Крымские зоны ждет интересное пополнение

Æóðíàëèñò Îëüãà Ðîìàíîâà

Ольга Романова

Что будет с заключенными, которых осудили «именем Украины»?

Знаете, что такое власть? Конечно, вы знаете — те, кто читает нашу «Зону». Власть — это ответ на вопрос: «А можешь ли ты посадить кого-нибудь в тюрьму?» Если можешь — значит, ты власть. Не можешь — ну и иди себе, вот факультативов у нас тут много. Заметьте, я не говорю про закон и права человека и всякое такое. Это (извините) тоже факультатив — для любой власти. Позволяет народ власти нарушать закон и сажать и не соблюдать права — значит, вот такая у народа власть. Не позволяет — значит, власть такая. То есть народная. Все на самом деле не так сложно, не боги горшки обжигают.

Это я про Крым, кстати. Уж простите меня, дорогие знатоки выборов и асы наблюдательского процесса, — да я и сама опытный наблюдатель, — но референдумы дело наживное. А вот тюрьма — она всегда рядом, здесь ее (если не повезет) можно пощупать, почувствовать ее сакральное дыхание.

Последний месяц я сижу в чате крымских зон и тюрем. И на официальном сайте. Вот начну с одного сообщения, которое повергло меня в шок и трепет. Цитирую: «Заключенные кировоградской колонии особого режима, где содержится почти тысяча рецидивистов, объявили о намерении присоединиться к движению сопротивления оккупации. Украинские осужденные получили обращение от криминалитета России с предложением устроить бунты. Однако в ответ заключенные решили помочь власти защищать Родину. Осужденные утверждают, что в такое сложное время, когда решается судьба Украины, даже те, кто отбывает наказание, не могут остаться в стороне, поэтому настаивают на создании штрафных батальонов». Об этом сообщает заместитель руководителя Кировоградского ГПтС (по-русски УФСИН) Павел Краморов.

Но нет, мы не можем верить заявлению тюремного начальника, такой уж у нас опыт и воспитание. Однако читаем новости дальше. Это сообщение от 6 марта: «Пророссийские силы предприняли две попытки захватить объекты в Симферополе — территориальное управление и райотдел уголовно-исполнительной инспекции. От руководителя управления Олега Гарча требовали, чтобы он присягнул на верность «новой власти» или ушел в отставку. Все офицеры службы остаются верными присяге, данной украинскому народу. Сейчас в Крыму более 700 лиц, осужденных по тяжким статьям — разбой, бандитизм, убийства. Поэтому местным жителям попытки нападения на учреждения пойдут только во вред».

И еще, дата та же: «Места лишения свободы в Крыму готовы к возможным штурмам или осаде тюрем, сообщил руководитель Государственной пенитенциарной службы Украины Сергей Сидоренко (уже бывший. — О. Р.). Заведения исполнения наказаний имеют такой режим, что при попытке разрушения их сооружений или попытке проникнуть внутрь — охрана имеет право сразу же применять оружие. На случай штурма оружия у нас достаточно». Если нужно, переведу на русский язык: «Мы будем отстреливаться до последнего патрона». Кстати: в Крыму действуют один следственный изолятор, две исправительные колонии и исправительный центр, в которых находятся более 3200 заключенных.

Но вот Сидоренко отправляется в отставку. А дальше рассматриваем вот какие гипотетические случаи. Вот, допустим, некий суд Крыма осудил какого-нибудь деятеля к лишению свободы, и привозят деятеля в зону. А в решении (приговоре) суда сказано: «Именем Украины…» И что? Начальник зоны должен отпустить такового деятеля? А между прочим, в крымских зонах сейчас отсиживают свой срок не только жители Крыма.

Скажите мне, пожалуйста: вот те, кто сидит «именем Украины», — они преступники или как? Их куда? Ну хорошо — с украинской пропиской можно депортировать назад, по месту регистрации. А крымчан? Они все еще преступники или уже нет? А свежих куда? Которые все еще «именем Украины», но к понедельнику такого имени в Крыму не осталось?

…Не знаю, что будет с крымскими осужденными. Однако можно смело предположить, что крымские зоны ждет интересное пополнение из интереснейших россиян.

Новая Газета

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *