Посвящение в УДО (образцы обращений)

11

ПО ИСТЕЧЕНИЮ ОПРЕДЕЛЁННОГО ЗАКОНОМ ВРЕМЕНИ ВАШЕГО НАХОЖДЕНИЯ В МЛС – ¾, 2/3, 1/3 СРОКА, ВЫ ПОЛУЧАЕТЕ ПРАВО НА СВОБОДУ, ПУСТЬ ДАЖЕ И УСЛОВНО-ДОСРОЧНО. КАК ПРАВИЛО, СУДЫ ЛИШАЮТ ВАС ЭТОГО ПРАВА ПО ОСНОВАНИЯМ, НЕ ПРЕДУСМОТРЕННЫМ НИ ОДНИМ ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОМ. МЫ ПРЕДСТАВЛЯЕМ ВАМ НАШУ ПРИБЛИЗИТЕЛЬНУЮ  СХЕМУ, ИСПОЛЬЗУЯ КОТОРУЮ, МЫ, ТОЛЬКО ЕСЛИ ВСЕ ВМЕСТЕ ВСТАНЕМ НА ЗАЩИТУ НАШЕГО ПРАВА, СМОЖЕМ ДОБИТЬСЯ ЕГО СОБЛЮДЕНИЯ.

1-Я ИНСТАНЦИЯ.

В _______ районный суд ____ области от ______, находящегося  по адресу; ______________.

Ходатайство об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбытия незаконного  наказания.

(руководствуясь ст. 79 УК РФ)

Приговором???? Суда  я осуждён по ст. ст. и приговорён ????????????ЛС с отбыванием в ИК????? Режима.

Начало срока????

Конец срока????

В настоящее время мною отбыто????????(1/3 более1/3,  2/3 более 2/3) назначенного к отбытию срока наказания.

На основании всего вышеизложенного и руководствуясь статьями 2; 21; 29; 41; 45; 55; 56 Конституции Российской Федерации, статьями 3; 5; 6; 7; 13; 14 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, Постановлением Пленума ВС РФ от 21 апреля 2009 года №  8 «О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ, ЗАМЕНЫ НЕОТБЫТОЙ ЧАСТИ НАКАЗАНИЯ БОЛЕЕ МЯГКИМ ВИДОМ НАКАЗАНИЯ», Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 21 от 27 июня 2013 года « О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04 ноября 1950 года и Протоколов к ней», ПОСТАНОВЛЕНИЕМ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 20 12 2011 г. N 21 «О ПРАКТИКЕ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ИСПОЛНЕНИИ ПРИГОВОРА», Статьёй 396, Статьёй 397, Статьёй 399 УПК РФ,

Прошу:

  1. принять решение о моём условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания
  2. обеспечить моё личное участие в рассмотрении дела с непосредственным участием в судебном процессе;
  3. По материальным причинам отказываюсь от защитника.

ФИО дата подпись

_____________________________________________________________________________________

В???????районный суд?????области  от????????? находящегося  по адресу;????????

Ходатайство

С целью более точной фиксации судебного процесса по рассмотрению вопроса связанного с условно-досрочным освобождением от дальнейшего отбытия наказания,

прошу

вынести определение о ведении видео, и аудио записи судебного процесса. Техническое обеспечение возложить на сторону защиты.

ФИО дата подпись

_____________________________________________________________________________________

В????? суд???? области от????, находящегося  по адресу:??????.

Ходатайство

С целью обеспечения моего права на защиту прошу суд принять решение о назначении моим защитником ФИО ???????????? находящегося по адресу????????? номер телефона????. Прошу суд обеспечить его участие в процессе.

ФИО дата подпись

В ?????????? районный суд ??? области от ??????

находящегося по адресу??????.

(заявлять в судебном процессе после  оглашения представления администрации ИУ, предлагающей лишить права на свободу на основании данных доказательств, реакция прокурора и суда – ступор.)

 

ХОДАТАЙСТВО

(Руководствуясь статьёй 271 УПК РФ)

В СООТВЕТСТВИИ С ПУНКТОМ 2 ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 20 декабря 2011 г. N 21 (О ПРАКТИКЕ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ИСПОЛНЕНИИ ПРИГОВОРА); в силу части 2 статьи 10 УИК РФ, при исполнении наказаний осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации. Применительно к реализации осужденными права на судебную защиту уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство не содержит каких-либо изъятий или ограничений и не допускает понижения уровня гарантий права на судебную защиту для осужденных при разрешении судом вопросов, связанных с исполнением приговора.

В СООТВЕТСТВИИ С ПУНКТОМ 35 ВЫШЕУКАЗАННОГО ПОСТАНОВЛЕНИЯ; исходя из положений части 4 статьи 7 УПК РФ постановление судьи, вынесенное по результатам рассмотрения вопросов, связанных с исполнением приговора, должно быть законным, обоснованным и мотивированным. С учетом того, что в установленном главой 47 УПК РФ порядке суд решает, в частности, вопросы замены, назначения или смягчения наказания, освобождения от отбывания наказания, постановление судьи должно отвечать и требованию справедливости.

В соответствии с ч.4 статьи 7 УПК РФ (Законность при производстве по уголовному делу); определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

В соответствии с ч.2 статьи 6 УПК РФ (Назначение уголовного судопроизводства); Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

В соответствии с главой 35 УПК РФ (ОБЩИЕ УСЛОВИЯ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА), её статьёй 240 (Непосредственность и устность);

  1. В судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, за исключением случаев, предусмотренных разделом X настоящего Кодекса. Суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, производит другие судебные действия по исследованию доказательств.
  2. Оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, возможно лишь в случаях, предусмотренных статьями 276 и 281 настоящего Кодекса.
  3. Приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

В соответствии со статьёй 17 УПК РФ (Свобода оценки доказательств);

  1. Судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью.
  2. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

В СООТВЕТСТВИИ С ПУНКТАМИ 5, 6  ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 21 апреля 2009 г. N 8 «О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ, ЗАМЕНЫ НЕОТБЫТОЙ ЧАСТИ НАКАЗАНИЯ БОЛЕЕ МЯГКИМ ВИДОМ НАКАЗАНИЯ», фактическое отбытие осужденным предусмотренной законом части срока наказания в соответствии с частью 3 статьи 79 УК РФ и частью 2 статьи 80 УК РФ не может служить безусловным основанием для условно-досрочного освобождения или замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Вывод суда о том, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания или заслуживает замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, должен быть основан на всестороннем учете данных о его поведении за весь период отбывания наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства или представления. При этом суду следует учитывать мнение представителя исправительного учреждения и прокурора о наличии либо отсутствии оснований для признания лица не нуждающимся в дальнейшем отбывании наказания или замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

В практике судов не должно быть случаев как необоснованного отказа в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденных, не нуждающихся в полном отбывании назначенного судом наказания, так и необоснованного освобождения от отбывания наказания. Суды не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания по основаниям, не указанным в законе, таким, как наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осужденным вины, кратковременность его пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д.

Взыскания, наложенные на осужденного за весь период отбывания наказания, с учетом характера допущенных нарушений подлежат оценке судом в совокупности с другими характеризующими его данными. При этом наличие или отсутствие у осужденного взыскания не может служить как препятствием, так и основанием к его условно-досрочному освобождению или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

Досудебная стадия производства по заявленному мною ходатайству об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания состоит из сбора сведений материалов и документов, характеризующих мою личность за время отбывания наказания и размещения данных документов сведений и материалов в личном деле осужденного. Мне по прибытии в колонию после вынесения приговора было сообщено о максимальном сокращении срока, т.е. была названа дата моего досрочного освобождения, которая наступала по истечению 2/3 (1/3) срока наказания. Таким образом, я мог рассчитывать на досрочное освобождение в указанный день, но администрация исправительного учреждения вынесла решение о лишении меня права на такое освобождение из-за того, что мною якобы допущено большое количество нарушений дисциплины, о существовании которых я не знал до????, за что я якобы неоднократно наказывался.

В соответствии с правовыми позициями Европейского суда, цитируемые мною со ссылкой на конкретные решения; «……….совершенно несущественно, является ли досрочное освобождение правом или льготой. Достаточно просто проанализировать дело X, который лишился права на зачет 720 дней, и в результате ему пришлось провести в заключении почти два года сверх первоначально объявленной даты его досрочного освобождения. Таким образом, он утратил весьма существенную льготу» (All England Law Reports, 1979).

В деле Энгель (Engel) и другие против Нидерландов. (Решение Европейского Суда по правам человека от 8 июня 1976 г.) суд констатировал, что лишение индивидуума свободы, как мера наказания, носит карательный характер и относится к «уголовной» сфере права.

В деле г-на Кэмпбелла Европейский суд изложил правовую позицию в соответствии с которой возможность утраты реального права на досрочное освобождение г-ном Кэмпбеллом, равно как и фактическое лишение его такого права Советом посетителей повлекли за собой столь серьезные последствия в отношении продолжительности его заключения в тюрьме, что данное наказание должно рассматриваться для целей Конвенции как наказание за «уголовное» правонарушение. Поскольку в результате решения Совета посетителей срок заключения стал существенно больше срока заключения, который мог бы иметь место до вынесения этого решения, то такого рода наказание вплотную приблизилось к наказанию путем лишения свободы (даже если формально это не так). В то же время предмет и цели Конвенции требуют, чтобы установление столь суровой меры наказания сопровождалось гарантиями, содержащимися в статье 6 Конвенции.

 После подачи мною в суд ходатайства об условно-досрочном освобождении администрация исправительного учреждения на основании собранных сведений материалов и документов, выносит на заседании административной комиссии заключение о целесообразности либо нецелесообразности моего условно-досрочного освобождения от дальнейшего отбывания наказания.  Заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности либо нецелесообразности моего условно-досрочного освобождения от дальнейшего отбывания наказания выносится в любом случае на основании характеристики на осужденного, в которой должны содержаться данные о поведении осужденного, его отношении к учебе и труду во время отбывания наказания, об отношении осужденного к совершенному деянию. Таким образом, администрации исправительного учреждения направляет в суд документы, в которых и содержатся вышеуказанные данные о поведении осужденного, которые являются в соответствии с ч.1 и п.6 ч.2 ст74 УПК РФ  доказательствами. Данные обстоятельства подлежат доказыванию при производстве по уголовному делу.

В соответствии с п. п. 2, 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. N 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней»

  1. Как следует из положений статьи 46 Конвенции, статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 года N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» (далее — Федеральный закон о ратификации), правовые позиции Европейского Суда по правам человека (далее — Европейский Суд, Суд), которые содержатся в окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов.

С целью эффективной защиты прав и свобод человека судами учитываются правовые позиции Европейского Суда, изложенные в ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении других государств — участников Конвенции. При этом правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшим предметом анализа и выводов Европейского Суда.

  1. Правовые позиции Европейского Суда учитываются при применении законодательства Российской Федерации. В частности, содержание прав и свобод, предусмотренных законодательством Российской Федерации, должно определяться с учетом содержания аналогичных прав и свобод, раскрываемого Европейским Судом при применении Конвенции и Протоколов к ней.

Таким образом, с целью эффективной защиты моих прав и свобод,??????суду, с учётом правовых позиций Европейского Суда, изложенных в ставших окончательными постановлениях по делам: Кэмпбелл и Фелл против Соединенного Королевства (Судебное решение от 28 июня 1984 г.), Энгель и другие против Нидерландов (Судебное решение от 8 июня 1976 г.) в соответствии с которыми при решении вопроса об УДО решается вопрос, о предоставлении права на свободу, либо его ограничении, необходимо исследовать на предмет допустимости и законности, с учётом их характера, допущенные нарушения внутри тюремной дисциплины, которым я подвергался за время отбывания наказания. Учитывая то, что заключение администрации ИУ о нецелесообразности УДО основано именно на этих доказательствах, которые, в соответствии с заключением администрации исправительного учреждения по своим последствиям фактически являются уголовными наказаниями,  суду необходимо дать оценке взысканиям, наложенным на меня за весь период отбывания наказания, с учётом их характера. В случае выявления в этих взысканиях, действий, не уголовного характера, суду необходимо признать их недопустимыми доказательствами, и вынести решение о моём условно-досрочном освобождении, с указанием невозможности лишения права на свободу за совершение незначительных нарушений внутри тюремной дисциплины.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 73, 74, 75, 87, 88 УПК РФ

прошу

  1. Проверить доказательства на которые администрация ФКУ ИК-? ссылается в своём заключении о нецелесообразности УДО и руководствуясь которыми суду предложено отсрочить моё право на УДО, с учётом их характера.
  2. В случае выявления фактов получения доказательств, с нарушением требований УПК РФ, признать их недопустимыми и не имеющими юридической силы.
  3. Приобщить данное ходатайство к материалам дела.

 

ФИО дата подпись

 

2-Я ИНСТАНЦИЯ.

 

Как правило, суды в своих решениях (постановлениях) об отказе в УДО, при вынесении решения об ограничении Вашего права на свободу, ссылаются на те, совершенно нелепые доказательства, которые предлагает суду использовать в окончательном решении по делу администрация ФКУ ИК. Суды в своих решениях мотивируют свой отказ в удовлетворении Ваших ходатайств именно этими доказательствами. После вынесения по Вашим ходатайствам постановления об отказе в УДО необходимо обжаловать его, а апелляционном порядке, в кассационном порядке, в надзорном порядке. Причём, делать это надо очень быстро, чтобы не пропустить установленный Европейским судом полугодичный срок, предусмотренный для обращения в этот орган. ПОМНИТЕ! Что решения суда первой инстанции не надо прилагать к апелляционной жалобе (вы назад его не получите), а из суда кассационной инстанции Вам не вернут копии обжалуемых решений и поэтому надо запрашивать из суда первой инстанции несколько копий.

 

ЧЕРЕЗ Такой-то районный суд такой-то области

В СУДЕБНУЮ КОЛЛЕГИЮ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ТАКОГО-ТО областного  суда

 от???

находящегося  по адресу; ???.

Апелляционная жалоба.

 

Постановлением ?? районного суда ?? области от?? мне отказано в удовлетворении моего ходатайства об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания.

С постановлением не согласен полностью по следующим основаниям

 

??? районный суд не правильно применил положения уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного законов.

При этом суд не руководствовался разъяснениями, содержащимися в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2009 года N 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» (в редакции постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 года N 31, от 9 февраля 2012 года N 3), от 11 января 2007 года N 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (в редакции постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 3 апреля 2008 года N 5, от 29 октября 2009 года N 21, от 2 апреля 2013 года N 6, от 3 декабря 2013 года N 33), от 20 декабря 2011 г. N 21 «О  практике применения судами законодательства об исполнении приговора» (в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2012 года N3), от 27 июня 2013 года N 22 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об административном надзоре», а также правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, изложенными в определениях от 28 мая 2009 года N 640-О-О, от 22 марта 2011 года N 335-О-О, от 25 января 2012 года N 131-О-О и др.

  • Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2009 года N 8, вывод о том, нуждается ли осуждённый для своего исправления в полном отбывании назначенного ему наказания, суды должны основывать на всестороннем учёте данных о поведении лица за весь период отбывания наказания. На это же обстоятельство неоднократно обращал внимание и Конституционный Суд Российской Федерации при выявлении смысла нормативных положений статьи 79 УК РФ и статьи 175 УИК РФ (определения от 28 мая 2009 года N 640-О-О, от 22 марта 2011 года N335-О-О, от 25 января 2012 года N 131-О-О и др.). Таким образом, при разрешении вопроса об УДО??? районному суду необходимо было оценивать позитивные изменения в моём поведении, что не было сделано.

В моём случае??? районный суд не учёл положительную динамику в моём поведении, за время отбывания наказания, и ошибочно полагая, что УДО допустимо только при «безупречном», «стабильно положительном» поведении осуждённого в течение всего срока отбывания наказания незаконно отказал в удовлетворении моего ходатайства.

  • Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2009 года N 8, в практике судов не должно быть случаев как необоснованного отказа в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осуждённых, не нуждающихся в полном отбывании назначенного судом наказания, так и необоснованного освобождения от отбывания наказания. Суды не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания по основаниям, не указанным в законе, таким, как наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осуждённым вины, кратковременность его пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д.

В нарушение пункта 6 постановления Пленума ВС РФ от 21 апреля 2009 года № 8, суд при решении вопроса об условно-досрочном освобождении, фактически рассматривая вопрос о предоставлении права на свободу либо о лишении такового права, вынес решение о лишении меня права на свободу, то есть ограничил моё право, по основаниям не указанным не в одном Федеральном законе и вынес решение об ограничении права, по основаниям не свойственным целям ограничения права, а именно целям, изложенным в статье 55 Конституции (в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства). С учётом того, что фактически я лишён права на свободу по причинам не указанным не в одном Федеральном законе в соответствии с которым моё право может быть ограничено, решение суда, не является справедливым и законным.

Поскольку в результате решения суда срок моего заключения стал существенно больше срока заключения, который мог бы иметь место до вынесения этого решения, то такого рода наказание стало наказанием путём лишения свободы. В то же время предмет и цели Европейской Конвенции, и Конституции РФ, требуют, чтобы установление столь суровой меры наказания сопровождалось гарантиями, содержащимися в статье 6; 7 Конвенции и статье 55 Конституции.

Таким образом, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Судом не правильно применён уголовный закон. Судом допущено грубейшее нарушение требований Уголовно-процессуального кодекса РФ, Конституции и Европейской конвенции, решение вынесено без учёта правовых позиций Конституционного суда РФ и Европейского Суда, изложенных в их окончательных решениях. Безусловно, что судом при рассмотрении моего ходатайства об условно-досрочном освобождении допущено нарушение статьи 5, 6, 7 Европейской Конвенции, статьи 46 Европейской Конвенции, статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 года N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», Федерального Закона «О введении в действие уголовно-процессуального кодекса РФ» статьи 1 УПК РФ, статьи 3 УИК РФ,  ч.4 статьи 7 УПК РФ, главы 35 УПК РФ, статьи 17 УПК РФ, статей 73; 74; 75; 87; 88 УПК РФ, так как суд не исследовав доказательства не предмет их допустимости и законности, лишил меня права на свободу по основаниям не указанным в законе.

Это является грубейшим нарушением требований  статьи 271 УПК РФ, что в соответствии со статьёй 389.15. п.2, статьёй 389.16, статьёй 389.17 ч.1 УПК РФ является прямым основанием для отмены состоявшегося судебного решения.

 

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 389.15, 389.17, 389.19, 389.20 УПК РФ, Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 21 04 2009года № 8 «О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ, ЗАМЕНЫ НЕОТБЫТОЙ ЧАСТИ НАКАЗАНИЯ БОЛЕЕ МЯГКИМ ВИДОМ НАКАЗАНИЯ», ПОСТАНОВЛЕНИЕМ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 20 12 2011 г. N 21 «О ПРАКТИКЕ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ИСПОЛНЕНИИ ПРИГОВОРА»,

Прошу:

 

  1. Отменить Постановление?? районного суда??? области от???
  2. Вынести решение о моём условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания, либо направить дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином его составе.
  3. Не желаю (желаю) участвовать в рассмотрении судом моей апелляционной жалобы.
  4. По материальным причинам отказываюсь от защитника
  5. Обеспечить участие в процессе моего защитника???номер телефона???адрес???

ФИО дата подпись

_____________________________________________________________________________________

 

 

В???????областной суд от?????????

находящегося  по адресу;????????

Ходатайство

С целью более точной фиксации судебного процесса по рассмотрению вопроса связанного с условно-досрочным освобождением от дальнейшего отбытия наказания

Прошу

Вынести определение о ведении видео и аудио записи судебного процесса. Техническое обеспечение возложить на сторону защиты.

                                                                             ФИО дата подпись

(отказать в аудиозаписи судья отказать права не имеет)

В ?????????? областной суд  от ?????? находящегося по адресу??????.

(подаете вместе с апелляционной жалобой)

ХОДАТАЙСТВО

(Руководствуясь статьёй 271 УПК РФ)

В СООТВЕТСТВИИ С ПУНКТОМ 2 ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 20 декабря 2011 г. N 21 (О ПРАКТИКЕ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ИСПОЛНЕНИИ ПРИГОВОРА); в силу части 2 статьи 10 УИК РФ, при исполнении наказаний осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации. Применительно к реализации осужденными права на судебную защиту уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство не содержит каких-либо изъятий или ограничений и не допускает понижения уровня гарантий права на судебную защиту для осужденных при разрешении судом вопросов, связанных с исполнением приговора.

В СООТВЕТСТВИИ С ПУНКТОМ 35 ВЫШЕУКАЗАННОГО ПОСТАНОВЛЕНИЯ; исходя из положений части 4 статьи 7 УПК РФ постановление судьи, вынесенное по результатам рассмотрения вопросов, связанных с исполнением приговора, должно быть законным, обоснованным и мотивированным. С учетом того, что в установленном главой 47 УПК РФ порядке суд решает, в частности, вопросы замены, назначения или смягчения наказания, освобождения от отбывания наказания, постановление судьи должно отвечать и требованию справедливости.

В соответствии с ч.4 статьи 7 УПК РФ (Законность при производстве по уголовному делу); определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

В соответствии с ч.2 статьи 6 УПК РФ (Назначение уголовного судопроизводства); Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

В соответствии с главой 35 УПК РФ (ОБЩИЕ УСЛОВИЯ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА), её статьёй 240 (Непосредственность и устность);

  1. В судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, за исключением случаев, предусмотренных разделом X настоящего Кодекса. Суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, производит другие судебные действия по исследованию доказательств.
  2. Оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, возможно лишь в случаях, предусмотренных статьями 276 и 281 настоящего Кодекса.
  3. Приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

В соответствии со статьёй 17 УПК РФ (Свобода оценки доказательств);

  1. Судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью.
  2. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

В СООТВЕТСТВИИ С ПУНКТАМИ 5, 6  ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 21 апреля 2009 г. N 8 «О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ, ЗАМЕНЫ НЕОТБЫТОЙ ЧАСТИ НАКАЗАНИЯ БОЛЕЕ МЯГКИМ ВИДОМ НАКАЗАНИЯ», фактическое отбытие осужденным предусмотренной законом части срока наказания в соответствии с частью 3 статьи 79 УК РФ и частью 2 статьи 80 УК РФ не может служить безусловным основанием для условно-досрочного освобождения или замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Вывод суда о том, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания или заслуживает замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, должен быть основан на всестороннем учете данных о его поведении за весь период отбывания наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства или представления. При этом суду следует учитывать мнение представителя исправительного учреждения и прокурора о наличии либо отсутствии оснований для признания лица не нуждающимся в дальнейшем отбывании наказания или замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

В практике судов не должно быть случаев как необоснованного отказа в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденных, не нуждающихся в полном отбывании назначенного судом наказания, так и необоснованного освобождения от отбывания наказания. Суды не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания по основаниям, не указанным в законе, таким, как наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осужденным вины, кратковременность его пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д.

Взыскания, наложенные на осужденного за весь период отбывания наказания, с учетом характера допущенных нарушений подлежат оценке судом в совокупности с другими характеризующими его данными. При этом наличие или отсутствие у осужденного взыскания не может служить как препятствием, так и основанием к его условно-досрочному освобождению или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

Досудебная стадия производства по заявленному мною ходатайству об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания состоит из сбора сведений материалов и документов, характеризующих мою личность за время отбывания наказания и размещения данных документов сведений и материалов в личном деле осужденного. Мне по прибытии в колонию после вынесения приговора было сообщено о максимальном сокращении срока, т.е. была названа дата моего досрочного освобождения, которая наступала по истечению 2/3 (1/3) срока наказания. Таким образом, я мог рассчитывать на досрочное освобождение в указанный день, но администрация исправительного учреждения вынесла решение о лишении меня права на такое освобождение из-за того, что мною якобы допущено большое количество нарушений дисциплины, о существовании которых я не знал до????, за что я якобы неоднократно наказывался.

В соответствии с правовыми позициями Европейского суда, цитируемые мною со ссылкой на конкретные решения; «……….совершенно несущественно, является ли досрочное освобождение правом или льготой. Достаточно просто проанализировать дело X, который лишился права на зачет 720 дней, и в результате ему пришлось провести в заключении почти два года сверх первоначально объявленной даты его досрочного освобождения. Таким образом, он утратил весьма существенную льготу» (All England Law Reports, 1979).

В деле Энгель (Engel) и другие против Нидерландов. (Решение Европейского Суда по правам человека от 8 июня 1976 г.) суд констатировал, что лишение индивидуума свободы, как мера наказания, носит карательный характер и относится к «уголовной» сфере права.

В деле г-на Кэмпбелла Европейский суд изложил правовую позицию в соответствии с которой возможность утраты реального права на досрочное освобождение г-ном Кэмпбеллом, равно как и фактическое лишение его такого права Советом посетителей повлекли за собой столь серьезные последствия в отношении продолжительности его заключения в тюрьме, что данное наказание должно рассматриваться для целей Конвенции как наказание за «уголовное» правонарушение. Поскольку в результате решения Совета посетителей срок заключения стал существенно больше срока заключения, который мог бы иметь место до вынесения этого решения, то такого рода наказание вплотную приблизилось к наказанию путем лишения свободы (даже если формально это не так). В то же время предмет и цели Конвенции требуют, чтобы установление столь суровой меры наказания сопровождалось гарантиями, содержащимися в статье 6 Конвенции.

 После подачи мною в суд ходатайства об условно-досрочном освобождении администрация исправительного учреждения на основании собранных сведений материалов и документов, выносит на заседании административной комиссии заключение о целесообразности либо нецелесообразности моего условно-досрочного освобождения от дальнейшего отбывания наказания.  Заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности либо нецелесообразности моего условно-досрочного освобождения от дальнейшего отбывания наказания выносится в любом случае на основании характеристики на осужденного, в которой должны содержаться данные о поведении осужденного, его отношении к учебе и труду во время отбывания наказания, об отношении осужденного к совершенному деянию. Таким образом, администрации исправительного учреждения направляет в суд документы, в которых и содержатся вышеуказанные данные о поведении осужденного, которые являются в соответствии с ч.1 и п.6 ч.2 ст74 УПК РФ  доказательствами. Данные обстоятельства подлежат доказыванию при производстве по уголовному делу.

В соответствии с п. п. 2, 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. N 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней»

  1. Как следует из положений статьи 46 Конвенции, статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 года N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» (далее — Федеральный закон о ратификации), правовые позиции Европейского Суда по правам человека (далее — Европейский Суд, Суд), которые содержатся в окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов.

С целью эффективной защиты прав и свобод человека судами учитываются правовые позиции Европейского Суда, изложенные в ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении других государств — участников Конвенции. При этом правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшим предметом анализа и выводов Европейского Суда.

  1. Правовые позиции Европейского Суда учитываются при применении законодательства Российской Федерации. В частности, содержание прав и свобод, предусмотренных законодательством Российской Федерации, должно определяться с учетом содержания аналогичных прав и свобод, раскрываемого Европейским Судом при применении Конвенции и Протоколов к ней.

 

Таким образом, с целью эффективной защиты моих прав и свобод,??????суду, с учётом правовых позиций Европейского Суда, изложенных в ставших окончательными постановлениях по делам: Кэмпбелл и Фелл против Соединенного Королевства (Судебное решение от 28 июня 1984 г.), Энгель и другие против Нидерландов (Судебное решение от 8 июня 1976 г.) в соответствии с которыми при решении вопроса об УДО решается вопрос, о предоставлении права на свободу, либо его ограничении, необходимо исследовать на предмет допустимости и законности, с учётом их характера, допущенные нарушения внутри тюремной дисциплины, которым я подвергался за время отбывания наказания. Учитывая то, что заключение администрации ИУ о нецелесообразности УДО основано именно на этих доказательствах, которые, в соответствии с заключением администрации исправительного учреждения по своим последствиям фактически являются уголовными наказаниями,  суду необходимо дать оценке взысканиям, наложенным на меня за весь период отбывания наказания, с учётом их характера. В случае выявления в этих взысканиях, действий, не уголовного характера, суду необходимо признать их недопустимыми доказательствами, и вынести решение о моём условно-досрочном освобождении, с указанием невозможности лишения права на свободу за совершение незначительных нарушений внутри тюремной дисциплины. 

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 73, 74, 75, 87, 88 УПК РФ

прошу

 

  1. Проверить доказательства на которые администрация ФКУ ИК-? ссылается в своём заключении о нецелесообразности УДО и руководствуясь которыми суду предложено отсрочить моё право на УДО, с учётом их характера.
  2. В случае выявления фактов получения доказательств, с нарушением требований УПК РФ, признать их недопустимыми и не имеющими юридической силы.
  3. Приобщить данное ходатайство к материалам дела.

ФИО дата подпись

 

 

 

3-Я ИНСТАНЦИЯ.Кассация и ЕСПЧ

Сразу, после того, как Вы обжаловали, решение суда апелляционной инстанции в кассационном порядке, обращайтесь в Европейский Суд с жалобой о нарушении властями РФ Вашего права на свободу, на справедливый суд, и на назначение наказания исключительно на основании закона, то есть нарушение прав, гарантированных статьями 5, 6, 7, 13, 14 Европейской Конвенции и статьи 46 Конвенции в принципе, так как кассационный порядок обжалования судебных решений в РФ, это, по сути, тот самый надзорный порядок, что признан Европейским Судом не эффективным способом защиты нарушенного права, и обязательно укажите на это в своей жалобе в Европейский Суд.

В Президиум??? областного суда от??? находящегося  по адресу;???.

Кассационная жалоба.

(в порядке главы 47.1 УПК РФ с учётом правовой позиции Конституционного Суда РФ изложенной в Постановлении от 25 марта 2014 года №8-П)

Постановлением??? районного суда??? области от??? мне отказано в удовлетворении моего ходатайства об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания.

            Постановлением???областного суда от??? Постановление??? районного суда ??? области от??? оставлено без изменения, моя апелляционная жалоба оставлена без удовлетворения.

С постановлением?? районного суда??? области от??? и с решением суда апелляционной инстанции не согласен полностью по следующим основаниям;

  1. Судья??? районного суда, рассматривающий дело по первой инстанции, и судья??? областного суда, рассматривающий дело в апелляционном порядке, не правильно применили положения уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного законов, а также Европейской Конвенции о защите прав человека.

При этом суды не руководствовались разъяснениями, содержащимися в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2009 года N 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» (в редакции постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 года N 31, от 9 февраля 2012 года N 3), от 11 января 2007 года N 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (в редакции постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 3 апреля 2008 года N 5, от 29 октября 2009 года N 21, от 2 апреля 2013 года N 6, от 3 декабря 2013 года N 33), от 20 декабря 2011 г. N 21 «О  практике применения судами законодательства об исполнении приговора» (в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2012 года N3), от 27 июня 2013 года N 22 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об административном надзоре», а также правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, изложенными в определениях от 28 мая 2009 года N 640-О-О, от 22 марта 2011 года N 335-О-О, от 25 января 2012 года N 131-О-О и др.

Я отбыл установленную законом часть срока наказания, по отбытии которой возможно условно-досрочное освобождение.

В данном деле судимость, характеризующая исключительно предыдущее моё поведение, вопреки положениям статьи 79 УК РФ была расценена незаконно судом первой и второй инстанции в качестве основания для отказа в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении.

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2009 года N 8, вывод о том, нуждается ли осужденный для своего исправления в полном отбывании назначенного ему наказания, суды должны основывать на всестороннем учете данных о поведении лица за весь период отбывания наказания. На это же обстоятельство неоднократно обращал внимание и Конституционный Суд Российской Федерации при выявлении смысла нормативных положений статьи 79 УК РФ и статьи 175 УИК РФ (определения от 28 мая 2009 года N 640-О-О, от 22 марта 2011 года N335-О-О, от 25 января 2012 года N 131-О-О и др.). Таким образом, при  разрешении вопроса об УДО ТАКОМУ-ТО районному суду необходимо было оценивать позитивные изменения в моём поведении, что не было сделано.

  1. Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2009 года N 8, в практике судов не должно быть случаев как необоснованного отказа в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осуждённых, не нуждающихся в полном отбывании назначенного судом наказания, так и необоснованного освобождения от отбывания наказания. Суды не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания по основаниям, не указанным в законе, таким, как наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осуждённым вины, кратковременность его пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д.

В нарушение пункта 6 постановления Пленума ВС РФ от 21 апреля 2009 года № 8, суд при решении вопроса об условно-досрочном освобождении, фактически рассматривая вопрос о предоставлении права на свободу либо о лишении такового права, вынес решение о лишении меня права на свободу, то есть ограничил моё право, по основаниям не указанным не в одном Федеральном законе и вынес решение об ограничении права, по основаниям не свойственным целям ограничения права, а именно целям, изложенным в статье 55 Конституции (в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства). С учётом того, что фактически я лишён права на свободу по причинам не указанным не в одном Федеральном законе в соответствии с которым моё право может быть ограничено, решение суда, не является справедливым и законным.

Поскольку в результате решения суда срок моего заключения стал существенно больше срока заключения, который мог бы иметь место до вынесения этого решения, то такого рода наказание стало наказанием путём лишения свободы. В то же время предмет и цели Европейской Конвенции, и Конституции РФ, требуют, чтобы установление столь суровой меры наказания сопровождалось гарантиями, содержащимися в статье 5, 6, 7 Конвенции и статье 55 Конституции.

Таким образом, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Судом не правильно применён уголовный закон. Судом допущено грубейшее нарушение требований Уголовно-процессуального Закона, Конституции, Европейской конвенции, решение вынесено без учёта правовых позиций Конституционного суда РФ и Европейского Суда, изложенных в их окончательных решениях. Безусловно, что судом при рассмотрении моего ходатайства об условно-досрочном освобождении допущено нарушение статьи 6 Европейской Конвенции, статьи 46 Европейской Конвенции, статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 года N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», Федерального Закона «О введении в действие уголовно-процессуального кодекса РФ» статьи 1 УПК РФ, статьи 3 УИК РФ,  ч.4 статьи 7 УПК РФ, главы 35 УПК РФ, статьи 17 УПК РФ, статей 73; 74; 75; 87; 88 УПК РФ, так как суд лишил меня права на свободу по основаниям не указанным в законе.

Это является грубейшим нарушением моих прав, гарантия соблюдения которых закреплена в части 3 статьи 55 Конституции, в статье 5, 6, 7 Европейской Конвенции, и является прямым основанием для отмены состоявшегося судебного решения.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 401.15 УПК РФ, Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 21 04 2009года № 8 «О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ, ЗАМЕНЫ НЕОТБЫТОЙ ЧАСТИ НАКАЗАНИЯ БОЛЕЕ МЯГКИМ ВИДОМ НАКАЗАНИЯ», ПОСТАНОВЛЕНИЕМ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 20 12 2011 г. N 21 «О ПРАКТИКЕ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ИСПОЛНЕНИИ ПРИГОВОРА»,

прошу;

  1. Отменить Постановление?? районного суда?? области от??? и все последующие решения по делу.
  2. Вынести решение о моём условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания, либо направить дело на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.
  3. Прошу обеспечить моё личное участие в рассмотрении судом моей кассационной жалобы с использованием видеоконференции??? областного суда с ФКУ ИК-? при помощи программы «СКАЙП».
  4. Оповестить о принесении мною кассационной жалобы адвоката по назначению суда????

Прилагаю:

  • Копию постановления??? районного суда от???.
  • Копию постановления суда апелляционной инстанции от ????

 

ФИО дата подпись

 

__________________________________________________________________________

 

Европейский суд по правам человека Страсбург, Франция

European Court of Human Rights

Council of Europe

F — 67075 Strasbourg-Cedex 

От??? находящегося в ФБУ ИК-? УФСИН РФ по??? области,

по адресу:?????? ТОЧНЫЙ АДРЕС

Высокая Договаривающаяся Сторона: Российская Федерация

Жалоба

 

В соответствии со ст. 34 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Заявление

 

По моему мнению власти Российской Федерации нарушили моё право соблюдение которого гарантировано статьями : 5, 6, 7, 13 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а так же допускает при рассмотрении моего дела нарушение ст. 46 Конвенции — обязательная сила и исполнение постановлений Европейского суда, и допускает дискриминацию нарушая ст. 14 Конвенции.

Прошу направить в мой адрес ???? бланк для официального обращения в Европейский суд.

ФИО, дата, ПОДПИСЬ ОБЯЗАТЕЛЬНА

___________________________________________________________________________________

ЭТО ПРИБЛИЗИТЕЛЬНАЯ СХЕМА ВОССТАНОВЛЕНИЯ НАРУШЕННОГО ПРАВА И ПО НАШЕМУ МНЕНИЮ ОНА БУДЕТ ЭФФЕКТИВНА. МОЖНО, И ДАЖЕ НЕОБХОДИМО НАПАВИТЬ И ЖАЛОБУ В ПОДЯДКЕ НАДЗОРА. ДАЛЕЕ ЕЁ ПРИБЛИЗИТЕЛЬНЫЙ ТЕКСТ.

В Судебную коллегию по уголовным делам ВС РФ от ?? находящегося в ФКУ ИК-? УФСИН России по?? области расположенном по адресу:??.

ЖАЛОБА В ПОРЯДКЕ НАДЗОРА

(в соответствии со ст.412.2;412.3 УПК РФ)

Постановлением ?? районного суда ?? области от ??? мне отказано в удовлетворении моего ходатайства об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания.

Постановлением?? областного суда от ?? постановление ??? районного суда Ивановской области от ?? оставлено без изменения, моя апелляционная жалоба и апелляционная жалоба назначенного мне судом первой инстанции адвоката оставлены без удовлетворения.

Постановлением судьи ??? областного суда от ??? мне отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

С постановлением??? районного суда??? области от??? и всеми последующими решениями по делу  не согласен полностью по следующим основаниям;

  1. Пункт 1 статьи 7 Европейской Конвенции гласит:

      «Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность….»

Пункт 1 статьи 6 Европейской Конвенции гласит:

«Каждый… при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое… разбирательство дела… независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона».

Пункты 1 статьи 7 Европейской Конвенции гласят:

«Никто не может быть осуждён за совершение какого-либо деяния или за бездействие, которое согласно действовавшему в момент его совершения национальному или международному праву не являлось уголовным преступлением. Не может также налагаться наказание более тяжкое, нежели то, которое подлежало применению в момент совершения уголовного преступления.

В силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы, причём международный договор Российской Федерации имеет приоритет перед законом при наличии коллизии между ними.

Федеральным законом от 30.03.1998 N 54-Ф.З. ратифицирована «Конвенция о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней».

Ратифицируя Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Российская Федерация признала юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов.

Таким образом, как и Конвенция о защите прав человека и основных свобод, решения Европейского Суда по правам человека, в той части, в какой ими, исходя из общепризнанных принципов и норм международного права, даётся толкование содержания закреплённых в Конвенции прав и свобод, включая право на доступ к суду и справедливое правосудие, являются составной частью российской правовой системы.

Как следует из положений статьи 46 Конвенции, статьи 1 Федерального закона от 30.03.1998 N 54-Ф.З. «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», правовые позиции Европейского Суда по правам человека, которые содержатся в окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов.

Как следует из положений подпункта «b» пункта 3 статьи 31 Венской конвенции о праве международных договоров, при рассмотрении гражданских и уголовных дел, а также дел об административных правонарушениях суд вправе учитывать правовые позиции, изложенные в иных постановлениях, а также в решениях Европейского Суда о приемлемости. Правовая позиция вырабатывается Европейским Судом исходя из конкретных обстоятельств дела и с учётом положений законодательства государства-ответчика. Данные обстоятельства необходимо иметь в виду при реализации соответствующей правовой позиции в ходе рассмотрения конкретного дела.

В Постановлении Президиума ВС РФ, о применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней, которое Президиум ВС РФ вынес 27 июня 2013 года указано для судов:

«С целью эффективной защиты прав и свобод человека судами учитываются правовые позиции Европейского Суда, изложенные в ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении других государств — участников Конвенции. При этом правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшим предметом анализа и выводов Европейского Суда».

Европейский Суд при рассмотрении дела Св. Жермены, дела Кэмпбелл (Campbell) и Фелл (Fell) против Соединенного Королевства,  Энгель (Engel) и другие против Нидерландов сформулировал в окончательных решениях по этим делам ряд правовых позиций.

При рассмотрении Европейским Судом дела Св. Жермены, подробно обсуждался вопрос о сути досрочного освобождения и о лишении индивидуума права на него. В деле Св. Жермены Апелляционный суд (национальный суд) отметил, что, «хотя по своей форме досрочное освобождение может рассматриваться как предоставление льготы, фактически потеря такой возможности является наказанием или утратой заключённым его права». Европейский Суд, по этому делу  не посчитал, что различие между льготой и правом окажет ему существенную помощь в решении данного дела. Значительно важнее практика применения досрочного освобождения. Заключённый подлежит освобождению в день, который определён и сообщён ему властями сразу после начала отбытия наказания, если только впоследствии его не лишат этого права в результате дисциплинарного разбирательства. Таким образом, заключённый получает законное основание надеяться на то, что он получит освобождение до истечения, установленного судом срока наказания. Следствием лишения этого права является продолжительность тюремного заключения сверх ожидаемого заключённым срока. Подтверждение сказанному можно найти в следующем фрагменте, взятом из решения лорда Судьи Уоллера по делу Св. Жермены: «…Обычно… заключённому по прибытии в тюрьму после вынесения приговора сообщают о максимальном сокращении срока, т.е. называют дату его досрочного освобождения. Независимо от того, является ли это его правом или льготой, заключённый может рассчитывать на досрочное освобождение в указанный властями день, если только не будет вынесено решение о лишении его права на такое освобождение. Таким образом, совершенно несущественно, является ли досрочное освобождение правом или льготой. Достаточно просто проанализировать дело X, который лишился права на зачёт 720 дней, и в результате ему пришлось провести в заключении почти два года сверх первоначально объявленной даты его досрочного освобождения. Таким образом, он утратил весьма существенную льготу» (All England Law Reports, 1979, v. 1, p. 723 j-724 b).

 

В нарушение ст. ст. 2; 4; статьи 17 и 18; статьи 46, части 1 и 2; статьи 52; статьи 55 Конституции Р.Ф., пункта 6 постановления Пленума ВС РФ от 21 апреля 2009 года № 8, Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», статьи 46 Европейской Конвенции, Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. №21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней», ??? районный суд ??? области, в уголовном процессе, при решении вопроса об условно-досрочном освобождении, фактически рассматривая вопрос о предоставлении права на свободу либо о лишении такового права, вынес решение о лишении меня права на свободу, то есть ограничил своим решением моё право на свободу отказав мне в условно-досрочном освобождении, путём использования предоставленных администрацией ФКУ ИК-? УФСИН России по??? области, так называемых доказательств, которые не свидетельствуют о том, что мною совершено за время отбывания наказания каких либо действий уголовного характера, то есть вынес решение по основаниям не указанным не в одном Федеральном законе и вынес решение об ограничении права, по основаниям не свойственным целям ограничения права, а именно целям, изложенным в статье 55 Конституции (в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства),  что является нарушением статьи  7 Европейской Конвенции. Поскольку в результате решения суда срок заключения стал существенно больше срока заключения, который мог бы иметь место до вынесения этого решения, то такого рода наказание стало наказанием путём лишения свободы (даже если формально это не так) по основаниям не указанным не в одном Федеральном Законе.

 Таким образом, принимая во внимание природу и суровость наказания, безусловно, что ??7 районный суд ??? области, при рассмотрении моего дела допустил нарушение статей 5; 6; 7 Европейской Конвенции, так как с учётом того, что фактически я лишён права на свободу по причинам не указанным не в одном Федеральном законе в соответствии, с которым моё право может быть ограничено, решение суда, не является справедливым и законным. Именно это служит основанием для отмены постановления ??? районного суда ??? области от ?? и всех последующих решений по делу.

 

  1. В СООТВЕТСТВИИ С ПУНКТАМИ 5, 6 ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 21 апреля 2009 г. N 8 «О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ, ЗАМЕНЫ НЕОТБЫТОЙ ЧАСТИ НАКАЗАНИЯ БОЛЕЕ МЯГКИМ ВИДОМ НАКАЗАНИЯ», фактическое отбытие осуждённым предусмотренной законом части срока наказания в соответствии с частью 3 статьи 79 УК РФ и частью 2 статьи 80 УК РФ не может служить безусловным основанием для условно-досрочного освобождения или замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Вывод суда о том, что осуждённый для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания или заслуживает замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, должен быть основан на всестороннем учёте данных о его поведении за весь период отбывания наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства или представления. При этом суду следует учитывать мнение представителя исправительного учреждения и прокурора о наличии либо отсутствии оснований для признания лица не нуждающимся в дальнейшем отбывании наказания или замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

В практике судов не должно быть случаев как необоснованного отказа в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осуждённых, не нуждающихся в полном отбывании назначенного судом наказания, так и необоснованного освобождения от отбывания наказания. Суды не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания по основаниям, не указанным в законе, таким, как наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осуждённым вины, кратковременность его пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д.

Взыскания, наложенные на осуждённого за весь период отбывания наказания, с учётом характера допущенных нарушений подлежат оценке судом в совокупности с другими характеризующими его данными. При этом наличие или отсутствие у осуждённого взыскания не может служить как препятствием, так и основанием к его условно-досрочному освобождению или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

 

После подачи мною в суд ходатайства об условно-досрочном освобождении администрация исправительного учреждения, выносит на заседании административной комиссии заключение о целесообразности либо нецелесообразности моего условно-досрочного освобождения от дальнейшего отбывания наказания.  Заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности либо нецелесообразности моего условно-досрочного освобождения от дальнейшего отбывания наказания выносится в любом случае на основании характеристики на осуждённого, в которой должны содержаться данные о поведении осуждённого, его отношении к учёбе и труду во время отбывания наказания, об отношении осуждённого к совершенному деянию. Таким образом, администрации исправительного учреждения направляет в суд документы, в которых и содержатся вышеуказанные данные, которые являются в соответствии с ч.1 и п.6 ч.2 ст74 УПК РФ  доказательствами, которыми и обосновано заключение о нецелесообразности моего условно-досрочного освобождения.

Данные обстоятельства подлежали доказыванию при производстве по уголовному делу, так как администрация исправительного учреждения обосновала своё заключение именно этими доказательствами, на которые и было предложено суду сослаться при лишении меня права на свободу, хоть и условно досрочно.

Мне по прибытии в колонию после вынесения приговора было сообщено о максимальном сокращении срока, т.е. была названа дата моего досрочного освобождения, которая наступала по истечению 2/3 срока наказания. Таким образом, я мог рассчитывать на досрочное освобождение в указанный день, но суд вынес решение о лишении меня права на такое освобождение мотивируя своё решение тем, что мною якобы допущено большое количество нарушений дисциплины, и так далее, т.е. мотивируя своё решение формулировкой взятой из заключения администрации ФКУ ИК-? о  нецелесообразности моего условно-досрочного освобождения.

Таким образом, суд вынес окончательное решение о лишении меня права на свободу, хоть и условно-досрочно, которое обосновал, без исследования на предмет допустимости и законности, сведениями о том, что мною якобы допущено большое количество нарушений дисциплины,  и тому подобное, мотивируя свой отказ в рассмотрении и исследовании данных сведений на предмет законности допустимости и достоверности тем, что якобы «вопросы законности наложенных взысканий, вопреки доводам стороны защиты, не подлежат рассмотрению судом в судебном заседании, поскольку находятся за пределами компетенции суда, разбирающего ходатайство о возможности условно-досрочного освобождения». Суд указал ошибочно, что «обозначенные осуждённым вопросы законности наложения на него взысканий, в т. ч. и в части правомочности дисциплинарной комиссии учреждения ИК-? подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства в порядке гл. 25 ГПК РФ».

Утрата мною реального права на досрочное освобождение в результате отказа суда в удовлетворении моего ходатайства об условно-досрочном освобождении по мотивам имеющихся в распоряжении суда сведений о ??? дисциплинарных наказаниях, которым я был подвергнут во время лишения свободы, повлекли за собой столь серьёзные последствия в отношении продолжительности моего заключения в местах лишения свободы, что данные дисциплинарные наказания должно рассматриваться для целей Конвенции как наказания за «уголовные» правонарушения, что не соответствует фактическим обстоятельствам дела, так как все наказания, по характеру, являются всего лишь наказаниями за незначительные нарушения внутри тюремной дисциплины. В то же время предмет и цели Конвенции требуют, чтобы установление столь суровой меры наказания сопровождалось гарантиями, содержащимися в статье 6 Конвенции, что свидетельствует о том, что суд обязан был рассмотреть дисциплинарные наказания на предмет возможного нарушения статей 5; 6; 7 Конвенции при их наложении, и на предмет их характера, ведь лишение индивидуума свободы, как мера наказания, носит карательный характер и относится к «уголовной» сфере права.

Вопросы законности наложенных взысканий, подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства в порядке гл. 25 ГПК РФ. Вопросы же оценки дисциплинарных наказаний, в том числе с точки зрения характера допущенных нарушений, а именно, носят ли они уголовный характер, либо являются несущественными нарушениями внутри тюремной дисциплины, отнесены законодателем к обязанности районного суда по месту отбывания наказания. В моём случае к обязанности ??? районного суда.

Таким образом, с целью эффективной защиты моих прав и свобод, ??7 районному суду??? области, с учётом правовых позиций Европейского Суда, изложенных в ставших окончательными постановлениях по делам: Кэмпбелл и Фелл против Соединенного Королевства (Судебное решение от 28 июня 1984 г.), Энгель и другие против Нидерландов (Судебное решение от 8 июня 1976 г.), необходимо было подвергнуть оценке, в том числе с точки зрения их характера, дисциплинарные наказания, которые по своей юридической природе и последствиям при рассмотрении??? районным судом моего ходатайства стали уголовными наказаниями так как я лишён права на свободу фактически за то, что я «курил в неположенном месте», «не был на завтраке», «вынес продукты питания из столовой», и так далее.

Таким образом, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Судом не правильно применён уголовный закон. Судом допущено грубейшее нарушение требований УПК РФ, Конституции и Европейской конвенции. Решение вынесено без учёта правовых позиций Конституционного суда РФ и Европейского Суда, изложенных в их окончательных решениях. Безусловно, что судом при рассмотрении моего ходатайства об условно-досрочном освобождении допущено нарушение статьи 6 Европейской Конвенции, статьи 46 Европейской Конвенции, статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 года N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», Федерального Закона «О введении в действие уголовно-процессуального кодекса РФ» статьи 1 УПК РФ, статьи 3 УИК РФ,  ч.4 статьи 7 УПК РФ, главы 35 УПК РФ, статьи 17 УПК РФ, статей 73; 74; 75; 87; 88 УПК РФ, так как суд положил в основу решения по делу, без их исследования на предмет законности и допустимости, сведения предоставленные администрацией ИУ, полученные с грубейшим нарушением статей 5 Европейской Конвенции. Именно это служит основанием для отмены постановления ???районного суда ??области от ???и всех последующих решений по делу.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 412.5 , 412.6, 412.9, 412.10, 412.11, 412.12 УПК РФ,

П Р О Ш У:

  1. Отменить Постановление??? районного суда??? области от ???;
  2. Передать мою надзорную жалобу, вместе с истребованным предварительно делом, на рассмотрение в Президиум Верховного Суда РФ, с постановкой вопроса об отмене Постановление??? районного суда ???области от ???и передаче дела на новое рассмотрение судом первой инстанции;
  3. По материальным причинам отказываюсь от услуг адвоката.

Приложение:

— копия постановления ???районного суда??? области от???;

— копия постановления ???областного суда от????;

— копия постановления судьи???? областного суда от????.

После рассмотрения моей жалобы по существу прошу направить в мой адрес прилагаемое.

ФИО дата подпись

_____________________________________________________________________________________

Далее необходимо будет заполнить формуляр жалобы, поступивший из ЕСПЧ.

Если администрация ИУ препятствует отправлению жалобы в ЕСПЧ и бороться с ней означает получить дополнительные трудности, отправку жалобы и переписку от вашего имени может осуществить Ваш предстваитель, уполномачиваемый обычной рукописной доверенностью, либо просто – от Вашего имени, если вы ему доверяете.

Европейский Суд будет вести с Вами переписку отправляя корреспонденцию на ЛЮБОЙ указанный Вами адрес, однако, о наличии препятствимй со стороны ФСИН необходимо в жалобе будет все-таки указать.

 

По вопросам, связанным с выполнением работы по составлению жалоб, ходатайств, заполнению формуляра – обращайтесь к  Валентине Андреевне Кучевской (достаточно Вашего желания, чтобы получить необходимые разъяснения). И помните, что работу за вас никто не сделает, руки опускать нельзя.

Если Вы правы – боритесь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *