Ходатайство Ольги Романовой о возврате уголовного дела Алексея Козлова в прокуратуру

Защита неоднократно ходатайствовала перед судом о разъяснении существа уголовного дела Козлова А.А.

Ст. 5 УПК РФ, ч. 52, гласит, что «Суд первой инстанции – суд, рассматривающий уголовное дело по существу».

Постановлением Пленума Верховного суда от 6 февраля 2012 года № 3 особо отмечено, что:

«При рассмотрении отдельных уголовных дел по первой инстанции все еще допускаются нарушения процессуального законодательства, в связи с чем не выясняются с достаточной полнотой многие вопросы, подлежащие разрешению в подготовительной части судебного заседания и при судебном следствии… Имеют место факты нарушения общих условий судебного разбирательства.

Указанные нарушения уголовно-процессуального законодательства лишают суды возможности всесторонне, полно и объективно исследовать все обстоятельства дела, выявить причины и условия, способствовавшие совершению преступления, что, как правило, влечет постановление необоснованного приговора

«В целях устранения отмеченных недостатков и повышения качества судебного разбирательства уголовных дел Пленум Верховного Суда Российской Федерации

п о с т а н о в л я е т:

1. Обратить внимание судов на необходимость строгого соблюдения процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел, имея в виду, что только точное и неуклонное его выполнение обеспечивает всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела (…).

3. Обратить внимание судов, что без последовательного выполнения всех процессуальных действий и выяснения вопросов, подлежащих разрешению в подготовительной части судебного заседания, не могут быть созданы условия для проведения судебного следствия в строгом соответствии с требованиями главы 37 УПК РФ.

В этой части судебного разбирательства председательствующий должен тщательно выяснять все обстоятельства, исключающие возможность производства по делу в отношении данного лица».

Согласно ст. 419 УПК РФ «Производство по уголовному делу после отмены судебных решений», судебное разбирательство производится в общем порядке. Согласно ст. 47 ч.4 УПК РФ, «Обвиняемый вправе знать, в чем он обвиняется».

По ст. 273 УПК РФ, ч.2, «председательствующий опрашивает подсудимого, понятно ли ему обвинение» — подсудимый неоднократно сообщал, равно как и его защитник, равно как и его адвокат, что обвинение не понятно и понятно быть не может, поскольку оно не основывается на законе.

Тем не менее, никаких мер к указанному грубейшему нарушению предпринято не было.

Согласно ст. 37 ч.3 УПК РФ, «В ходе судебного производства по уголовному делу прокурор поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность».

В настоящем судебном процессе, начатом 13 октября 2011 года, поддерживается следующее обвинение: Козлов Алексей Александрович обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст. 159, ч.3 ст. 30, п. «б», ч. 3 ст. 174-1 УК РФ.

При этом в ч. 22 ст. 5 УПК РФ ясно сказано, что «Обвинение – утверждения о совершении определенным лицом деяния, запрещенным УК РФ».

Достаточно открыть УК РФ, ст. 174-1, чтобы не обнаружить в нем п. «б» ч. 3.

Далее. Алексей Козлов, как сказано в обвинительном заключении, утвержденном 23 декабря 2008 года, «безвозмездно завладел» акциями завода «Искож» (стр. 2, 3-ий абзац). При этом платежные документы и банковские выписки, подтверждающие оплату Козловым 30 млн руб за указанные акции, никто и никогда не оспаривал. Платежные документы как находились, так и находятся вот уже 4 года в т. 15, на листах дела 2 и 3.

Согласно ст. 252 УПК РФ «Пределы судебного разбирательства», ч. 1, «Судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению».

Защита считает, что в настоящем судебном процессе нарушены не только пределы судебного разбирательства, но и еще как минимум семь статей УПК РФ.

Поскольку обвинительное заключение составлено с нарушением требований Уголовно-Процессуального кодекса РФ, это исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основании данного заключения (ст. 237 ч. 1, п. 1 УПК РФ).

Исходя из Постановления Пленум Верховного суда РФ от 6 февраля 2012 года № 3, п. 14:

«Учитывая, что выявление причин и условий, способствовавших (…) нарушению прав и свобод граждан, в соответствии с ч. 4 ст. 29 УПК РФ является важной составной частью судебного разбирательства, судам следует при рассмотрении каждого уголовного дела принимать необходимые меры к выполнению этого требования закона и при наличии достаточных оснований выносить обоснованные частные определения.

Основанием для вынесения частного определения могут служить установленные по делу факты нарушения закона (…)»

Защита считает, что должностным лицом, ответственным за указанные нарушения, является государственный обвинитель Дядюра Д.В., которым безо всяких уважительных причин обвинительное заключение не приведено в соответствие с нормой закона и действующего Уголовного кодекса РФ.

В связи с этим защита ходатайствует:

  1. В соответствии с ч. 4 ст. 29 УПК РФ вынести частное определение прокурору Дядюре Д.В.

  2. В соответствии с ч. 1 п. 1 ст. 237 УПК РФ вернуть уголовное дело по обвинению Козлова А.А. (неизвестно, в чем) в прокуратуру.

Прошу суд вынести письменное определение, и в соответствии со ст.ст. 121 и 122 УПК РФ. При вынесении определения суда прошу учесть требования ч. 4 ст. 7 УПК РФ, и в случае отказа – мотивировать.

Защитник Романова О.Е.

Трансляция из Пресненского суда ведется на страничке Руси Сидящей в Фейсбуке

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *