В РСФСР в честь 8 Марта дважды объявлялось массовое освобождение по УДО женщин-заключенных

50325

6 марта 1923 года в газете «Известия» № 50 был опубликован Декрет Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета «Об условно-досрочном освобождении заключенных женщин ко дню празднования интернационального празднования дня работницы». Кроме того, постановление вводилось в действие по телеграфу.

Высший распорядительный и исполнительный орган РСФСР, говорилось в преамбуле постановления, «уверенный в благодатном влиянии улучшения быта работниц на борьбу с преступностью, считает возможным облегчить участь тех случайных преступниц из среды трудящихся, которые в настоящее время отбывают наказание, наложенное на них в судебном или административном порядке».

Право возбуждать ходатайство об УДО «случайных преступниц из среды трудящихся» в честь 8 Марта было предоставлено губернским распределительным комиссиям при отделах юстиции. Их деятельность распространялась на распределение осужденных по местам отбывания наказания, они же осуществляли «общественный контроль» за условиями содержания заключенных (разумеется, под контролем карательных и партийных органов: в комиссии, состоящей из девяти человек, представители этих ведомств составляли большинство). Комиссиям вменялось в обязанность, «по тщательному ознакомлению с делами отбывающих то или иное наказание женщин, в месячный срок представить в соответствующие учреждения списки тех, кто без опасности для государственного строя и порядка можно бы условно освободить досрочно». Под «соответствующими учреждениями» декрет подразумевал суды и органы ГПУ, которые должны были «удовлетворить» ходатайства комиссий. При этом освобождению, согласно декрету, подлежали те, кто к 8 марта 1923 года уже отбыл половину назначенного срока.

Точных данных о том, сколько по РСФСР было освобождено женщин-заключенных по декрету 1923 года, найти не удалось. Но если учесть, что 22 февраля 1924 года ВЦИК РСФСР законодательно провел новое освобождение по УДО представительниц «слабого пола» в честь женского праздника, то можно сказать, что институт условно-досрочного освобождения в этих случаях приобрел черты амнистии, сохраняя при этом признаки условности. И в дальнейшем в те годы применение условно-досрочного освобождения несколько раз связывалось с категорией преступлений или с определенным событием. В современной России о случаях массового освобождения женщин-заключенных в связи с Днем 8 марта слышать что-то не приходилось.

С текстом декрета «Об условно-досрочном освобождении заключенных женщин ко дню празднования интернационального празднования дня работницы» можно ознакомиться благодаря проекту «Наука права».

Право.Ру

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *