Анна Каретникова: СИЗО-5

Члены доброй Общественной наблюдательной комиссии Москвы коротко посетили СИЗО-5. Приблизительно за два часа они выявили приблизительно семь отступлений от закона, попросили вернуть всё обратно в русло демократической законности дали советы, как это лучше сделать, указали на несколько несущественных смысловых ошибок, я надеюсь, устранили одну вообще неприятную ситуацию, как водится, поиграли в оперативно-розыскную группу, послушали, как всегда, фантастические истории от пищеблока, пообщались с руководством, развеяли пару традиционных вредных заблуждений сотрудников, попробовали вполне пристойны винегрет, и, как ни странно, остались довольны. Мне показалось, здесь вполне можно добиться слышимости и конструктивного сотрудничества, особенно если не посылать больше членам ОНК, мягко говоря, немножечко лукавых или других странных ответов на запросы. Спрашиваем: зачем? А Бог его знает, зачем. Зачем вот вы это подписали и в ОНК послали? Пауза. А кто это писал? Надо найти того, кто это написал…

Даже смешно. Вот ответ же пришел: мол, не можем вам прислать копии технологических карт, потому что мы готовим по действующим сборникам рецептур блюд. О как. Я призадумалась, почитала нормативку и поехала в пятый изолятор посмотреть, как это они там удивительно готовят.

Естественно, по картам. Ну и зачем мне написали, что их нет? О, вот классный ответ: а это потому, что ты же в запросе просишь технико-технологические карты? Ну вот! А у нас их нет. Только технологические!

Ой да что вы… ой да бросьте… Вообще бывают и те, и другие, но то, по чему вы готовите, называется именно технико-технологические карты. А у вас они называются неправильно. И это совершенно не повод не прислать мне копии, а прислать вот это смешное про сборник рецептур. Ну ладно, это скорей правда забавно.

По питанию, кстати, отзывы в основном хорошие. И вот, например, тапочки мы в СИЗО-5 в карантине вдруг видим. Нигде толком не видим – в СИ-5 видим. Извините, мы про тапочки впервые заговорили, кажется, в июле, и тогда все над нами смеялись, какие мы смешные, а тапочки будут выдавать только хозотряду. Сейчас сентябрь. Пора выдавать тапочки. Вот СИ-5 выдает, а некоторые другие в большинстве своем – придумывают, как бы это лучше составить бумажки, что поступивший заключенный от всего отказался. Нам первый вариант нравится больше. Бумажки – это для серьезных проверок. Для скромных посещений ОНК предпочтительный тапочки.

Еще в карантине огромным плюсом считаем размещение образцов апелляционных жалоб и заявлений. Спасибо! (Нам тоже спасибо, что мы их сочинили). Спрашиваем людей: вам это пригодилось? Да, нам это очень пригодилось. Очень. Ну и славно, СИЗО-5.

А вообще с карантином очень просим наконец СИЗО-5 решить вопрос раз и навсегда. Закон один на всех. Хватит месяцами передерживать людей в карантине. Нельзя за счет первоходов и легкостатейников слыть чудо-изолятором, где не ставят раскладушки. Извините, но мы говорим об этом, по-моему, уже полгода. Извините, но мы всё же считаем это выпендрежем. Давайте будем как все, как все, как все, у всех изоляторов управления проблема перелимита одна на всех, и давайте ее вместе решать, только не за счет ребят, которые месяц сидят в карантине. Просят: заберите нас отсюда, а им говорят: мест нет. И особенно сегодня. Я не буду тут картину скорби маслом рисовать: просто в камере было очень холодно. Дубняк просто. Окна закрыть нельзя. На столе стоИт остывшая еда – люди есть не смогли. Трясутся, скорчились под хлипкими одеялами, что говорит вошедший офицер? О, вы нарушаете режим содержания. Кошмар какой.

Ой. Мы это переиграли в шутку. Тут же пришли хозотрядовцы чинить стекла. А если бы мы не пришли? Я не хочу морализаторствовать, но мы столкнулись с крайне неправильной ситуацией. Ответ администрации: сами сломали стекла, вывернули рамы. Да, только это — не они. Это — их предшественники. Тогда была жара. Но эти-то тут причем? Им холодно. Им плохо. Так нельзя.

Мячики не хочет администрация дать даже несовершеннолетним. Не говоря уж о взрослых. Слушайте, но несовершеннолетним-то — это закон. Инвентарь для спортивных игр, написано в нем. Нет, они тогда все стены двориков разнесут. Ну, не знаю. Вносим рекомендацию. Может, стены как-то укрепить?
Надо соблюдать закон и гуманизм.

Про журналы поговорили, ладно, не надо там ничего фальсифицировать. На этом останавливаюсь, поскольку мы это обсудили и надеемся на изменения. Запас ручек и бумажек надо еще создать.

Пищеблок. Нам понравилось. что там готовят нормальный винегрет. И он нравится заключенным. Нам не нравится только, когда нам морочат голову и чтоб убедить в этом окружающих, требуется потратить сорок минут, которые запланированы были не под это. У меня уже даже азарта нет. Я примерно знаю, что будет, когда мы возьмемся что-нибудь искать. А коллега Тамара Андреевна ажиотируется игрой, которую предлагают сотрудники, ей интересно, она что-то новое для себя открывает. А посмотрим вон там! А спросим вон у тех! Да, что-то как-то… Как же так?

Спасибо руководству учреждения за нормальный подход. Мы: предполагаем, что вот там и там, к сожалению, вот этого нет. А должно быть. Руководитель звонит: у вас там есть это? А. Понял. Мы: и как, есть? Он: да ничего у них там нет… Надо сделать.

Это — нормально. Обычно бывает так. У меня в изоляторе ЭТОГО нет? Да как вы могли подумать, что его там нет? Оно там есть! Что вы смотрите на меня? Что? Вы проверили? ЭТОГО не может не быть. Хорошо проверили? ОНО есть, просто, возможно, куда-нибудь упало. Глупые сотрудники его для вас не нашли. Искали? Не нашли? Что вы опять смотрите? (а мы не спорим действительно давно, просто сидим и молча смотрим, когда уверены). Что, в моем изоляторе действительно нет ЭТОГО? Аааа, сейчас все получат звездюлей! Почему ЭТОГО нет?!

Потом придешь еще раз десять — ЭТОГО нет всё равно. И десять раз этот диалог.

Я обещала в очередной раз помочь в развенчании мифа, что в карцере читать художественную литературу нельзя. Если можно — просто даю ссылку на свое майское сообщение по этому поводу для пятого изолятора: http://may-antiwar.livejournal.com/712090.html

Семь лет прошло, как в карцерах читать можно. Не только религиозную литературу. А что-то мало кто президента слышит. Вот что-то как он про Украину что-нибудь по телевизору говорит — все президента слышат. Что-то как он говорит: разрешаю читать я в карцерах, — вот это мало его кто слышит. Странно… Знать вообще надо свою нормативку. Ладно…

Длинный текст, еще замечание, я сейчас только коротко поясню для всех пищеблоков СИЗО скорей: вот из управления прислали новые эти ТТК — так что я до них докапываюсь, что некоторые в обморок норовят упасть. Там ничего страшного нет. Там просто допущена системная ошибка. Там примерно десять страниц диетных блюд, которые никто не готовит, поскольку диета выдается порционно, поэтому в них нет смысла, и закладка мяса по входу во многих из них указана: 100 граммов. А должна быть, коль скоро сверху «диета» написано? Сколько?

Немеющими губами и слабым голосом отвечают мне. Правильно, 150. Правильно, тут ошибка. Как может быть ошибка в Священных Картах, Которые Прислали из Управления? Да очень просто. Все могут ошибиться. Тоже очень часто ошибаюсь. Просто кто-то сделал бессмысленную работу, не думая, что именно пишет. И цифры еще не те забабахал. Ну и ладно, просто надо поправить, создать нормальные ТТК на реальные блюда, а вот эти — не надо развешивать на стенах пищеблока, как в одном изоляторе сделали. Причем выбрали почему-то именно те, где ошибка. Но не надо падать в обморок, ничего страшного не произошло. Есть вещи куда похуже…

А тут мне: а, ты всегда хвалишь только первый изолятор, а тут-то мы про него у Антон Цветков прочитали, а он, первый изолятор, такой… Да ну. Во-первых, где это я особо хвалю первый изолятор? Ему наоборот от нас влетает всё время, потому что там то я, то еще кто-нибудь бродит всё время. Первый изолятор — это как первый мужчина, разумеется, и я есть его порождение, так получилось, я к нему отношусь с нежностью, но вообще-то мы пытаемся быть объективными. А что вы там узнали — так вы про свой изолятор что-нибудь узнайте, а то вдруг я знаю, а вы — не знаете. И кто-нибудь, явно не я, расскажет потом по телевизору, а вы — удивляться будете. Я серьезно совершенно. Я вот, кстати, что знаю, удивитесь. При всех многообразных косяках и, кстати, некоторых не особо нравящихся мне тенденциях последнего времени (тут по некоторым неожиданным показателям, что ли, решили Бутырский замок не в лучшем смысле обогнать? хм…) согласно моим и ряда коллег наблюдениям и опросам заключенных, СИЗО-5 по совокупности показателей является лучшим изолятором УФСИН по Москве. Если бы была возможность выбирать, очень многие хотели бы сидеть именно там. И как бы меня ни раздражали некоторые вещи, но вот есть такое коллективное мнение. Никак не могу о нем промолчать. Даже если нам много чего там не нравится…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *