И каждый этап был для меня надеждой

Следствие, СИЗО и суд — через них проходит любой, кто попадает в жернова правоохранительной машины.

Как говорится, следователь написал, прокурор подписал, а судья – проштамповал…

Наслушавшись рассказов о «независимом» суде, убедившись на практике в том, что российские суды не выносят оправдательных приговоров, мне всё-таки хотелось надеяться, что справедливость восторжествует…

Дело Николая Куделко поступило в Видновский городской суд Московской области, к судье Боцороге-Волчихиной Маргарите Викторовне. Погуглив, узнала, что Боцорога-Волчихина М.В. работает судьёй с 2001 года; просмотрела дела и отзывы — выяснила, что в её практике было мало уголовных дел по экономике, совсем не было дел по незаконному предпринимательству, а в основном всё кражи, да разбой, редко — растрата или взятка.

Суд шёл более 9-ти месяцев, и каждый этап для меня был надеждой…

Следует отметить, что само участие в судебных заседаниях сопровождается жестокими обстоятельствами, опасными для здоровья подсудимого – это я о перевозках из СИЗО в суды. У всех у нас в памяти и жаркое лето, и лесные пожары, и суровые зимы. Не взирая на метеоусловия, в невзрачных серых фургонах — железных автозаках, набитых  до отказа, в абсолютной темноте и практически без воздуха, за сотни километров везут в суд людей, вина которых еще даже не доказана…

Николая привозили в суд из Каширского СИЗО-50/5  (ИВС в Видное), где подготовиться к предстоящему судебному заседанию было невозможно: темно, нет воды, воздуха, люди ходят на ощупь. О том, чтобы прочитать своё дело не могло быть и речи.

Перед первым судебным заседанием к нему вновь приходили незнакомые люди в гражданском — предлагали согласиться на «особый порядок» (т.е. на полное признание вины). Он предпочёл бороться…

Первое судебное заседание. Предварительное слушание. Районный суд г.Видное, второй этаж, узкий коридор. Три конвоира вели Николая — серо-зелёный цвет кожи, жутко похудевший двухметровый мужик шел в наручниках, выискивая в толпе взглядом своих близких. Подалась вперёд к мужу — конвоиры грубо оттолкнули. Люди за спиной шептались: «наверное, террориста ведут,… нет, наверняка, убийцу-рецидивиста…». Ошибались — предприниматель, средний класс, у которого оборотни из центрального аппарата МВД РФ отобрали бизнес и посадили.

Зал суда, клетка, наручники — всё вызывало шок.
Металлические клетки для подсудимых, унижающие человеческое достоинство, оказывают психологическое воздействие не только на самого обвиняемого, но и, прежде всего, на его родных и близких. А ведь даже при Сталине их не было — только конвой и отгороженная барьером скамья подсудимых.

Первое заседание закончено… Николая выводят… Секунда, и я бросаюсь к нему на шею, крепко обнимаю… Все стоят в оцепенении, потрясенные, пока конвоир не заорал «Разойтись!». Николай:«дайте хоть жену поцеловать»… Этот поцелуй с солью от моих от слёз ещё надолго останется в моей памяти.

Девять месяцев судебного разбирательства. Судья Боцорога-Волчихина М.В. — с виду женщина за 50, небольшого роста, на заседаниях хладнокровно отфудболивала все наши ходатайства и доводы. Представитель гособвинения Тихонова, молодая женщина, небольшого росточка на высоченных каблуках. Секретарь Света, молодая блондинка, безучастно ведущая протокол, успела за это время родить…

Всё как обычно —  процесса, как такового, не было — никто не вызвал оперативников, изымавших на складах товар (кофе), судья по ходу процесса исправляла ошибки обвинения, при этом в протоколы большая часть информации не заносилась. Когда Николаю дали последнее слово, он  эмоционально говорил на протяжении трех часов: о рейдерском захвате, который произошёл при участии сотрудников центрального аппарата МВД,  о том что его уголовное дело было возбуждено, чтобы скрыть и предать легитимность преступным действиям сотрудников, изъявших и продавших партию кофе, но из всей его пламенной речи в протокол попали всего три строчки.

Я  наблюдала за судьёй, рассуждая о том, что она не могла не видеть в деле Николая очевидных фальсификаций, подтвержденных не только почерковедческой экспертизой, но и иными фактами, грубейших ошибок следствия. Я смотрела на судью и думала, можно ли ожидать от неё подвига и героизма, если сам заместитель генпрокурора РФ Виктор Гринь подписывал обвинительное заключение Николая?

«Именем Российской Федерации» Боцорога-Волчихина  М.В., монотонно картавя, приговорила Николая к шести годам лишения свободы при том, что ни потерпевших, ни исков в деле не было. Судебное разбирательство носило формальный характер, одним росчерком пера судья определила человеческую судьбу на долгие 6 лет вперед…

Лора Куделко, консультант Руси Сидящей

О деле:
Судебный произвол

История Николая Куделко: как у литовского предпринимателя отобрали бизнес, а его самого посадили в тюрьму

 

И каждый этап был для меня надеждой: 5 комментариев

  1. Тамара

    Лорик, держись! Когда-нибудь нынешних судей объявят предателями Русского Народа. Терпения тебе,дорогая. Дождаться бы этого момента))))

  2. Оля

    Как все знакомо, суд не может отказать прокуратуре, прокуратура не может отказать следствию, вот где ОПГ, вот где силовые блоки и блоки отвечающие за легализацию преступных действий сотрудников правоохранительных органов.

  3. Ирина

    Лора,держитесь, им всем воздастся за их мерзкие дела!!! А мы будем бороться за своих сыновей и мужей!!!В судебных и правоохранительных органах РФ работают одни лизоблюды,» лишь бы не навредить себе»!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *