Анна Каретникова: СИЗО-2

rubric_issue_event_603540

Ну вот, сегодня в СИЗО-2 мы наконец-то увидели вареный картофель, который может быть признан практически идеальным без всякой натяжки. Вот просто цельные полуклубни в чанах. Не развалившиеся. Не превращенные в странную жижу, в которой что-то плавает. Просто наконец вареный картофель. Без преувеличений. Как дома. У меня в кастрюле получается именно такое. Респект. При доставке в камеры он, естественно, слегка деформировался, но и в мисках была нормальная картошка, просто как если бы ее слегка поломали. Я тоже ее ломаю обычно, прежде чем есть. Вот в данном случае мне как раз жаль, что нам не дают воспользоваться фотоаппаратом. Картошку надо сфотографировать и показывать другим пищеблокам, которые считают, что картошка должна быть жидкой и иной получаться не может. Будьте реалистами, требуйте невозможного. (с)

Спасибо огромное, здесь достигают невозможного. Вообще всем спасибо, кто слышит и помогает.

Если еще кто-нибудь внезапно станет (кроме членов ОНК) доводить права до спецконтингента и неожиданно заявления решит для себя регистрировать в журналах, — цены не будет второму изолятору, Бутырке. Кстати, надо отметить, карцеры там, на наш взгляд, тоже лучшие. Если б только не комары.

Ну, в перловке на обед мяса маловато. С учетом того, что в супе его нет вообще. Вот с этим учетом его маловато. Заключенный: спросил баландера, есть там мясо? Тот в ответ: ну, в принципе… если поискать… Ну его к черту, не стал брать баланду. Давайте искать на выходе 50 граммов мяса. Оно может быть распределено между первым и вторым, либо оказаться лишь во втором. Но где-то оно должно быть обнаружено.

В целом лица, содержащиеся под стражей, отмечают улучшение качества пищи. Вот меня коллеги спрашивают: где лучше сейчас кормят — в Бутырке или в Матроске? А я затрудняюсь ответить: улучшения есть везде. Приезжаешь куда-нибудь и каждый раз видишь что-то новое и бесспорно позитивное. Даже в СИ-6 женщины: будем честны, песка в картошке в последнее время нет.

Теперь о неприятном. Очень неприятно слушать вра… извините, пожалуйста, недостоверную информацию, уважаемые учреждения. И иногда невозможно понять: нам ее дают, поскольку всё равно, что говорить или писать, или это какая-то комбинация хитрая, или просто вас обманывают недобросовестные плохие сотрудники? Извините, я вынуждена об этом говорить, у меня сейчас две такие ситуации, уважаемые СИЗО-2 и СИЗО-6. И мы с коллегами не можем понять — зачем? Не, я понимаю, зачем нам в одном СИЗО сегодня рассказывали жуткую историю, как, к удивлению других сотрудников и самого раздатчика пищи, несчастный баландер тащит по коридору аж две тележки. Это касалось диеты и площади тележки. Там всё просто и разрешимо, а немного мистики и сюра — не повредит.

Но две ситуации, в которых мы, наблюдатели, можем помочь, и помощь явно требуется, — почему нам по ним сообщают не соответствующую действительности информацию? У меня огромная просьба переиграть ситуации, найдя из них оптимальный выход, и обязательно наказав сотрудников, вас обманувших. А то нам самим придется искать из ситуаций выход, и он какой-нибудь будет не оптимальный. В обеих дело касается здоровья людей. Давайте я вам завтра позвоню. А если хотите — пришлю документы. Вы же знаете, что мы всё проверяем… что можем, естественно.

Ой, мне сегодня офицер внутренней службы сказал «извини, нехорошо получилось». Не верила, что такое бывает. Обычно в самой уж экстремальной ситуации катарсиса словами извинения является следующий эвфмеизм: «ты меня не так поняла». Это уже фигура высшего пилотажа. Ее услышать стОит дорогого. А тут вдруг «извини»…

На самом деле спасибо сотрудникам СИЗО-2, они действительно предоставляют общественным наблюдателям оптимальные условия для работы. Может, поэтому к ним ездят так часто?  Посадили бы наблюдателей в какой-нибудь карцер — они подумали бы впредь, прежде чем ездить. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *