Новости Благотворительного фонда «Протяни Руку»

Знакомьтесь, друзья:

Лиза, 3 года, и ее мама Наталья.

В понедельник они вышли на свободу. Наталья — из колонии №1 в Головино Владимирской области, Лиза — из дома ребенка при колонии.

Их встретил директор фонда «Протяни руку» Михаил Шевелев и вручил им то, на что некоторые из вас жертвовали деньги, — дорожный комплект для освободившейся мамы: рюкзак с детскими вещами, пледом, игрушкой, предметами гигиены, телефоном с оплаченными на месяц услугами связи и — коляску.

Читать далее

Ольга Герман — ОНК Свердловской области

Жалобу в прокуратуру написал осужденный, который работает на бирже ИК-15 пос.Сосьва. Это тяжелый многочасовой труд, связанный с древесиной. Он не вяжет мочалки. Он обогащает УИС. У него нет шансов на УДО, так как поощрений ему никто не «выписывает», ему не изменят вид учреждения и никаким образом право на «смягчение своей участи» ему никто не даст, как, впрочем, и денег.

10670085_1503614099896182_5193271227926227822_n10616036_1503614096562849_5323687432662799407_n

Информация о наличии в судах общей юрисдикции Москвы и в МГС систем аудио-, видеофиксации и протоколирования хода судебного заседания

1331664731_626525_49

Мария Серновец

Уверена, что многие из моих коллег неоднократно задумывались над тем, почему столь велика разница между судопроизводством в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах. Меня, например, такие мысли стали посещать лет 5-ть тому назад. Скажу честно, разницу в особенностях судопроизводства в судах общей юрисдикции и в системе арбитражных судов я списывала на уровень профессионализма, присущего судьям арбитражных судов, которые всегда считались элитой судейского сообщества, а также на желание руководства Высшего арбитражного суда сделать систему арбитражных судов цивилизованной и, главное, открытой. Согласитесь, трудно выносить сомнительные решения, когда любой может войти в открытую для доступа базу судебных решений, прочитать и оценить их.

С годами, как мне кажется, юристы-судебники смирились с мыслью о том, что порядок и открытость присущи арбитражным судам, а вот в судах общей юрисдикции о таких категориях приходилось только мечтать.

Так сложилось, что летом 2013 г. лично-профессиональные обстоятельства заставили меня задуматься о том, почему же существует такая разница в судопроизводстве судах общей юрисдикции и арбитражных судах, почему государство обошло вниманием суды общей юрисдикции, где решаются судьбы людей, что в тысячи раз дороже коммерческих интересов всех организаций вместе взятых.

Читать далее

Очередь в Следственный изолятор №5 (СИЗО 5) — свидетельство плохой работы УФСИН России по г. Москве

Те, кого мучает ностальгия по оставшимся в прошлом очередям за дефицитом, а также и те, кто родился позже, но желает взглянуть на это безобразное зрелище – приходите рано утром к Следственному изолятору № 5 (СИЗО 5), что расположен в Москве на улице Выборгской. Там, у стен этого заведения, официально именуемого  «Федеральное казенное учреждение «Следственный изолятор №5 Управления федеральной службы исполнения наказаний по г. Москве» (ФКУ СИЗО-5 УФСИН России по г. Москве), засветло собираются адвокаты и следователи, чтобы записать на тетрадном листе свою фамилию и инициалы.

Читать далее

Вне зоны действия: Надежда Толоконникова о московских тюрьмах

Участницы Pussy Riot вместе с журналистами Polit.ru, New Times и других СМИ запустили издание «Медиазона». По просьбе «Города» Надя Толокно написала, почему читать про суды, тюрьмы и аресты — это признак цивилизованности и какое это все имеет отношение к жизни нарядных горожан в Москве.

«Бутырка»

Бутырский следственный изолятор — старейшая московская тюрьма

Читать далее

Правозащитники спорят с Минюстом о силовых приемах

Snimok_ekrana_2014-07-25_v_18.33.55

Члены президентского Совета по правам человека (СПЧ) вчера выступили с критикой подготовленных Минюстом законодательных поправок, расширяющих основания применять силу к заключенным. По мнению правозащитников, формулировки поправок «расплывчаты» и дают сотрудникам Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) возможность «несоразмерного применения» насильственных действий.

Подготовленные Минюстом поправки в законодательство о содержании заключенных, которые вызвали недовольство у членов СПЧ, уже одобрены комиссией правительства по законопроектной деятельности. Раньше в законе «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» не было норм, которые регламентируют применение надзирателями физической силы при сопротивлении заключенных. Недовольство правозащитников вызвали формулировки, которые, по их мнению, предполагают слишком широкое толкование. Так, например, согласно законопроекту, сотрудники колоний и СИЗО смогут применять физическую силу, в том числе боевые приемы борьбы, если несиловые способы не действуют (правозащитникам непонятно, что имеется в виду под понятием «несиловые способы»). Если заключенные своим поведением дают основание полагать, что могут совершить побег либо причинить вред окружающим или себе, сотрудники ФСИН будут иметь право надеть на них наручники или «иные средства ограничения подвижности». Если наручников нет, конвоир сможет использовать «подручные средства связывания».

Читать далее

Михаил Федотов: закон об УДО может быть изменен в пользу больных

3950116_7244833

Нет ничего хуже заболеть в тюрьме.  Потому как ты не можешь ни к доктору, которому доверяешь, пойти, ни даже таблетки, которые тебе помогают, в аптеке купить. За решеткой больной  заключенный  целиком  и полностью во власти тюремного эскулапа. А  тот может на камеру, где 20 больных гриппом, дать 5 таблеток жаропонижающего. Или осмотреть арестанта через кормовое окно, не открывая двери. Если понадобится операция, то тут вообще дела плохи…  Именно к тюремной медицине у российских правозащитников было больше всего вопросов  в этом году.  Почему умирают больные на этапах? Почему врачи отказывают им в диагностике? Об этом наш разговор с главой  президентского  Совета по правам человека (СПЧ)  Михаилом ФЕДОТОВЫМ.

-Михаил Александрович, вы регулярно бываете в СИЗО и колониях по всей России. И как, по вашему, хорошо ли лечат за решеткой?

Читать далее

По команде вольно

5757

Комиссия правительства России по законопроектной деятельности одобрила законопроект, детально прописывающий процедуру, как держать потерпевшего в курсе перемен в судьбе преступника. Например, если преступник просится на волю раньше срока, у жертвы преступления есть право быть в курсе того.

Напомним, в прошлом году было принято несколько законов, расширяющих права потерпевших. В частности, у жертв преступления появилось право знать, что преступник выходит на свободу. Более того, слово потерпевшего получило вес и при решении вопроса об условно-досрочном освобождении осужденного. Однако, как отмечают специалисты, процедура уведомления потерпевших детально не прописана. Из-за этого возникает масса проблем. Например, рассмотрение дела порой затягивается, так как суды ищут потерпевшего и не могут найти.

Читать далее

Народец-то неприятный

ksenii-kolesnikovoj-olga-romanova-44935084

Законопроект, разрешающий бить осужденных, почти одобрен

А вообще, конечно, начальству можно посочувствовать. Народ у него выдался неприятный, особенно тюремный. Что и говорить — ведь там не меньше 70 процентов реальных преступников. Разные источники сообщают, что около трети — не преступники. И что? Тоже ведь не ангелы с крыльями, и характер в тюрьме портится, и жены бросают, часто за дело. Кто-то ругается, кто-то не умывается, кто-то права качает. А тюрьма-то, спрашивается, разве виновата, что их суд сюда посадил? Да ни капли. Есть такая работа — решения суда исполнять и общество от неприятностей оберегать. Тяжелый, неблагодарный труд.

Читать далее

«Рабский труд заключённых в современной России» — доклад Уральского демократического фонда

В Челябинске, 10 сентября 2014 года в Информационно-аналитическом центре по адресу: ул. Елькина, д. 45 состоится пресс-конференция по представлению доклада«Рабский труд заключённых в современной России».

Доклад выполнен в рамках проекта Уральского демократического фонда «Мониторинг нарушений прав человека, связанных с трудом осуждённых в уголовно-исполнительной системе Челябинской области».

Читать далее