Российский суд оправдывает полицейских и чиновников в 6-9 раз чаще, чем студентов и безработных

russud

Судьи в России обращают пристальное внимание на социальный статус подсудимого перед принятием важнейших решений.

Причем особой благосклонностью судей пользуются силовики и чиновники, которые в каждом шестом или девятом случае бывают оправданы. Гораздо строже судят студентов и безработных, которых признают невиновными не чаще чем в одном случае из 50.

Данные по судебным приговорам с распределением на социальные группы приводят специалисты петербургского Института проблем правоприменения (ИПП) в своем 97-страничном докладе «Уголовная юстиция России в 2009 г.: комплексный анализ судебной статистики». Во вторник это исследование было представлено в Комитете гражданских инициатив Алексея Кудрина.

На 58-й странице доклада юристы пришли к выводу, что чаще всего судьи оправдывают работников правоохранительных органов (в 17,5% судебных дел 2009 года стража порядка признали невиновным). Следом в линейке «судебного доверия» идут госслужащий (12,2%) и топ-менеджер (10,5%).

Бизнесмен оправдывался только в каждом десятом случае (9,3% приговоров), а офисный работник — почти вдвое реже (5,5%).

Но самыми «подозрительными» с точки зрения Фемиды оказались такие социальные категории, как студент, безработный и заключенный. В отношении них доля оправдательных приговоров составила 2,8%, 2,1% и 1,7% соответственно.

Как следует из описательной статистики, процент оправданий (включая прекращение дела по реабилитирующим обстоятельствам) у групп с более высоким социальным статусом в несколько раз выше, чем у групп с низким социальным статусом. Вероятность осуждения к реальному сроку также ниже у групп с более высоким статусом (за исключением сотрудников правоохранительных органов), чем у групп с более низким статусом (кроме студентов).

Впрочем, юристы постарались объяснить данное явление спецификой преступлений, совершаемых теми или иными общественными группами, а не «социальной предвзятостью» суда.

«Регрессионный анализ показал, что факторы юридического свойства, предусмотренные законом, определяют подавляющее большинство различий в исходах и назначении наказания, — отмечают авторы доклада. — Но обнаруживаются также и устойчивые различия, вызванные принадлежностью подсудимого к той или иной статусной группе».

Иными словами, фактор социального статуса подсудимого «не является решающим при выборе вида и размера наказания, но он имеет значение», делают осторожный вывод исследователи.

Например, при прочих равных вероятность наказания в виде лишения свободы у чиновника на 22% ниже, чем у безработного.

Некоторые различия наблюдаются и в мере наказания, хотя в этом вопросе Фемида проявляет гораздо больше единообразия и приверженности принципу равноправия: среднее наказание по всем социальным категориям варьируется от 3,5 года (у студента, безработного и рабочего) до 4,1 года (у бизнесмена).

Тем не менее по ст. 159 («Мошенничество») УК РФ сотрудник правоохранительных органов получает срок на полгода меньше, чем безработный. При прочих равных за такие насильственные преступления, как средние и тяжкие телесные повреждения без смертельного исхода, страж порядка получит срок реального лишения свободы на один год меньше, чем безработный. А заключенный, наоборот, будет наказан сроком заключения, который на 11 месяцев больше, чем у безработного.

«Анализ статусных уклонов в российской уголовной юстиции показывает, что основная масса лиц, подверженных осуждению и наказанию лишением свободы, относятся к низким социальным слоям — безработным или работникам физического труда (рабочим), — подытоживают юристы. — Они также с большей вероятностью попадают за решетку и получают более суровые наказания при тех же юридических характеристиках правонарушения».

А сотрудники правоохранительных органов, госслужащие, предприниматели и топ-менеджеры, наоборот, оказываются в привилегированном положении, получая высокие шансы на оправдание или условный срок лишения свободы.

Бывает и так, что за мошенничество гендиректор получает больший срок, чем за иное убийство.

«Предприниматели — часто непонятные для судов люди», — рассуждает лидер «Бизнес-солидарности» Яна Яковлева. Она полагает, что суровость наказания может объясняться определенными бизнес-интересами.

В докладе криминологов учтены данные по 930 тысячам судебных процессов, прошедших в 2009 году. Эти сведения предоставлены Судебным департаментом при Верховном суде, пояснила на презентации эксперт ИПП и бывший следователь Мария Шклярук.

Преступная Россия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *