Архив метки: ОНК

Вопрос о применении наручников

5757

При проведении проверки ОНК в колонии выявили ужасные случаи пристегивания осужденных и подследственных(ПФРСИ) наручниками к отсекающей решетке в помещении ШИЗО. Пристегивают ради их блага в положении «дельфин» руки за спину и просунуты сквозь решетку. Есть фото.

В таком положении осужденный, подследственный находится долгое время, последний случай с 9 июня по настоящее время. Администрация колонии таким образом проявляет заботу о человеке и заявляет, что осужденный, подследственный имел намерения нанести себе порезы, и ссылается на ст.ст. 28-30 ФЗ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» http://www.rg.ru/1993/08/25/turmy-site-dok.html. , а также на ФЗ103 и УИК( применение спецсредств). Прокуратура и СК также не видят в этом нарушения, а последние выносят отказы в ВУД.

Кто-нибудь может подсказать ссылку на закон, инструкцию или другой НПА о временном отрезке нахождения в наручниках.

Читать далее

Ольга Герман — ОНК Свердловской области

Жалобу в прокуратуру написал осужденный, который работает на бирже ИК-15 пос.Сосьва. Это тяжелый многочасовой труд, связанный с древесиной. Он не вяжет мочалки. Он обогащает УИС. У него нет шансов на УДО, так как поощрений ему никто не «выписывает», ему не изменят вид учреждения и никаким образом право на «смягчение своей участи» ему никто не даст, как, впрочем, и денег.

10670085_1503614099896182_5193271227926227822_n10616036_1503614096562849_5323687432662799407_n

Тайны «Матросской тишины»: какие эксперименты ставят над заключенными в главной тюремной больнице Москвы

2985329_5189356

«Забудьте все, что вы знали о врачах, если встретите когда-нибудь доктора Мадояна. Забудьте о таких словах, как «лекарство», «спасение», и помните о других — «боль» и «смерть». Он не обратит внимания на ваши слезы, останется глух к мольбам», — это произнесла мать девушки, которая была на грани жизни и смерти. Но чего только не скажешь, когда на твоих глазах угасает единственная дочь? А потом я услышала нечто подобное еще от одного, и еще, и еще…

Самсон Мадоян — главный тюремный доктор Москвы. За все время только один пациент сказал мне, что Мадоян хорошо лечит. Это был генерал Колесников, выбросившийся вскоре из окна.

Читать далее

Анна Каретникова: СИЗО-2

rubric_issue_event_603540

Ну вот, сегодня в СИЗО-2 мы наконец-то увидели вареный картофель, который может быть признан практически идеальным без всякой натяжки. Вот просто цельные полуклубни в чанах. Не развалившиеся. Не превращенные в странную жижу, в которой что-то плавает. Просто наконец вареный картофель. Без преувеличений. Как дома. У меня в кастрюле получается именно такое. Респект. При доставке в камеры он, естественно, слегка деформировался, но и в мисках была нормальная картошка, просто как если бы ее слегка поломали. Я тоже ее ломаю обычно, прежде чем есть. Вот в данном случае мне как раз жаль, что нам не дают воспользоваться фотоаппаратом. Картошку надо сфотографировать и показывать другим пищеблокам, которые считают, что картошка должна быть жидкой и иной получаться не может. Будьте реалистами, требуйте невозможного. (с)

Спасибо огромное, здесь достигают невозможного. Вообще всем спасибо, кто слышит и помогает.

Читать далее

Правозащитникам не нужны председатели

Правозащитное сообщество приступает к разработке поправок в закон об общественном контроле за местами заключения. Общественников не устраивает, что полномочия сосредоточены в руках председателей Общественных наблюдательных комиссий (ОНК) – чаще всего бывших работников силовых структур.

Поправками в закон займется Совет по развитию общественного контроля при комитете Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций. Правозащитники, как выяснила «НГ», действительно намерены лишить председателей ОНК нынешних административных полномочий, отдав под их ответственность вопросы организационно-технического характера. Кроме того, предлагается еще и переименовать председателей ОНК в неких координаторов.

Читать далее

Анна Каретникова: «О «шконарях»»

Народ, члены ОНК и все, подумайте над этим письмом о «шконарях» , поправьте его, дайте советы. Мы давно хотели обратить на это внимание. Буду признательна.

Уважаемый _______!

При посещении камер следственных изоляторов г. Москвы члены ОНК г. Москвы неоднократно слышали многочисленные жалобы на конструкцию кроватей, на которых спят подозреваемые, обвиняемые, осужденные. По словам спецконтингента, спать на имеющихся кроватях тяжело, больно, мучительно. У женщин на теле от этого возникают синяки. Заключенные вынуждены подкладывать под матрасы одежду, газеты, картон, однако при обысковых мероприятиях всё это зачастую выбрасывается. Матрасы – невысокого качества, кроме того, проваливаясь частями в отверстия между планками кроватей, они быстро сваливаются и приходят в негодность задолго до срока, когда они могут быть списаны.

Читать далее

Анна Каретникова: СИЗО-3

Там у существенной части общественных наблюдателей основная проблема — коммуникативная. Это ни для кого не секрет. Вот у нас там коммуникативная проблема с товарищем Цыгановым Александром Анатольевичем. Можно не разделять точку зрения федеральных законов по поводу досмотров членов ОНК, но не мешало бы тогда хотя бы эти законы наконец прочесть, а товарищ Цыганов цитирует их неправильно, теряя абзацы, уверяя, что именно им, законам, он и подчиняется. Но даже абстрагируясь от этого — ну почему нужно хлопать дверями, давить голосом, нарушать договоренности, издевательски, что ли, предлагать странные и неисполнимые на практике способы решения рабочих вопросов? И главное — постоянно пытаться демонстрировать свою крутизну и превосходство? Мы ни с кем ничем не меряемся. К чести сотрудников, лично я лишь несколько раз за весь срок работы сталкивалась с подобным поведением.

Читать далее

Анна Каретникова: «Не знаю я, как жить»

arest01

Не знаю я, как жить. Вернувшись из недолгого отпуска я на столе нашла примерно 20 писем из ФСИН, УФСИН, прокуратуры, МСЧ, СИЗО, и в основном смысл такой, что мы вам ничего не скажем, никуда не пустим, ничего не разрешим, вы сами во всём виноваты, а мы всегда правы. И чего-то на меня опять такая усталость навалилась… Примерно по двум причинам.

Первая: просто чтоб это прочесть бегло у меня полтора часа ушло. Я уж боюсь думать, сколько уйдет, чтоб это отсканировать, чтоб разослать нашему ответственному секретарю и членам ОНК, которые всё это писали, со мной обсуждали, подписывали… Я просто НЕ МОГУ работать без секретаря. А на эти письма надо действовать дальше — КОГДА? Я не очень понимаю. Читать далее

Боевые братства

220666640

Главой Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) в местах принудительного содержания Саратовской области в понедельник стал полковник запаса ФСБ Владимир Незнамов, а его заместителем – бывший директор областного управления ФСИН Леонид Шостак. Силовики попали в региональную ОНК в ходе дополнительного набора, который проводился по всей России: ранее членов ОНК могло быть до 20 в каждом субъекте, а теперь – до 40. Правозащитники полагают, что составы ОНК были расширены, чтобы укрепить «силовое лобби», которое защищает не заключенных от произвола, а администрации колоний от правозащитников. Той же цели служит и новый регламент формирования комиссий, позволяющий эффективнее «фильтровать» членов. И эти меры уже принесли свои плоды: правозащитникам стало сложнее работать, а осужденные утрачивают доверие к ОНК.

Вручение мандатов членам саратовской ОНК, а также назначение председателя и его заместителя состоялось в Саратове 11 августа. Большинство новых членов ОНК, которых донабрали этим летом в 54 регионах страны, мандатов пока только ждут.

Читать далее

Анна Каретникова: Жаль, что она умерла…

И моё личное кладбище пополнилось. В СИЗО умерла женщина, которой мы, как могли, пытались, но, как это бывает, не сумели и не успели помочь. Всё слишком поздно, всё слишком быстро… А она хорошая была, молодая, красивая. Болела. Хотела скорей на этап, хотела свои медицинские документы, мы взялись ей помогать. Взяли у нее согласие на помощь в сборе меддокументов. Не чтоб на врачей жаловаться. Чтоб у нее с собой были.
Вообще она веселая была, жизнерадостная. И срок был не очень большой.

Я хотела к ней зайти сегодня. «Я должен тебя огорчить…» — сказал мне начальник СИЗО. Я, уже, кажется, начиная понимать, что произошло, только спросила: «Про Наташу? Но ведь не совсем… огорчить?»

Совсем.

Читать далее