Судам не до УДО

54-3-2

В КС определят права потерпевших в процессе по условно-досрочному освобождению

Конституционный суд (КС) сегодня рассмотрит новую норму Уголовно-процессуального кодекса (УПК), регулирующую права потерпевших. Напомним, что с прошлого года суды обязаны предоставлять им полный доступ к процессу вынесения решения о досрочном освобождении осужденных. А также заранее уведомлять потерпевших о готовящемся решении. В КС обратились представители Кетовского районного суда, утверждающие, что новые меры мешают отечественной Фемиде.

По нормам Конституции и Уголовного кодекса (УК) осужденный, отсидевший часть положенного срока, может попросить об условно-досрочном освобождении. Для этого его адвокат должен обратиться с ходатайством в местный суд. Раньше решение выносилось без участия потерпевшей стороны, но в августе прошлого года законодатели добавили в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) пункт, обязывающий суд извещать потерпевшего о начале процесса по УДО. А также предоставлять ему право участвовать в процессе лично или в режиме видеоконференции.

Голоса при вынесении вердикта потерпевший не имеет, но его мнение может быть учтено судом. Норма эта возникла потому, что иногда родственники осужденных угрожают потерпевшим. И суд, по словам адвокатов, опрошенных «НГ», должен быть в курсе таких инцидентов, решая вопрос об УДО.

За разъяснением новой нормы в КС обратились представители Кетовского районного суда Курганской области. Его здание, как и многие сегодня, не оборудовано видеосистемой. Кроме того, суд не смог найти потерпевшего. Помимо прочего, напоминают заявители, потерпевший не может определять меру наказания, а его участие в процессе «ограничивает право осужденного просить о помиловании или смягчении наказания».

В беседе с «НГ» адвокат Вадим Клювгант отметил, что ограничивать права потерпевших не стоит. Они свободно могут высказать свое мнение: «Если потерпевший настаивает на своем присутствии во время процесса, зачем запрещать? Просто не стоит преувеличивать значения его мнения в дальнейшей судьбе осужденного. Спустя значительное время после вынесения приговора оно может учитываться, но по закону только суд может определить – насколько изменился человек, отбывая свое наказание», – говорит эксперт.

Однако в судах сетуют, что поправка в УПК усложнила процедуру рассмотрения дел. Напомним, судебные слушания по УДО обычно проходят в колониях в формате выездных заседаний. В то же время в компетенции суда иногда до десятка колоний. Федеральный судья Хостинского районного суда города Сочи Дмитрий Новиков отметил в беседе с «НГ»: «За мной были закреплены пять колоний, когда я работал в Лабинском районном суде. В день приходилось рассматривать до 30 дел – как такое количество потерпевших можно провезти в колонию в один день? Это практически невозможно. Возникают проблемы с недостаточным финансированием, отсутствием транспорта и видеосвязи, как в случае с Кетовским районным судом». Также Новиков утверждает, что суд должен самостоятельно решать – изменился ли человек. Поскольку «формальная неприязнь потерпевших к осужденным не должна становиться препятствием их УДО».

Судья утверждает, что пострадавшая сторона обычно заинтересована в материальном возмещении ущерба. Но с учетом нынешних заработков в колониях это невозможно. «Наказание в виде лишения свободы исключает возможность возмещения ущерба. Однако суд вправе отменить наказание в условиях изоляции от общества и обязать осужденного, например, устроиться на работу и выплатить ущерб потерпевшему в определенные временные рамки, – отмечает Новиков. – Такая мера больше способствует защите прав потерпевшего, нежели их формальному участию в процессе». Член Адвокатской палаты Москвы Виктор Бородин согласен, что участие потерпевших в процессе играет незначительную роль. К тому же сами суды редко удовлетворяют ходатайство об УДО. «В России сегодня действует карательная система, – отмечает адвокат. – При положительных характеристиках осужденного решение суда все равно зависит от начальника колонии. Чаще всего осужденному дают дисциплинарное взыскание (косо посмотрел, не поздоровался с сотрудником колонии) за пару месяцев до возможности просить УДО. Тут действует коррупционная составляющая, а чувства потерпевших не важны».

Виктор Бородин считает, что закон вносит неопределенность в работу судов – например, в процедуру извещения потерпевшего: «Им может оказаться иностранец, вернувшийся на родину. Или человек, переехавший в другой город и сменивший номер – куда направлять уведомление? Потерпевшего не нашли, суд дал согласие на УДО. А через месяц потерпевший узнает, что его обидчик на свободе. И, апеллируя к закону, требует признать освобождение незаконным». Наш собеседник также напомнил, что колонии обычно размещены в местах, где плохо работает Интернет: «Потерпевший может жить в Москве, а осужденный – отбывать наказание за 3 тыс. км от столицы. Получается, все суды России должны быть оснащены системой видеоконференции. Но насколько это продуктивно, если даже в столичных судах она не везде присутствует?»

Независимая Газета

Судам не до УДО: 1 комментарий

  1. Геннадий Максимов

    Наиболее близкое к первоисточнику (с сайта Конституционного суда). 18 марта 2014 года Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление по делу о проверке конституционности части 2.1 статьи 399 Уголовно-процессуального кодекса РФ
    18 марта 2014 года Конституционный Суд РФ потребовал уточнить порядок информирования потерпевших о предстоящем судебном заседании по делу об условно-досрочном освобождении осужденного.
    Слушание дела о проверке конституционности части 2.1 статьи 399 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ по запросу Кетовского районного суда Курганской области состоялось 6 февраля 2014 года. Позиция Суда
    Конституция гарантирует право осужденных за преступления просить о смягчении наказания, которое охватывает и решение вопроса об условно-досрочном освобождении (УДО). В то же время, исходя из конституционных принципов и международных стандартов, государство обязано обеспечить потерпевшим реальный доступ к правосудию и эффективное восстановление в правах.
    Законодательное закрепление участия потерпевших в рассмотрении вопроса об УДО не ставит суд в зависимость от их позиции, но позволяет учесть в рамках судебной процедуры интересы жертв преступлений — обеспечение личной безопасности, защиты семьи и близких от возможной мести осужденного, возмещение причиненного им вреда. Однако реализация этого права потерпевшими не должна приводить к существенному увеличению сроков рассмотрения ходатайств об условно-досрочном освобождении (например, если количество потерпевших по делу исчисляется десятками и сотнями) и, как следствие, к чрезмерно длительному пребыванию осужденного в состоянии правовой неопределенности.
    Фактически единственным источником информации о месте жительства потерпевших являются материалы изначального уголовного дела. Между тем, за время между приговором и ходатайством об УДО эта информация может утратить актуальность, из-за чего для обеспечения участия соответствующих лиц в процессе могут потребоваться большие усилия. Оспариваемая норма, по сути, делает невозможным проведение судебного заседания по вопросу об УДО без подтверждения получения всеми потерпевшими соответствующего уведомления. При отсутствии четкого механизма информирования потерпевших она создает препятствия для своевременного разрешения дела, вступая тем самым в противоречие с требованиями Конституции Российской Федерации.
    Конституционный Суд предписал федеральному законодателю оптимизировать порядок информирования потерпевших о судебных заседаниях по рассмотрению вопросов об условно-досрочном освобождении осужденных или замены оставшегося срока более мягким наказанием. В частности, должны быть четко прописаны функции суда и администрации исправительного учреждения по обеспечению такого информирования.
    Вплоть до внесения соответствующих изменений в законодательство суды, рассматривающие дела об УДО, направляют уведомления потерпевших по адресам, находящимся в материалах уголовного дела либо указанным самими потерпевшими. При этом подтверждения получения соответствующего уведомления потерпевшим, по общему правилу, не требуется. Вместе с тем, суд вправе счесть это требование обязательным, если найдет необходимым заслушать потерпевшего с целью получения от него дополнительной информации по вопросу об условно-досрочном освобождении осужденного от отбывания наказания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *