ПРОГРАММА ЗАВЕРШЕНА, ВОПРОСЫ ОСТАЛИСЬ

О наличии в судах общей юрисдикции Москвы и в Московском городском суде систем аудио-, видеофиксации и протоколирования хода судебного заседания

Уверена, что многие из моих коллег задумывались над тем, почему столь велика разница между судопроизводством в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах. Меня такие мысли стали посещать лет 5 тому назад. Скажу честно: эту разницу я списывала на уровень профессионализма судей арбитражных судов, которые всегда считались элитой судейского сообщества, а также на желание руководства ВАС РФ сделать систему арбитражных судов цивилизованной и, главное, открытой. В судах же общей юрисдикции о таких категориях приходилось только мечтать.

Как оспорить протокол?

Летом 2013 г. лично-профессиональные обстоятельства заставили меня задуматься о том, почему же существует такая разница в судопроизводстве, почему государство обошло вниманием суды общей юрисдикции, где решаются судьбы людей, что в тысячи раз дороже коммерческих интересов всех организаций вместе взятых.

Толчком для моего расследования послужили жуткие факты фальсификации протокола судебных заседаний по уголовному делу, которое слушалось в Перовском суде г. Москвы. Да, я вправе сделать столь резкое и громкое заявление, поскольку вела аудиозапись, которая превращалась в стенограмму, а та в свою очередь ложилась в основу замечаний на протоколы судебного заседания. Думаю, коллеги могут догадаться, каким был результат поданных замечаний – они отклонялись с известной формулировкой: протокол велся полно и объективно, точка.

Не могу не упомянуть, что перед началом судебного разбирательства, которое стартовало в мае 2013 г., я просила суд применять технические средства или стенографирование. Суд отказал с краткой формулировкой: законом это не предусмотрено. Тогда я предложила приобщать к протоколу аудиозапись защиты с расписанным порядком, который бы гарантировал суду и участникам процесса качество записи, возможность ее легализации. Запись должна была стать частью протокола судебного заседания, чтобы стороны могли ссылаться на нее при подаче замечаний. Снова отказ, на этот раз с формулировкой: предложение защиты направлено на затягивание рассмотрения дела.

При этом для адвокатов давно очевидно, что суды используют технические средства при ведении протокола, только это не идет на пользу ни участникам процесса, ни законности.

Приведу лишь один пример, так как остальные заняли бы не одну сотню страниц. Представитель государственного обвинения просил суд отказать в удовлетворении ходатайства защиты о применении норм международного права. Свою позицию прокурор аргументировал так: «Согласно действующему законодательству нормы международного права применяются в Российской Федерации в случае непротиворечия российскому законодательству».

Я опускаю дальнейший диалог между председательствующим по делу и защитой (он, кстати, тоже не вошел в протокол), в котором судья пытался убедить нас, что мы неправильно поняли смысл сказанного, приведу записанное в протоколе: «Государственный обвинитель: возражаю, поскольку нормы международного права и так применяются». Разница между сказанным и записанным очевидна.

Что, как правило, «пропадает» из протокола судебных заседаний? Из нашего дела пропали свидетельства отсутствия беспристрастности со стороны суда, нарушения им принципов состязательности и равноправия сторон, факты (доказательства) того, что судья выполнял функции обвинения, принимая за него решения и давая объяснения. В протокол также не вошли многие возражения и заявления защиты, их аргументация, были внесены изменения в факты и сведения, ставшие известными в суде и имевшие существенное значение для дела, и т.п.

Не буду перечислять все нюансы, скажу только, что степень соответствия записанного в протоколе и сказанного в ходе судебного разбирательства составляла не более 50%.

Позже я узнала, что Пленум ВС РФ в постановлении от 13 декабря 2012 г. № 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов» дал судам исчерпывающие разъяснения и возложил на них обязанность осуществлять фиксацию хода судебного разбирательства с использованием средств аудиозаписи и иных технических средств, а материалы фиксации хода судебного разбирательства приобщать к делу в соответствии с ч. 1 ст. 230 ГПК РФ или ч. 5 ст. 259 УПК РФ.

Федеральная целевая программа
Таким образом, осталось получить официальную информацию, есть ли в судах технические средства для ведения аудио- и видеофиксации или нет. В этой связи необходимо вспомнить Постановление Правительства РФ от 21 сентября 2006 г. № 583 (ред. от 1 ноября 2012 г. № 1125), которым была утверждена федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России на 2007–2012 гг.» (далее – Программа). Она была принята в целях дальнейшей реализации судебной реформы и повышения эффективности деятельности судебной власти в Российской Федерации (первая программа стартовала еще в 2000 г.).

Цель Программы – повышение качества правосудия, уровня судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций, а задачи – обеспечение открытости и прозрачности правосудия; повышение доверия к правосудию, в том числе путем повышения эффективности и качества рассмотрения дел; создание необходимых условий для осуществления правосудия, обеспечение его доступности; обеспечение независимости судей; повышение уровня исполнения судебных актов.

Среди ожидаемых конечных результатов реализации Программы – осуществление обязательной аудиозаписи судебного заседания в целях обеспечения соблюдения процессуальных норм, повышения корректности поведения участников процесса, предотвращения появления жалоб на протоколы судебных заседаний. Кроме того, Программа предусматривала необходимость законодательного закрепления обязательного ведения аудиозаписи судебного заседания.

Я обратилась в Министерство экономического развития РФ, которое подтвердило, что Программа направлена на повышение качества правосудия, уровня судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций, а основное мероприятие Программы – развитие материально-технического обеспечения судебной системы РФ; за период реализации Программы предусмотренные мероприятия по развитию материально-технического обеспечения судебной системы были проведены в среднем на 99%.

Минэкономразвития в своем ответе также указало, что одна из мер, предусмотренных Программой, – информатизационное обеспечение деятельности судов общей юрисдикции и в рамках ее реализации проведено оснащение залов судебных заседаний комплексами аудио-, видеофиксации и протоколирования хода судебного заседания.

Министерство пояснило, что оно располагает данными о реализации мероприятий Программы в целом по всей территории РФ, и рекомендовало за более подробной информацией о положении дел на территории субъектов РФ обратиться к государственному заказчику Программы – Судебному департаменту при ВС РФ.

Изучение Паспорта Программы показало, что именно ее осуществление возвело на достойный технический уровень судопроизводство Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и арбитражных судов. Эта же Программа предусматривала финансирование и судов общей юрисдикции.

В декабре 2013 г. состоялась Коллегия Счетной палаты РФ под председательством Татьяны Голиковой. На совещании были рассмотрены результаты экспертно-аналитического мероприятия «Проведение комплексной оценки состояния и анализа проблем реализации ФЦП “Развитие судебной системы России на 2007–2012 гг.”».

Пресс-служба Счетной палаты со ссылкой на аудитора Сергея Мовчана сообщила, что аудиторы пришли к следующему выводу: основные задачи Программы в части создания необходимых условий для осуществления правосудия, обеспечения его доступности и независимости судей выполнены в полном объеме. Единственная проблема, которую не удалось решить до конца, – это обеспечение судей жильем.

Судебный департамент при ВС РФ в 2013 г. отчитался VIII Всероссийскому съезду судей о его деятельности за 2009–2012 гг., сообщив об успешном выполнении Программы, что стало главным итогом отчетного периода. Приводимые в отчете цифры завораживают: в 2008 г. объем финансирования судов общей юрисдикции, органов судейского сообщества, мировых судей и системы Судебного департамента составлял 85 млрд 360,5 млн руб., в 2012 г. он достиг 110 млрд 717,1 млн руб., т.е. возрос на 22,9%.

Начало расследования
После ответа Минэкономразвития я инициировала активную переписку с Судебным департаментом при ВС РФ, Управлением Судебного департамента в г. Москве, судами общей юрисдикции Москвы и Московским городским судом, судами общей юрисдикции и Управлением Судебного департамента в иных субъектах РФ.

На сегодняшний день процесс общения с судейским сообществом превышает полгода и удивляет не только результатами и сделанными выводами, но и пониманием того, как рьяно некоторые представители судебной власти сражаются за свои преференции, позволяющие им манипулировать данными в суде показаниями, скрывать значимые для дела факты и сведения, т.е. вершить неправосудие.

Расследование выявило и другие пробелы в применении федерального законодательства в судах общей юрисдикции г. Москвы. Первое: решения, действия (или бездействие) председателей судов общей юрисдикции в связи с осуществлением ими административных функций, как и решения, действия (или бездействие) судей вне процессуальных рамок, т.е. за пределами функций по осуществлению правосудия, не подлежат обжалованию в судебном порядке, что свидетельствует о нарушении конституционно гарантированных прав граждан на обжалование действий любых должностных лиц и органов (ст. 46 Конституции РФ). Второе: председатели судов нарушают федеральное законодательство, регламентирующее порядок рассмотрения поступающих в суды обращений граждан, Федеральный закон от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» и Федеральный закон от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов Российской Федерации». Надеюсь, эти темы лягут в основу последующих статей и дискуссий.

В итоге после длительной переписки с Судебным департаментом при ВС РФ мной была получена информация, что системы аудиофиксации хода судебного заседания поставлялись в суды общей юрисдикции с 2007 г. В 2007 г. это осуществлялось в рамках контракта от 29 мая 2007 г. № СД-14ю/40, который был закрыт 31 декабря 2007 г. В 2008–2010 гг. такое оборудование поставлялось по контракту от 23 июня 2008 г. № СД-14ю/58, закрыт 31 декабря 2010 г.

Как показал опрос, проведенный среди коллег-адвокатов, они не знают, что в судах Москвы имеются системы аудиофиксации судебных заседаний. Только 1 из 105 адвокатов рассказал, как в своей практике единожды сталкивался с ситуацией, когда председательствующий перед началом рассмотрения дела предупредил стороны, что в ходе заседания будет производиться аудиозапись с использованием технических возможностей, имеющихся в распоряжении суда.

Сведения, полученные из Управления Судебного департамента в г. Москве
Управление Судебного департамента в г. Москве сообщило, что системы аудиофиксации в столичные суды общей юрисдикции были поставлены в 2010 и 2012 гг. В 2010 г. (сентябрь–октябрь) таким оборудованием были оснащены 18 судов г. Москвы в количестве 1 (одного) комплекта на суд, в 2012 г. (ноябрь) такие же комплекты были поставлены в 33 суда общей юрисдикции г. Москвы в количестве 4 (четырех) комплектов на суд.

Управление Судебного департамента в г. Москве проинформировало, что все поставленное оборудование было смонтировано и введено в эксплуатацию под его контролем; по окончании монтажных работ поставщик провел инструктаж по функциональным возможностям системы аудиофиксации с сотрудниками судов. Представители Управления, соответствующих судов г. Москвы, исполнитель (ООО «Инфорсер инжиниринг») подписали акты приема-передачи и ввода в эксплуатацию программно-технических средств – комплексов «Femida».

На основании ответов Управления Судебного департамента в г. Москве можно констатировать, что с ноября 2012 г. в судах общей юрисдикции г. Москвы имеются системы аудиофиксации (комплексы «Femida») в следующем количестве: Бабушкинский суд – 5 шт., Басманный суд – 4 шт., Бутырский суд – 4 шт., Гагаринский суд – 4 шт., Головинский суд – 4 шт., Дорогомиловский суд – 5 шт., Замоскворецкий суд – 5 шт., Зеленоградский суд – 4 шт., Зюзинский суд – 4 шт., Измайловский суд – 5 шт., Коптевский суд – 4 шт., Кузьминский суд – 5 шт., Кунцевский суд – 5 шт., Лефортовский суд – 5 шт., Люблинский суд – 5 шт., Мещанский суд – 5 шт., Нагатинский суд – 5 шт., Никулинский суд – 4 шт., Останкинский суд – 5 шт., Перовский суд – 5 шт., Преображенский суд – 5 шт., Пресненский суд – 4 шт., Савёловский суд – 5 шт., Симоновский суд – 5 шт., Солнцевский суд – 4 шт., Таганский суд – 4 шт., Тверской суд – 4 шт., Тимирязевский суд – 5 шт., Тушинский суд – 5 шт., Хамовнический суд – 4 шт., Хорошевский суд – 5 шт., Черёмушкинский суд – 4 шт., Чертановский суд – 4 шт.

Сведения, полученные от председателей судов общей юрисдикции г. Москвы
Ответы председателей судов общей юрисдикции г. Москвы можно разделить на три типа: дали ответы на запросы; оставили запросы без ответа; отказали в предоставлении информации. Запросы рассылались в период август–октябрь 2013 г. В конце декабря 2013 г. в суды, которые оставили запросы без ответа, они были направлены повторно, после чего ответы поступили только из двух судов.

Дали ответы на запросы
1. Председатель Басманного суда г. Москвы сообщил о наличии в суде 3 комплексов «Femida» – в залах 19, 21 и 24. Однако, по сообщению Управления Судебного департамента в г. Москве, в суде в 2012 г. было установлено и введено в эксплуатацию 4 комплекса.

2. Председатель Бутырского суда указал, что работы по установке и наладке комплексов ведутся «в настоящее время». Управление Судебного департамента в г. Москве сообщило, что 4 комплекса установлены и введены в эксплуатацию в ноябре 2012 г.

3. Председатель Головинского суда написал, что в 2012 г. 4 зала суда были оборудованы комплексами, но они не работают. Согласно данным Управления Судебного департамента в г. Москве, системы введены в эксплуатацию.

4. Председатель Зеленоградского суда сообщил, что комплексов аудиофиксации (аудиопротоколирования) в суде нет. Управление Судебного департамента в г. Москве отчиталось о наличии в суде с ноября 2012 г. 4 комплексов, которые установлены и введены в эксплуатацию.

5. Председатель Измайловского суда сообщил, что в суде комплексов аудиофиксации (аудиопротоколирования) нет. По информации Управления Судебного департамента в г. Москве, в суде 5 комплексов «Femida», 1 установлен в 2010 г. и 4 – в ноябре 2012 г.

6. Председатель Коптевского суда ответил, что системами аудиопротоколирования оборудованы 4 зала в мае 2013 г. Управление Судебного департамента в г. Москве сообщило, что системы были установлены и введены в эксплуатацию в ноябре 2012 г.

7. Председатель Кузьминского суда написал о наличии в суде 1 комплекса «Femida», однако пояснил, что тот не работает по техническим причинам. Управление Судебного департамента в г. Москве указало, что 1 комплекс был установлен и введен в эксплуатацию в 2010 г. и 4 – в ноябре 2012 г.

8. Председатель Люблинского суда сообщил о наличии комплексов «Femida» в залах 218, 219, 315, 411 и 419 и пояснил, что оборудование было установлено в январе 2013 г. Управление Судебного департамента в г. Москве написало о вводе систем в эксплуатацию в ноябре 2012 г.

9. Председатель Мещанского суда сообщил о наличии 7 комплексов «Femida» в залах судебных заседаний 65, 82, 76, 69, 47, 23 и 37. По информации Управления Судебного департамента в г. Москве, комплексами «Femida» оборудованы 4 зала суда в ноябре 2012 г.

10. Председатель Останкинского суда дал ответ только 16 января 2014 г. после повторного обращения и сообщил о наличии 4 комплексов «Femida» в залах 402, 407, 409 и 534. При этом ранее, 11 декабря 2013 г., отказался дать ответ за запрос интернет-издания «Право.ру». Управление Судебного департамента в г. Москве сообщило о наличии в суде 5 установленных и введенных в эксплуатацию комплексов, 1 – в 2010 г., 4 – в ноябре 2012 г.

11. Председатель Черёмушкинского суда г. Москвы ответил, что залы суда комплексами «Femida» не оборудованы. Управление Судебного департамента в г. Москве сообщило о наличии в суде с ноября 2012 г. 4 комплексов.

Особо следует отметить ответы председателей Перовского и Преображенского судов г. Москвы, переписка с которыми приняла затяжной характер и которые открыли для меня ящик Пандоры. Запросы о наличии систем аудиофиксации в эти суды направлялись неоднократно (например, в Преображенский суд таких запросов было направлено 4, в Перовский суд – 7, переписка с ним продолжается).

Длительность переписки с Перовским судом можно объяснить только намерением председателя суда Н.В. Сапрыкина скрыть наличие технической возможности вести аудиофиксацию хода судебного заседания, поскольку в рассмотрении дела именно этим судом я принимала участие как адвокат и стала свидетелем фальсификации протоколов всех судебных заседаний, что и вынудило меня начать данное расследование.

Управление Судебного департамента в г. Москве дало информацию о наличии в Перовском и Преображенском судах систем аудиофиксации, которые там были установлены в 2010 г. – по 1 комплексу на суд (сентябрь–октябрь) и в ноябре 2012 г. – по 4 комплекса на суд.

12. Переписка с председателем Перовского суда г. Москвы Н.В. Сапрыкиным. Первый запрос в Перовский суд был направлен 21 августа 2013 г. В ответе на этот запрос Н.В. Сапрыкин разъяснил норму ст. 259 УПК РФ: протокол может быть написан от руки или изготовлен с помощью компьютера, а также могут быть использованы стенография или технические средства.

На второй запрос от 26 августа 2013 г. председатель Перовского суда дал общие разъяснения правового характера о том, что хронология событий, происходящих в ходе судебных заседаний, фиксируется в соответствии с нормами УПК РФ, ГПК РФ и КоАП.

На третий и четвертый запросы Н.В. Сапрыкин дал ответы 11 и 25 ноября 2013 г. Он сообщил, что в суде проводятся работы по установке и монтажу комплексов аудио-, видеофиксации и протоколирования и решается вопрос об обучении сотрудников суда для работы с данной программой. Сначала Н.В. Сапрыкин указал, что такие работы проводятся в ноябре 2013 г., а недавно сообщил, что летом такие работы проводились в зале, где рассматривалось дело, в котором я принимала участие, причем с мая по август, т.е. все время слушания данного дела.

Апеллируя к ответу Управления Судебного департамента г. Москвы, трудно сделать иной вывод кроме того, что председатель суда дает недостоверные сведения об установке в мае–августе и в ноябре 2013 г. комплексов «Femida», поскольку 27 ноября 2013 г. Управление сообщило, что в 4 залах суда комплексы установлены и введены в эксплуатацию 19 ноября 2012 г. (залы 320, 422, 507, 516), а в феврале 2014 г. продолжает утверждать, что в судах общей юрисдикции Москвы в 2013 г. работы по установке систем аудиофиксации не проводились. Отдельно для Н.В. Сапрыкина не могу не сказать, что комплексы «Femida» устанавливаются и вводятся в эксплуатацию за 1 день – это подтверждается имеющимися в открытом доступе документами.

Факт установки комплексов и ввода их в эксплуатацию в залах Перовского суда г. Москвы, что также указано в ответе Управления Судебного департамента в г. Москве от 27 ноября 2013 г., подтверждается актами приема-передачи и ввода в эксплуатацию, подписанными представителями суда, Управления и исполнителя – ООО «Инфорсер инжиниринг».

Таким образом, в течение 6 месяцев председатель Перовского суда г. Москвы Н.В. Сапрыкин «держал оборону», не предоставляя информацию о наличии в суде систем аудиофиксации (аудиопротоколирования) и датах ввода их в эксплуатацию.

13. Переписка с председателем Преображенского суда г. Москвы. На первый запрос от 21 августа 2013 г. председатель Преображенского суда С.В. Бочаров дал ответ, что запрос послужил основанием для обсуждения на оперативном совещании судей 9 сентября 2013 г., и одновременно сообщил, что на день ответа («в настоящее время», как в нем указано) в суде ведутся работы по установке технического оборудования для повсеместного ведения аудиозаписи судебного заседания. Аналогичный ответ С.В. Бочаров дал и 13 сентября 2013 г.

Ввиду ответа председателя о том, что в суде ведутся работы по установке систем аудиофиксации (аудиопротоколирования), переписка с ним была продолжена. 11 ноября 2013 г. С.В. Бочаров сообщил об установке в суде 5 комплексов «Femida» в залах 326, 327, 412, 413 и 416.

Можно констатировать, что председатель Преображенского суда г. Москвы дал недостоверные сведения о проведении работ по установке в суде систем аудиофиксации (аудиопротоколирования) в ноябре 2013 г. и оборудовании комплексами «Femida» указанных им залов, так как 27 ноября 2013 г. Управление Судебного департамента в г. Москве написало, что залы судебных заседаний 326, 327, 412 и 416 Преображенского суда г. Москвы были оборудованы комплексами «Femida» годом ранее, 18 ноября 2012 г.

Управление Судебного департамента в г. Москве сообщило, что 18 ноября 2012 г. были подписаны акты приема-передачи и ввода в эксплуатацию комплексов «Femida» в 4 залах представителями суда, Управления и исполнителя – ООО «Инфорсер инжиниринг», а зал 413 Преображенского суда г. Москвы был оборудован в 2010 г. (а не в ноябре 2013 г., как сообщает председатель суда С.В. Бочаров).

Имея на руках бесспорные свидетельства подачи недостоверных сведений руководителями двух судов, я обратилась с письмом к председателю Мосгорсуда О.А. Егоровой. Ответ получен, но пока я сохраню интригу, оставив ее до следующей статьи.

Оставили запрос без ответа
Большая часть (16) председателей судов общей юрисдикции г. Москвы проигнорировали запросы, это: Бабушкинский суд, Гагаринский суд, Замоскворецкий суд, Зюзинский суд, Нагатинский суд, Никулинский суд, Савёловский суд, Симоновский суд, Солнцевский суд, Таганский суд, Тверской суд, Тимирязевский суд, Тушинский суд, Хамовнический суд, Чертановский суд, Щербинский суд.

Отказали в предоставлении информации
1. Председатель Кунцевского суда г. Москвы О.В. Сергеева ответила, что запрашиваемая информация о наличии в суде систем аудио-, видеофиксации и протоколирования не подпадает под действие Федерального закона от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации», поэтому не может быть предоставлена.

2. Председатель Хорошевского суда г. Москвы С.В. Севостьянова отказала в предоставлении запрошенной информации, также сославшись на Федеральный закон № 262-ФЗ.

3. Председатель Дорогомиловского суда г. Москвы Э.Ю. Оганова в своем отказе указала не только на Федеральный закон № 262-ФЗ, но и на разъяснения Пленума ВС РФ в постановлении от 13 декабря 2012 г. № 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов».

4. Председатель Пресненского суда г. Москвы Е.М. Найдёнов за ответом рекомендовал обратиться в Управление Судебного департамента в г. Москве.

5. Председатель Лефортовского суда г. Москвы А.Г. Галимова сообщила, что предоставление запрашиваемой информации не входит в компетенцию суда, и тоже рекомендовала обратиться в Управление Судебного департамента в г. Москве.

В связи с отказом председателей Кунцевского, Лефортовского, Хорошевского, Дорогомиловского и Пресненского судов дать ответы по запрашиваемой информации 9 января 2014 г. в Московский городской суд были поданы жалобы в порядке ст. 46 Конституции РФ; 16 января 2014 г. аналогичные жалобы были поданы в сами эти суды. Сведения о принятии к производству дел по жалобам в Московском городском суде, в Кунцевском, Лефортовском, Хорошевском, Дорогомиловском и Пресненском судах г. Москвы отсутствуют.

Вывод один: судьи Москвы не хотят, чтобы сведения о наличии в судах систем аудиофиксации стали достоянием гласности.

Сведения, полученные из Московского городского суда
Запрос о наличии в Московском городском суде систем аудио-, видеофиксации и протоколирования на имя председателя О.А. Егоровой был направлен 26 октября 2013 г. Ответ был дан 5 ноября 2013 г. за подписью начальника отдела компьютерного обеспечения М.В. Тузикова. Сообщалось, что с января 2013 г. системами аудио-, видеофиксации и протоколирования оборудованы все 48 залов апелляционного корпуса, а в августе–сентябре 2013 г. – 53 зала основного корпуса. Вопросы о том, введены ли системы в эксплуатацию и когда было начато их использование, остались без ответов.

Мои усилия были направлены и на поиски информации в СМИ.

Я узнала, что 13 мая 2013 г. в газете «Ведомости» появилась статья «Протокол судебных заседаний поручат электронике» с подзаголовком «Мосгорсуд потратит 99 млн руб. на создание системы аудио- и видеопротоколирования. За ходом процессов можно будет следить с рабочего места председателя». В статье сообщалось о том, что Мосгорсуд объявил конкурс на создание системы аудио-, видеопротоколирования судебных заседаний, результатом чего должно стать появление в 53 залах суда систем, позволяющих вести аудио- и видеозапись судебных заседаний.

Справочно сообщаю, что получила ответ из Судебного департамента при ВС РФ, указавшего, что 100 млн руб. были доведены до Мосгорсуда, но на совсем другие цели.

Без ответа остается и вопрос, зачем создавать (изобретать) то, что уже создано (изобретено) и функционирует – как в судах общей юрисдикции г. Москвы уже с 2010 г., так и в самом Мосгорсуде с января 2013 г., как следует из ответа от 5 ноября 2013 г. за подписью М.В. Тузикова.

14 января 2014 г. интернет-издание «Право.ру» опубликовало интервью с Дмитрием Фоминым, заместителем председателя Мосгорсуда. Ему задавали вопросы о наличии в суде систем аудио-, видеофиксации и протоколирования. Фомин подтвердил, что в каждом зале судебного заседания (всего их в Мосгорсуде 101) установлены системы видео- и аудиофиксации, апелляционный корпус был укомплектован ими в феврале 2012 г., а 48 залов, где слушаются уголовные дела, – во второй половине 2013 г. Таким образом, системы аудиофиксации (аудиопротоколирования) в апелляционном корпусе Мосгорсуда были установлены еще в феврале 2012 г., а не в январе 2013 г., как сообщает М.В. Тузиков.

По словам Фомина, установленные в Мосгорсуде системы аудио-, видеофиксации и протоколирования не используются, так как система все еще отлаживается. Кроме того, Фомин заявил, что в Мосгорсуде хотят понимать, «как Верховный Суд и Судебный департамент на это отреагируют». Он также пояснил, что аудио-, видеофиксация судебных заседаний в Мосгорсуде и в судах общей юрисдикции г. Москвы не ведутся из-за отсутствия в законе их процессуального закрепления.

В своем интервью Фомин пообещал, что подготовит предложения в части законодательного обеспечения работы систем аудио- и видеопротоколирования, чтобы можно было проблемные ситуации решать на основании закона или инструкции (последнее – об инструкции – согласитесь, очень странно слышать от члена судейского сообщества).

12 ноября 2013 г. председатель Мосгорсуда О.А. Егорова в интервью РАПСИ сообщила о введении в суде с 11 ноября 2013 г. видеофиксации. Мотивы этого Егорова объяснила необходимостью предоставления видеозаписей в вышестоящую инстанцию для решения конфликтных ситуаций (кто, где, с кем и когда будет конфликтовать, она не пояснила).

При этом странным представляется желание председателя Мосгорсуда получить какие-либо инструкции, без которых на сегодняшний день, по ее мнению, невозможно начать использование имеющихся во всех судах общей юрисдикции г. Москвы и во всех залах Московского городского суда систем аудиофиксации (аудиопротоколирования), особенно принимая во внимание, что отсутствие таких инструкций или закона никак не помешало руководству Мосгорсуда ввести с 11 ноября 2013 г., как оно само заявило, видеофиксацию судебных заседаний с записью каждого процесса.

Очевидно, что введение аудиофиксации хода судебного разбирательства и видеофиксации судебных заседаний должно быть направлено на создание условий для открытости и гласности правосудия. Однако, по мнению руководства Мосгорсуда, цели такой меры для них совсем иные – разрешение конфликтных ситуаций. При этом остается открытым вопрос, приобщаются ли видеозаписи в настоящее время к материалам дела, могут ли стороны ссылаться на содержащуюся в этих записях информацию при подаче замечаний на протокол судебного заседания, получать копии записи, где и как эти материалы будут храниться и какой срок установлен для их хранения.

20 февраля 2014 г., перед началом апелляционного рассмотрения жалобы на приговор Перовского суда г. Москвы по тому самому делу, которое побудило меня провести настоящее расследование, судебная коллегия уведомила, что будет вести аудио- и видеофиксацию. Однако мое ходатайство о приобщении записей к материалам дела осталось без рассмотрения. Было разъяснено, что в Мосгорсуде это не предусмотрено, материалы будут храниться где-то «там», как сказал председательствующий по делу, рекомендовав писать запрос на имя председателя суда О.А. Егоровой, что я уже делала (буду ждать ответа).

***
Пока получить ответ на вопрос, почему на территории Москвы нарушаются Конституция РФ, Федеральный закон от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», Федеральный закон от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов Российской Федерации» и указания Пленума ВС РФ от 13 декабря 2012 г. № 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов», я не смогла.

Да мне и не нужен ответ на этот вопрос – я хочу, чтобы эти нарушения были прекращены, чтобы закон, права и свободы человека были определяющими при разрешении дел.

Мария СЕРНОВЕЦ,
адвокат АП г. Москвы, член Коллегии адвокатов «АргументЪ»

ИНИЦИАТИВУ МАРИИ СЕРНОВЕЦ НАДО ПОДДЕРЖАТЬ

Судьи не заинтересованы в объективной фиксации результатов произведенных при судебном разбирательстве экспертиз

Вопрос о фальсификации протоколов судебных заседаний – один из самых болезненных. Существующие процессуальные кодексы не предусматривают действенных механизмов борьбы с этим злом. Замечания на протокол рассматриваются тем же судьей, которым этот протокол подписывается и который его слишком часто корректирует «под приговор», внося в него записи, подтверждающие его (или, наоборот, исключая записи показаний, противоречащие приговору).

Действенным способом противостоять этому может быть аудиозапись процесса. Однако аудиозапись, произведенная защитой, в судах вышестоящих инстанций, как правило, не принимается.

Еще в декабре 2012 г. Пленум Верховного Суда РФ рекомендовал судам производить аудиозапись процессов там, где есть соответствующее оборудование. Как удалось выяснить Марии Серновец, такое оборудование есть во многих судах, но оно практически не используется. Очевидно, что судьи не заинтересованы в объективном контроле за соблюдением процессуальных норм, объективной фиксации показаний допрошенных судом лиц, результатов произведенных при судебном разбирательстве экспертиз.

Естественно, никто этого не признает. Ссылаются на отсутствие соответствующих компьютерных программ, отсутствие законодательной базы. Оправдания эти смехотворны. Адвокаты, пользующиеся обыкновенными диктофонами, легко справляются с техническими проблемами, а суды не могут? Спросите любого специалиста по IT – никаких технических проблем в этом отношении на самом деле давно нет.

Еще за много лет до появления современной техники, в эпоху ленточных магнитофонов, в некоторых случаях суды практиковали магнитофонную запись в процессе – требуется только объявить сторонам, кем производится запись, и разъяснить право отвода сотрудника суда, нажимающего кнопку. Почему это нельзя делать теперь? Какие еще законодательные новации нужны?

Закон не возлагает на суд обязанности производить аудиозапись, но и не запрещает это делать. В декабре 2012 г. высказался об этом Пленум ВС РФ – неужели же постановление Пленума противоречит закону? Инициатива Марии Серновец заслуживает самого широкого распространения.

Юрий КОСТАНОВ,
член Совета АП г. Москвы, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

Адвокатская Газета

ПРОГРАММА ЗАВЕРШЕНА, ВОПРОСЫ ОСТАЛИСЬ: 3 комментария

  1. Евгений Помощник

    Важнейшая тема. Хорошо,@когда есть кому сделать расшифровку ауди, а то эксперты берут за это огромные деньги (вот у меня 56 часов заседаний оценили в 700 т.р.).
    Но мне повезло — прямо перед прениями мы убедили судью приобщить адвокатские аудиозаписи всех судебных заседаний к материалам дела.
    Не смотря на игнорирование подобных записей судами их необходимо осузествлять.
    Я верю, что в ближайшме 3 года большинство судей посеняются мнстами с нвнешними обвмняемыми. 😉 И вот в этот момент наши записи подтвердят факт рукописных жалоб.

  2. ЗЗ

    Я по своему процессу, длившемуся 9 месяцев, расшифровывала сама (под подпиской была). Но тогда еще никто ничего не знал о том, установлены или не установлены системы аудиопротоколирования в СОЮ. А судья сказала «Ведите чего хотите (про аудиозапись). Мне плевать на ваши записи и на вас».

    1. Из суда

      Правильно сделал судья. А то раз велось вас шибко много мучеников системы и заумных адвокатишков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *