям, что это этапирование и длительное содержание, незаконное содержание в психиатрической больнице без моего согласия является ничем иным, как созданием давления и реальным препятствием в обжаловании нарушения моих прав. Я фактически лишен возможности засвидетельствовать эти нарушения.

Одиночное содержание в камере на протяжении 36 суток, помимо того, что это является грубейшим нарушением ст.33 ФЗ-103, это расценивается судебной практикой как оказание давления и создание нетерпимых условий содержания. Эти обстоятельства автоматически исключают возможность подтверждения всевозможных нарушений ввиду необъективности работы прокуратуры. Т.е. прокурорская проверка, которая будет мною инициирована, будет необъективной, поскольку сотрудники администрации будут отрицать эти нарушения.

Прошу реализовать эту информацию путем обращения в СМИ. Это мое конституционное право»

Матвеев Игорь Владимирович

«Дело» майора Матвеева И.В.: 2 комментария

  1. Софья

    Игорь Владимирович Матвеев находился на экспертизе в Центре им. Сербского с 13 января по 12 февраля 2014 года. Затем был возвращен в СИЗО Бутырки. 18 февраля начался обратный этап во Владивосток. 20 февраля прибыл в СИЗО-3 Челябинска.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *