Игла в правосудие-2

DETAIL_PICTURE__11205968

Два года продолжалась борьба за осужденного адвоката из Люберец, которая заканчивается уголовным делом против сотрудников полиции и ФСБ, совершивших множество преступлений в составе организованной группы

Наша двухлетняя борьба за Артура Преля, которому члены преступной группировки из ФСБ, полиции города Люберцы подбросили наркотики, а судья Милушов, совершенно не вдаваясь в суть дела, упек его за решетку на восемь лет строгого режима, близится к завершению. Около 2,5 года он уже отсидел. И хоть мудрые люди говорят, что наперед загадывать нет проку, я убежден: в ближайшее время Артур выйдет на свободу.

Основания для оптимизма появились серьезные. Сразу после выхода моей статьи «Игла в правосудие» («МК» №152(108) от 19–25 июля 2013 года) уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Владимир Лукин поручил своему аппарату внимательно изучить уголовное дело Преля и, практически подтвердив все факты, изложенные в публикации, вышел с ходатайством в Верховный суд РФ возбудить по этому делу надзорное производство.

О фальсификаторах и их покровителях

Непростое решение пришлось принимать заместителю председателя Верховного суда России, председателю коллегии по уголовным делам А.Толкаченко. Он отменил постановление судьи Верховного суда РФ А.Зырянова об отказе в удовлетворении надзорной жалобы по делу А.Преля и возбудил надзорное производство.

Постановление, вынесенное Толкаченко, больше похоже на оправдательный приговор. В нем написано буквально следующее: «…выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Производство по делу велось с нарушением уголовно-процессуального закона. В отношении Преля А.Ю. не проводились оперативно-разыскные мероприятия. Информации о причастности Преля А.Ю. к незаконному обороту наркотиков у сотрудников ФСБ РФ не было (выделено мной. — Б.Р.). Обвинение Преля А.Ю. построено исключительно на показаниях работников ФСБ Коробкова Р.В. и Громова Л.Г. Акт личного досмотра задержанного от 13 ноября 2010 года представляет собой недопустимое смешение процедур уголовного судопроизводства и административной деятельности.

Рапорт об обнаружении признаков преступления от 13 ноября 2010 года зарегистрирован в книге №1 СЭБ УФСБ РФ 13 ноября 2010 г. в 19.00, то есть в то время, когда все участники личного обыска еще находились на посту ДПС, данный рапорт уже содержал указание, что у Преля А.Ю. обнаружен и изъят амфетамин в размере 15,16 грамма…»

Если перевести вышеизложенный текст с юридического языка на русский, то в такой вот деликатной форме заместитель председателя Верховного суда России, по сути, обвинил сотрудников ФСБ в тяжком должностном преступлении — фальсификации доказательств — ст. 303 УК РФ, по которой предусмотрено до семи лет лишения свободы.

Профнепригодность люберецкого судьи М.Милушова тоже описана в этом постановлении в весьма щадящих выражениях: «…выводы суда не подтверждаются доказательствами. Суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его решение».

Теперь уже президиуму Московского областного суда поручено в ближайшее время решить судьбу Артура Преля, приговор которому Верховным судом в полном объеме признан неправосудным, а значит, как ни крути, придется давать правовую оценку действиям тех, кто творил и обосновывал беззаконие, кто отправил за решетку невиновного человека.

Мне позвонил заместитель Генерального прокурора РФ Сабир Кехлеров и сказал, что коль скоро высшей судебной инстанцией принято такое решение, Генпрокуратуре уже нет необходимости вносить представление о пересмотре этого дела. Он, Кехлеров, просто поручит прокурорам, которые будут участвовать в процессе, поддержать позицию Верховного суда.

Кстати, напомню, Сабир Кехлеров был первым, кто в ответе на мои письма (правда, через полтора года переписки) сообщил: «Каких-либо доказательств, что ранее, еще задолго до задержания, Прель А.Ю. сбывал наркотики, за исключением показаний сотрудников ФСБ, в материалах уголовного дела действительно не содержится…»

Более чем обнадеживает и то, что против банды «правоохранителей», промышлявших на территории Люберецкого района разнообразной преступной деятельностью, в том числе и подброской наркотиков, интенсивно расследуется уголовное дело. Недавно к нему приобщены материалы об участии офицеров ФСБ в подброске наркотиков — как раз тех, кто фальсифицировал доказательства и по делу Преля.

В таких случаях говорят: справедливость торжествует. Однако торжествовать вовсе не хочется. Циничные бюрократы, еще недавно отправлявшие мне пустые отписки типа «…суд убедительно аргументировал свои выводы о направленности умысла осужденного…» и т.д., нынче лихорадочно пытаются создать себе «оберег» — звонят и валят вину на соседние ведомства: «они должны были…». Их понять можно: признать вину собственную — значит признаться в должностном преступлении, ибо невиновность Преля была очевидна. Но привычка к подлогам, фальсификациям и подлостям, видимо, внушала уверенность — все сойдет с рук, как всегда…

Кому выгодно?

Артур Прель хорошо знает, за что именно ему эта «злая нелепая стезя». Напомню, он приехал в Подмосковье, окончив с отличием два факультета Астраханского университета — юридический и филологический. В совершенстве владеет английским и турецким языками. Работать стал адвокатом в юридическом бюро. Баллотировался в муниципальные депутаты, набрал более трети голосов избирателей, занял второе место. Открыл в Малаховке — некогда затрапезном подмосковном поселке, а ныне элитарном дачном поселении, — общественную приемную, куда толпами шли пенсионеры, малообеспеченные селяне. Прожив в здешних местах всю жизнь, они разом лишились своих кровных подмосковных соток. Как потом выяснилось, окрестные земли площадью 2200 гектаров, общей стоимостью свыше 15 миллиардов рублей присвоил себе путем изощренного мошенничества и подделки документов бывший зампред Мособлдумы Василий Дупак. Мародерствовал там еще один высокопоставленный чиновник — начальник управления внебюджетного строительства Московской области Юрий Глаголев. Он вложил огромные деньги в строительство многоквартирного дома на чужой земле, принадлежащей местным жителям. Документы оформил задним числом, якобы на основании постановления главы администрации поселка Октябрьский, на самом деле несуществующего. Разоблачил мошенничество Артур Прель.

С такими вот преступными зубрами молодой юрист вел борьбу. Надо сказать, небезуспешную. Достаточно вспомнить хронику тех событий, чтобы понять: парню отомстили за профессионализм, за принципиальную позицию.

26 октября 2009 года Артур Прель, замечу, не взяв со своих клиентов-пенсионеров ни копейки, подготовил исковые документы и отсудил в пользу пяти местных садоводческих товариществ 6,5 гектара земли, прежде принадлежавших им, мошеннически захваченных Василием Дупаком и к тому времени перепроданных третьим лицам.

2 ноября 2010-го, опять-таки по иску, подготовленному Прелем, судом вынесено решение об отмене правоустановочных документов на земельный участок, мошеннически захваченный Ю.Глаголевым.

26 октября 2010-го Артура вызвал следователь по особо важным делам следственного отдела по г. Люберцы М.Трофимов и пригрозил, что если молодой адвокат «не закроет рот», то против него возбудят уголовное дело.

13 ноября 2010-го вечером, когда Артур возвращался с работы, на посту ДПС его машину остановили сотрудники ФСБ Р.Коробков и Л.Громов, сбили с ног, надели наручники и сунули в карман пальто пакетик с наркотиком, расфасованным на дозы…

Как оказалось, вмешавшись в сложившиеся в Подмосковье «земельные отношения», Артур Прель разворошил осиное гнездо. После первого выигранного им дела в суды посыпались иски к Василию Дупаку. Было возбуждено уголовное дело, которое подмосковные следователи вели активно и профессионально, хотя каждый день ощущали мрачное сопящее сопротивление высокопоставленных дупаковских дружков, в том числе и из правоохранительных органов.

Только по статье о мошенничестве Дупаку грозило заключение под стражу на срок до 10 лет. Его друзья позаботились, чтобы даже на стадии предварительного следствия он оставался на свободе. Они звонили руководителям следственного комитета, просили проявить гуманный подход, мол, нельзя человека такого уровня держать в тюрьме…

Дупак пытался сбежать за границу. Оперативники задержали его в аэропорту «Шереметьево», когда он готовился к посадке в самолет.

Только в Люберецком районе потерпевшими по делу Дупака проходят свыше 560 человек — те, у кого он украл землю из-под частных строений, садов, огородов… Около 130 гектаров успел перепродать. Прокурор просил приговорить мошенника к 8 годам лишения свободы. Судья Люберецкого горсуда С.Пантелеева вынесла приговор, от содержания которого всякого нормального человека берет оторопь: шесть лет лишения свободы условно с пятилетним испытательным сроком и с присуждением штрафа в пользу государства в один (?!) миллион рублей.

Украл элитных подмосковных земель на 15 миллиардов, рассовал ее по родственникам и дружбанам и теперь должен выплатить всего 0,006 (шесть тысячных процента) от украденного!

ФСБ уполномочилась… соврать

Сделал для себя пренеприятное открытие: в органике ныне установленного в нашей стране правоохранительного режима ложь, злонамеренность, фальсификации не спонтанны и одиночны, а структурированы, подотчетны.

Дело Артура Преля — наглядный и неоспоримый тому пример. Два года назад, когда бабушка этого молодого адвоката пришла ко мне на депутатский прием и оставила заявление, в котором описывала, как сотрудники ФСБ подбрасывали наркотики ее внуку, честно говоря, я ей не поверил. Потом, знакомясь с делом, обратил внимание, что доказательств вообще никаких нет, зато имеется копия рапорта оперуполномоченного УФСБ по Москве и Московской области старшего лейтенанта Л.Громова его начальнику полковнику К.Шаленскому, в котором он сообщает: «…в производстве оперативного подразделения управления находится дело оперативного учета №1003, заведенное по ч. 3 ст. 228-1 УК РФ («Незаконное производство, сбыт или пересылка наркотических средств в особо крупном размере»). Из материалов дела следует, что гр. Прель А.Ю…. занимается сбытом наркотических средств в особо крупном размере — от 400 до 500 граммов. Сбыт Прель А.Ю. осуществляет систематически при встрече с покупателями наркотиков в подземных переходах и на улице…»

Подумалось: матерый, однако, наркодилер. Но почему не рассекречены, как положено по Закону «Об оперативно-разыскной деятельности», материалы этого самого оперативного дела №1003? Почему не допрошены в ходе следствия, а потом и суда те, кто покупал наркотики у Преля в подземных переходах и на улице? Почему не проводилась так называемая «контрольная закупка» зелья? Почему к уголовному делу не приобщены материалы оперативно-агентурной работы — распечатки телефонных переговоров Преля, фото- и видеоматериалы его встреч с продавцами и покупателями наркотиков? Вопросов накопилось много, и я решил ответы получить разом — позвонил тогдашнему начальнику УФСБ по Москве и Московской области генерал-полковнику Виктору Захарову. Он сказал: пишите депутатский запрос, я сам все проверю и вам отвечу. Ответ Захаров прислал, о нем позже. А пока пофантазирую, что произошло, если бы начальник УФСБ сдержал слово и потребовал принести ему дело Преля.

Первое, что увидел бы Виктор Николаевич — рапорт все того же старлейта Л.Громова на его собственное генерал-полковничье имя о том, что 13.11.10 на 27-м км автодороги Москва–Жуковский задержан некто Прель А.Ю., при личном досмотре у которого обнаружено психотропное вещество амфетамин массой 15,16 грамма. Увидев на единственном листочке рапорта свою визу: «Кузьмину Н.С. — прошу зарегистрировать в книге №1» и дату — 15.11.10, генерал, наверное, подумал: а не температурил ли я в тот день, поскольку под рапортом уже стоял огромный штамп: «зарегистрировано в книге №1 13.11.10 в 19.00». Дальше — вообще мистика: задержав человека в 17.25, в тот же вечер сумели провести все необходимые процессуальные действия, коих великое множество, назначили экспертизы в чужом ведомстве, тут же получили их результаты — иначе как узнали, что в изъятом пакете именно амфетамин весом 15,16 грамма?

Потом генерал-полковника должно было озадачить: почему опера из службы экономической безопасности гоняются за 15,16 грамма амфетамина? Ведь это не их подследственность! Они что, всех коррупционеров-жуликов в Подмосковье переловили? На это начальник оперподразделения полковник К.Шаленский должен был сказать: Артур Прель особо опасный наркодилер. За раз сбывает по полкилограмма тяжелых наркотиков. У нас находится его дело оперативного учета №1003!

И быть бы тут вселенскому скандалу! Потому как никакого дела оперативного учета под №1003 в ФСБ не было и нет. Как мне помогли выяснить, там вообще нумерация другая. Не было и постановления об открытии дела оперативного учета.

Куда деваться бедному полковнику Шаленскому? Оставалось только изобретать ложь, которую потом из ведомства направили в Генпрокуратуру: «…дело оперативного учета №1003 уничтожено»… Дескать, давно, еще до судебного процесса над Артуром Прелем.

Вот тут генерал-полковник Захаров должен был по-настоящему взъяриться! По внутренним эфэсбэшным приказам дела оперативного учета хранятся десятилетиями. Кто посмел уничтожить, предположу, ценнейшие агентурные наработки по наркотрафику, по приобретению и сбыту многих килограммов наркоты?

Что должен был немедленно сделать начальник УФСБ? Назначить проверку силами службы собственной безопасности. А потом, независимо от ее итогов, потребовать возбудить уголовное дело — либо по фактам предательства интересов службы, либо по фактам фальсификации доказательств. Вместо этого он направил мне такой ответ:

«…информация о возможных нарушениях законодательства РФ со стороны сотрудников УФСБ по Москве и Московской области по делу Преля А.Ю. не нашла своего подтверждения, о чем свидетельствует постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 20 января 2011 года, вынесенное военным следственным отделом Следственного комитета РФ по Люберецкому гарнизону после проведения доследственной проверки».

На это постановление в своих ответах ссылались все — руководители Московской областной и Генеральной прокуратуры, Главного военного следственного управления и т.д. Я и прежде общался с руководителем этого военного следственного отдела подполковником юстиции Юрием Зимониным, а недавно сделал это под диктофонную запись. Спросил: как же при проведении доследственной проверки не увидели очевидного?

Он ответил: «А мы ничего не проверяли и вообще не имеем доступа к материалам по оперативной работе ФСБ. Этим должна была заниматься территориальная прокуратура…»

Все как бы уже свыклись, что отечественная полиция работает топорно. Но ФСБ! Подбросили наркотики и ничуть не озаботились даже тем, чтобы придать этому хотя бы видимость правдоподобия. Что касается общественного пригляда, понятно: кто сунется, да и кого допустят в анналы абсолютно закрытой спецслужбы. Но я вот думаю, какие развращенные руководители есть среди начальников капитана Коробкова и старшего лейтенанта Громова! На их глазах, а можно предположить, что и с их участием нагло фальсифицировали дело Артура Преля. Однако, видимо, неспроста именно сотрудники ФСБ рьяно взялись «угомонить» беспокойного юного адвоката, вступившего в сражение с крупнейшими земельными баронами Подмосковья. Не секрет, что немало высокопоставленных начальников из этого ведомства сами являются не последними игроками на рынках земли и недвижимости Подмосковья.

Сошлюсь на недавний пример, связанный опять-таки все с тем же Люберецким районом. Курировал этот район полковник ФСБ Андрей Лелетко — заместитель начальника 2-го межрегионального отдела УФСБ по Москве и Московской области. Вместе с начальником 2-го отделения 20-го управления Центрального аппарата ФСБ полковником Иваном Угаровым решили они, подделав документы, присвоить себе огромное производственное здание, принадлежавшее бывшему известному авиаконструктору, а потом бизнесмену Идрису Файзуллину. Самого Файзуллина, чтобы не мешал, планировали упрятать в тюрьму. Помешали сотрудники Следственного комитета. Тогда созрел иной план — надолго вывести бывшего авиаконструктора из строя. Полковники наняли наркомана, и тот, подкараулив Файзуллина возле выхода из гостиницы «Кулон» в г. Жуковском, плеснул ему в лицо концентрированной серной кислотой. И опять замысел не удался: Идрис вбежал обратно в гостиницу, прямо в одежде прыгнул в бассейн. Повреждения лица оказались незначительными.

Тогда бандиты решили убить Файзуллина. Наняли уже другого наркомана, и он застрелил бизнесмена из охотничьего ружья, которое ему услужливо предоставил Угаров. Самого киллера, боясь, что он проболтается, черные полковники задушили, тело вывезли на свиноферму в Калужскую область и там сожгли в отопительной печи.

Недавно Следственный комитет России закончил расследование этого преступления. Увы, не единственного в Люберецком районе Подмосковья, в котором замешаны в том числе и офицеры ФСБ.

Как они это делали

Всегда полагал, что в отношениях между сотрудниками ФСБ и МВД есть определенная дистанция, и собственная безопасность контрразведчиков должна отслеживать ситуации, когда она нарушается, особенно если делается это не в интересах службы. В Люберцах же сотрудники обоих ведомств плюс бандиты слились в единую организованную преступную группировку, будто по команде: «Ряды вздвой!».

Впрочем, их связи возникли не вдруг. Капитан ФСБ Роман Коробков и капитан МВД Олег Стебелев когда-то вместе учились в школе. Третий их подельник Иван Собкив — сейчас отбывающий срок за грабеж, имеющий две судимости за хранение и распространение наркотиков, — однокашник Стебелева по… университету МВД. Собкиву в «правоохранительной» банде была отведена особая роль: при подброске наркотиков он неизменно выступал понятым и нередко участником «проверочных закупок».

На сегодняшний день пока арестованы шесть «оборотней в погонах» из Люберецкой полиции. Среди них бывший начальник уголовного розыска майор Илья Юхман — сын опять-таки бывшего и тоже привлекавшегося к уголовной ответственности начальника ГУВД по Московской области генерала Юрия Юхмана; бывший начальник отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков местной полиции Сергей Крестинин…

Дело Артура Преля скорее исключение, нежели правило в криминальной практике этих мафиози. Обычно же наркотики подбрасывали с одной целью — развести жертвы на деньги. При этом не жалели никого, даже работавших на них агентов.

Нине Б. было 28 лет, она растила двух малолетних детей. Потом, на суде, она признается, что систематически употребляла наркотики, но никогда ими не торговала, о чем знали люберецкие сотрудники полиции. Пять лет назад, поймав на этом пороке, сделали ее негласным осведомителем. И вдруг тот самый Иван Собкив — рецидивист решил ее сдать, выступив «покупателем» при проверочной закупке! На следствии и на суде Нина скажет, что никогда прежде не знала Собкива, увидела его впервые, когда скрутили ее возле дома, надели наручники и доставили в полицию. При этом отобрали сумку. В нее-то и засунули три тысячи меченых рублей, якобы вырученных от продажи Собкиву 2,85 грамма героина.

В материалах уголовного дела Нины Б. фигурирует некий таинственный офицер ФСБ, хотя его процессуальная роль никак не обозначена, а также, естественно, знакомые нам О.Стебелев, С.Крестинин. Они «свидетели» всей этой комедии, в этом качестве и были допрошены в суде. Стебелева спросили: «С кем был Собкив, когда проводили оперативные мероприятия против Нины Б.?» «Он был с сотрудником ФСБ. Фамилию сотрудника не помню…»

Заело, однако, память у человека. Как утверждает Нина Б., это был Коробков. Она рассказывает, что, когда ее привезли в полицию, Стебелев ей сказал: ты такая крутая наркодилерша, что тобой даже ФСБ занимается. Хочешь с их сотрудником поговорить о том, как решить твои проблемы? Привел ее в соседний кабинет, где сидел мужчина, которого Стебелев называл Рома. Рома сказал, что пока еще не поздно все исправить. Надо, чтобы муж прямо сегодня принес, куда он скажет, 600 тысяч рублей. Протянул ей телефон — звони. Муж с ног сбился — собирал по родственникам, друзьям, знакомым деньги. К часу ночи собрал триста тысяч рублей. Отдал, куда сказали. Нину не выпустили. Судья Люберецкого горсуда О.Зайцева осудила ее на пять лет лишения свободы, не обратив ни малейшего внимания на прозвучавшие свидетельства о фактах вымогательства денег у семьи подсудимой, о фальсификации материалов дела…

Трое из тех, кому банда Юхмана—Коробкова—Стебелева подбросила наркотики и отправила в тюрьму, уже никогда не выйдут на свободу. Они там погибли. Это Николай Портнов, Андрей Николаев, Андрей Чернявский.

Чернявский возглавлял фирму, которая занималась ритуальными делами, изготавливала памятники из камня. Бизнес шел неплохо, и бандиты в погонах решили его «потрясти». Сначала подбросили наркотики двум сотрудникам фирмы — Максиму Звездину и Равилю Каюмову. Потребовали, чтобы родственники «выкупили» их, заплатив по два миллиона рублей за каждого. Те отказались. Тогда капитан Стебелев «забил стрелку» с Чернявским в Малаховке, в ресторане «Роза». Потребовал уже шесть миллионов. «Еще-то два за что?» — расскажет потом Чернявский об этой встрече. «За тебя, если не хочешь повторить их участь», — ответит Стебелев.

Чернявский платить отказался и подготовился к ожидаемой провокации, как ему казалось, основательно: зашил все карманы на одежде, нанял охранника…

Машину Чернявского, как в свое время и машину Артура Преля, остановили на посту ДПС, якобы для проверки документов. Оперуполномоченные Стебелев, Сазонов, Крестинин быстро скрутили сначала водителя-охранника Савушкина, а следом и Чернявского. Застегнули им сзади наручники и бросили в желтый фургон «Мерседес», на котором приехали. В машине Чернявскому засунули в брюки пакет с наркотой — там окажется 119,6 грамма героина. Чтобы пакетик не выпал, штанину заправили в носок. Савушкину подбросили 54,4 грамма наркотика.

В каждом из подобных дел — сотни вопиющих фактов нарушений процессуальных норм, уголовного законодательства. Я попросил нескольких адвокатов, работавших в Люберецком районе по делам, связанным с подброской наркотиков, подсчитать, сколько было за последние годы обращений в различные инстанции от них, от самих подследственных, осужденных, от их родственников? Сложил названные цифры — оказалось 876! Писали во все правоохранительные органы, во властные структуры. И не получили ни од-но-го конкретного ответа — только издевательские отписки.

Вот почему столь бестревожно чувствуют себя оборотни в погонах повсюду в нашей стране, в том числе и в Люберцах.

Уже нет сомнений, что уголовное дело №90425 против совершивших множество преступлений в составе организованной группы Юхмана, Коробкова, Стебелева, Крестинина, Орлова, Княжева, Макеева, расследование которого успешно ведут следователи Следственного управления СК РФ по Московской области, будет завершено суровым приговором. Но «за кадром» наверняка, как всегда, останутся те, кто проявлял преступную халатность, по равнодушию или по злому умыслу потворствовал бандитам, покрывал их, кто был глух и безразличен к невиновным людям, взывавшим о помощи. Все они должны быть названы поименно и привлечены к строгой служебной, административной или уголовной ответственности.

Провести такие проверки в своих ведомствах и огласить их результаты официально, в форме депутатского запроса прошу председателя Верховного суда РФ В.М. Лебедева, Генерального прокурора РФ Ю.Я. Чайку, председателя Следственного комитета РФ А.И. Бастрыкина, директора ФСБ А.В. Бортникова.

Борис РЕЗНИК,
депутат Государственной думы ФС РФ,
член Комитета по безопасности и противодействию коррупции,
член президиума Национального антикоррупционного комитета,
секретарь Союза журналистов России.

Московский Комсомолец

Игла в правосудие-2: 2 комментария

  1. Евгений Помощник

    Вот это — реальная помощь депутата Госдумы!
    На данном примере мы ясно видим, что ссылка некоторых из депутатов на ст. 18 ФЗ о их деятельности — ни что иное, как „издевательская отписка”, о которой писал сейчас Борис Резник.
    Спасибо Вам, Борис Львович.

  2. Михаил

    Надо же, все-таки есть реальные депутаты, которые не треплют языком, а делают реальные дела! Низкой поклон Вам, Борис Львович и по больше сил, чтобы не ограничивались делом Артура Преля, но и спасали других честных, добросовестных парней, взять того же сельского учителя — Фарбера(хоть и не связан с правоохранительной деятельностью), Андрея Гривцова, который бьется по сей день с этим жестоким судебным прессом, Клинникова Евгения, который служил закону, а закон его предал, на которого фальсифицировали дело органы ФСБ, СК РФ, возможно и другие структуры в этом поучаствовали.
    Как раз честных, добросовестных надо спасать! Если мы хотим порядка в своем государстве, то надо им помогать, потому что без поддержки, ничего хорошего не будет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *