Ольга Романова: Про Евгения Витишко

1959490_742348659132710_1678177067_n

Про Евгения Витишко.

Мы с Алексей Козлов почти никому не говорили, что едем к экологу Витишко в тамбовскую зону — понимая устройство тюремного мира, мы были уверены, что шансы наши увидеть его и поговорить стремятся к нулю, а с передачей 50 на 50. Но мы в Тамбове довольно долго сидели, там была наша первая зона, к тому же в Тамбове много активных, умных и переживающих людей, просто на редкость. Вы не поверите — там даже островки свободной прессы есть, честное слово (если мне будет позволено, я потом отдельно расскажу о них). В общем, совместными усилиями мы добрались до посёлка Садовый Кирсановского района, где, по идее, и должна располагаться колония Витишко. Это километрах в 120 от Тамбова, ближе к Пензе, и никаких дорог, конечно, нет. И зон, кстати, тоже. И людей. В конце концов постучались в какой-то дом, спросили про колонию. Нам открыл приветливый мужик — оказалось, бывший зек — он нам и рассказал, что на Тамбовщине много посёлков с таким названием, только в Кирсановском районе их два, и нам нужно в другой. Еще час искали другой, справляясь у редких встречных, которые все, как один, были или работниками УФСИН, или зеками.

К нужному нам Садовому дорога есть, но состоит она примерно из пяти миллиардов громадных ям самой замысловатой формы — в общем, последние 15 километров мы ехали часа полтора. Выехав в 6 утра из Москвы, были на месте к 18 — хоть с передачей, но безо всякой надежды. Колония нас потрясла, мы такого никогда не видели: военизированная, с колючей проволокой, больше похоже на образцовую зону жёсткого общего режима. Вход в КП украшает огромный красочный стенд с фотографиями из жизни свиноводства и гордой надписью «Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!» Комната ожиданий свидания и приёма передач поражала размерами, чистотой и наличием бархатного дивана, покрытого ковром. Мы с мужем встали в очередь, хотя понимали, что сейчас нас пошлют, и будут правы: уже 6 вечера, привет, а завтра выходной у них. Но у нас взяли заявление, и внезапно всё переменилось. Девушка-инспектор быстро спровадила очередь, а меня попросила заявление переписать, выдав специальный бланк. Мы смекнули, что нас раскрыли, но вида не подали. Инспектор забрала у нас паспорта, захлопнула окошко, а когда оно открылось, её было не узнать: крахмальный кипельно-белый халат, шапочка, перчатки одноразовые, видеорегистратор на груди, а также попросила включить свет в приёмной — чтобы нас было лучше видно другой видеокамере. Ок, нам не жалко, и мы втроём принялись соревноваться, кто вежливей. Победила дружба, хотя девушка-инспектор порубала всю нашу двухмешковую передачу в мелкую окрошку, включая консервы — в поисках запретов. Всё это заняло два часа. После чего нас внезапно повели в сердце зоны на свидание. Строго проинструктировали, отняли гаджеты, потом мы подождали еще с полчасика, и внезапно привели Евгения Витишко. Обниматься нельзя! Да мы знаем. Он прекрасно выглядит: в свежайшей голубой рубашке, сверху светлый джемпер, а потом куртка со значком «Свободу Михаилу Савве». В этой зоне уже все знают и про Савву, и про экологию, и про протест. Женя интересовался новостями из жизни планеты, удивлялся всему (он отрезан от информации). Мы обсудили быт (интересующимся — в личку, но Русь Сидящая с бытом отлично справляется), всякое насущное (то же самое), денег оставили, про поддержку семьи рассказали. Женя просил передать, что настроение у него хорошее, здоровье тоже (и это правда). Он трудоустроен работником подсобного хозяйства за 3329 руб в месяц (что много). Просвещает зеков, помогает им писать жалобы и всякие касатки, нашёл контакт с замначальника КП и теперь они совместно борются со свалкой неподалёку. Тамбовский централ Жене не понравился: там в 13-местной камере содержали 41 человека, многие больны тубиком, а матрасов всего шесть. А здесь ничего так, и экология хорошая. Женя просит книг, журналов и газет — полагаю, мы это организуем. Шлёт всем любовь и приветы.

Мы общались больше часа, вышли из КП — уже стемнело.

Кто соберется поехать к Витишко — даже и не думайте его найти, не спросив нас, как. Он не там, где речка Ира, а там, где река Ирка — то есть совсем в другом месте. И простите нас, пожалуйста, дорогие тамбовчане, с которыми мы собирались встретиться этим вечером — мы вернулись в город за полночь. Давайте уж утром. И вот еще что: отдельное мерси УФСИН Тамбовской области. Ну ведь можем же мы находить общий язык? Можем. И всем сегодня было хорошо и приятно. Спасибо, мы очень заценили, было круто, вам сегодня Оскар.

Да, и это единственная фоточка из КП. Там снимать нельзя — ну, мы и не стали. А откуда это взялось, понятия не имею. Кстати, это не я.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *