«Себя я уголовником не считаю, а вот политзаключенного, люди, обладающие властью, сами из меня сделали.»

22_01

«Здравствуйте Оля.

Прочитал Вашу статью в «Новой газете» — «Скамейка запасных преступников». Статья меня взволновала. Любого человека можно назвать преступником, осудить его. Но если человек не виновен, механизм реабилитации применить практически невозможно, так как тут же будет задействован механизм бумеранга. Судьям и прокурорам это невыгодно. До вступления приговора в законную силу – еще возможно что-то исправить, а дальше невинно осужденному надо выплатить компенсацию при отмене приговора, а это деньги Государства. Так лучше всем, чтобы невинно осужденный сидел до конца, вот и получается: « И овцы целы, и волки сыты». У нас в стране нет контролирующего суды органа, на общественность им плевать, хотя зачастую – огласки бояться. Президент заявляет, что судейская реформа необходима, да воз и ныне там.

Хочу описать свой случай, как из меня пытаются сделать преступника. Сам я рабочий человек, в Советское время получил неплохое образование, окончил две мореходки, работал на флоте. Получилось так, что жена меня бросила, и я остался один с шестилетним ребенком. Ушел из флота, устроился на завод, воспитывал дочь, выучил, подошло время – отдал замуж.

Получилось так, что на моем пути 21 января 2008 года в 20.00 встретились «оборотни», негодяи из МВД, бывшие и действующие.

Мне позвонила дочь, чтобы я встретил её в Москве, после работы я приехал на вокзал, купил два беляша, кушал. В одном из домов открылась дверь, и из неё выбежал парень. Там был офис фирмы ЗАО «Покровское». Руководил им бывший сотрудник МВД Бердников Ю.Н. (человек очень хитрый и изворотливый). Потом из этого же офиса выбежал ещё один, впоследствии оказавшийся лжесвидетелем Тепайкиным. Он ничего лучшего не придумал, как подбежав ко мне ударить в спину. Беляш из рук выпал, и я оказался в снегу. Минут через пять появился Бердников, они начали меня скручивать, сопротивления я не оказывал, и это была первая моя ошибка. Физически я мог справиться с Тепайкиным, но дочь была рядом, и я не хотел затевать драку, подумал: «Ну, спутал человек, разберемся, всё выясним». Оказался я в этом офисе, меня связали, избили, я просил, чтобы вызвали милицию. Бердников и его люди сами начала представляться милицией, но через какое-то время один всё-таки появился, участковый Климов, крышевавший их. Тут начало происходить лицедейство. Выяснилось, что на их сотрудницу, уроженку Казахстана, напали. Спрашивали меня, под каким я Вором хожу и где косметичка. Участковый Климов подошел ко мне, расстегнул ширинку и предложил мне: или я говорю, где косметичка, или он мне повесит 131 ст. УК РФ (изнасилование) или 161 ст. УК РФ (грабеж). Сначала я ничего не понимал, я просил, чтобы вызвали полицию. Они начали решать, что со мной делать. Первоначально думали, что я заодно с тем, кто выбежал из офиса, впоследствии  я подумал: может тот, кто выбежал, спас меня. Эти люди могли меня вывезти, пытать, убить. А так я, получается, свидетель?!?

Вообщем вызвали они всё-таки милицию, начали проводить «следственные действия». Трое суток с меня выбивали одну вещь – женскую косметичку, участковый Климов от меня не отходил. Я понял: в ней что-то было, может и наркотики. В камеру отделения Басманное, ко мне подсаживали девицу легкого поведения с бутылкой водки и сотовым телефоном. Но поняв, что я не имею отношения к этому делу, избивают лжесвидетеля Тепайкина. Я видел его потом – избитого и трясущегося.

Моя вторая ошибка – я начал требовать провести следствие, но в нем-то они и не были заинтересованы, меня оберегали даже от общения с другими сотрудниками милиции. Я продолжал настаивать на проведении следствия, заявил ходатайство о предоставлении мне адвоката, но мне его не давали, только подписи появлялись. Следственный эксперимент следователь отказался проводить, взятие отпечатков пальцев с вещей – игнорировалось. Понятых я не видел, только подписи. Следователь-проходимец, спросил, сколько я ему могу предложить. Я ответил, что ни копейки.

Через три месяца меня начали судить за грабеж, думал, расскажу всё судье! Да и где это видано, чтобы с двумя беляшами в руках офис грабили?! На первое заседание все мои «оппоненты» не явились, заболели разом 5 человек. Судья Дударь предложила мне взять «особый порядок», я отказался. Прокурор же начала зачитывать мне срок. Начался смех, не смеялись только я и прокурор. Судье со второй попытки удалось остановить прокурора, получается, что приговор мне был написан заранее, ведь даже показания никто не давал.

На следующее заседание это «группировка» явилась. Оказалось, что та косметичка вовсе и не пропадала. Дело в суде чуть не рассыпалось, так кА свидетели путались. Выходили из казуса благодаря судье Басманного районного суда Дударь, которая кричала, что я не вправе задавать вопросы, это меня обвиняют.

Так я был осужден по ч. 3 ст. 30 УК РФ п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, за косметичку, которая и не пропадала. Когда процесс окончился, ко мне подошла секретарь, попросила, чтобы я расписался за получение Приговора, и это была моя третья ошибка. Приговор мне никто не выдал, я просто подумать не мог, что в суде меня обманывают. Когда у тебя нет приговора, ты обжаловать ничего не можешь. На это судья и рассчитывала, а дальше ты никому не нужен. Куда я только не писал, всё бесполезно, одно хождение по мукам. Сейчас подошло условно-досрочное освобождение, сидеть за то, чего не совершал – глупо, но суды без признания вины не отпускают. Пришлось письменно признать. Правда написал в следственный комитет и в отдел собственной безопасности, что вынужден признать вину. Судья, отпустивший меня по УДО, сказал: «Я прочитал твое дело, теперь рассказывай, как было на самом деле», я рассказал. Хотел сначала поехать, добиться правды, потом решил всё забыть, мне не пробить эту броню.

Уехал работать в Питер, ко мне приехала дочь, появилась внучка. Опять всё было хорошо, забыл о этих негодяях. Но получилось так, что я разбился, работать уже не мог и пришлось уехать к себе в Тамбовскую область. Как-то находясь на автобусной остановке, мимо меня проходили сотрудники ППС, шли и матерились отборным матом, ожидавшие автобус граждане, возмутились, а я имел неосторожность вслух сказать: «Шпану понабрали». Город у нас маленький, друг друга все знают, был ли я на вечере одноклассников или на похоронах, сотрудники отзывали меня и выписывали штраф 100р. за то, что выпил 100 гр. водки. В итоге, участковый направил в суд представление об отмене условно-досрочного освобождения. 07.06.2012г.  Кирсановским районным судом Тамбовской области мне условно-досрочное освобождение отменили и я направлен в зону сроком на 2 года 1 месяц 3 дня, опять сидеть заново! Всё бы ничего, только вот срок мой был уже закончен, ведь согласно новому ФЗ № 26 от 07.03.2011 в мою статью были внесены изменения, и мой срок сокращен на 3 месяца и мое наказание закончилось 20 апреля 2012г. Судили меня 7.06.2012г., когда срок УДО фактически закончился. Просто судья из-за неграмотности видимо не знал, что 07.03.2011г. вышел новый Федеральный закон № 26.

Сейчас, за преступление, которого не было, я отбываю наказание уже вторично! Наказание составило 6 лет 3 месяца. Я понимаю, что при отмене, Государство мне должно выплатить компенсацию (реабилитацию). А это прецедент, это отразиться на судьях и прокурорах. Сейчас я собираю документы в Европейский суд, хочу довести это дело до конца, сидеть мне осталось 9 месяцев.

Только, Оля, у меня есть опасения, «муравейник» я затронул. Я не знаю, чьи интересы я затронул с этой косметичкой. Только по освобождении сотрудники МВД могут меня обратно упрятать. Излюбленный сценарий – это патроны, оружие (ст. 222), или наркотики (ст. 228). Но я даже не знаю, как они выглядят, мне сейчас 47 лет, и я ни разу в жизни не курил. Могут даже физически устранить, как у них говорят: «Нету тела, нету дела». Что произойдет, я не знаю, но до Международного суда в Страсбурге надо дойти. Себя я уголовником не считаю, а вот политзаключенного, люди, обладающие властью, сами из меня сделали.

Спасибо Вам за статью, Вы молодец!

С уважением к Вам, в прошлом моряк, подводник, штурман флота  Фефелов Игорь Юрьевич, ФКУ ИК-6, Белгородская обл.»

«Себя я уголовником не считаю, а вот политзаключенного, люди, обладающие властью, сами из меня сделали.»: 1 комментарий

  1. Евгений Помощник

    Искренность и правдивость этого мужика доказана кроме прочего и тем, что рассказывает свою историю за 9 месяцев до истечения своего срока, а отсидел уже больше 5-ти.
И он не столько просит о помощи, сколько именно уведомляет общество об очередных эпизодах ст.ст. 302, 303, 305 УК РФ.

Спасибо Вам, Игорь.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *